ЛитМир - Электронная Библиотека

- Давайте свои сумки.

- Да мы не...

Не успеваю договорить. Монфор каким-то волшебным образом умудряется ухватить правой рукой и мой рюкзак, и вещи Хэрри, а затем захлопывает ногой за нами дверь.

- Что вы стоите? Поднимайтесь наверх. Я чувствовала, что вы вернетесь.

- Но вы ведь не обладаете способностью предвиденья.

- Зато я слышу все, что происходит вокруг на расстоянии нескольких километров.

Женщина подмигивает мне, а я ошеломленно застываю. Это. Просто. Немыслимо.

Я открываю рот, а потом захлопываю его и взмахиваю руками в стороны.

- Ну, разумеется. Конечно, вы все это умеете.

- Привет, Хэрри! – искренне пропевает Мэри-Линетт и касается свободной рукой его плеча, на что мой брат внезапно дергает уголками губ и отстраняется.

- Мы еще работаем над самообладанием, – сообщаю я и замечаю, как лицо женщины вытягивается. Она виновато морщится, будто чувствует свою принадлежность к тому, что с ним случилось, и неуклюже прижимает ладонь к своей груди.

- Я не хотела.

- Порядок. Так, куда нам подниматься?

- Да, извини. – Женщина встряхивает черными волосами и вновь улыбается. – Идем. Я проведу, а потом принесу кушетку из второй гостевой комнаты. Вам ведь лучше спать в одной комнате, верно? Чтобы не было проблем.

- Да. – Я серьезно киваю, прекрасно понимая, о чем она говорит. – Так будет лучше.

Бросив вещи в спальне, расположенной напротив комнаты Ари, я оставляю Хэрри и спускаюсь вниз, чтобы помыть руки и заглянуть на кухню. Ссадины до сих пор пылают, а у Норин, возможно, еще осталось лекарство.

Я медленно плетусь по коридору, изучая старые снимки давно умерших людей, и на какое-то мгновение мне становится жутко: неужели все женщины, изображенные на фото, были ведьмами? Пробирает до костей. Я встряхиваю головой, сворачиваю к кухне и резко замираю, внезапно заметив, как Норин сидит напротив Джейсона, аккуратно обрабатывая рану на его груди. Эта женщина при мне лечила Хэрри, помогала Ари, она и сейчас делает то, что делала всегда, однако что-то не позволяет мне пройти дальше. Возможно, ее глаза, которыми она смотрит на сидящего перед ней мужчину. Возможно, ее неровное дыхание, которое плавает по комнате. Я застываю за дверным косяком и внезапно думаю, что, если я войду, я прерву нечто личное. Эти двое не отрывают друг от друга взглядов. И что-то в этих взглядах воспламеняет воздух. Неожиданно Джейсон делает одно движение. Нежное, откровенное и решительное одновременно. Он заправляет локон волос за спину Норин.

Я отворачиваюсь порывисто и стыдливо. Стремительно ухожу, разрезая движениями воздух. Слышу, как на кухне захлопывается дверь, и взлетаю по лестнице, будто бы умею отрываться от земли. Несусь по коридору и забываю о боли в ногах и спине, я просто хочу как можно скорее убежать от того, что увидел. От двух людей, которые смотрели друг на друга так, что даже я ощутил пронесшееся между их лицами электричество. Я врываюсь в комнату и вижу, что Хэрри лежит на кровати с закрытыми глазами. Наверно, уснул.

- Отлично, – отрезаю я, прокатившись пальцами по волосам. Осматриваюсь, вижу ту самую кушетку, о которой говорила Мэри-Линетт, а затем вдруг порывисто опускаю руки.

Я гляжу себе за спину, гляжу на дверь в спальню Ариадны и сглатываю.

Что-то щелкает у меня в голове. Что-то определенно неправильное и дефективное. Я схожу с места, не отдавая себе отчет в том, что делаю. Я бреду в ее комнату, и я закрываю за собой дверь, задергиваю шторы. Я падаю на кровать, прислонившись лицом к холодной подушке. Я зажмуриваюсь, втягиваю сладкий запах, ее запах и, клянусь, слышу голос Ари в своих мыслях.

«Соскучился?»

 ***

Я резко приподнимаюсь, услышав, звук битого стекла. Осматриваюсь, очутившись в кромешной темноте, проглотившей комнату, и только потом понимаю, что нахожусь не у себя дома, а в спальне Ариадны. Черт. Сжимаю в пальцах переносицу и спускаю с кровати ноги, их тут же овивает холодный, колючий воздух, но я не обращаю внимания. Сражаясь с черными точками, прыгающими перед глазами, я несусь к выходу и выбегаю из спальни, предчувствуя нечто паршивое. Иначе ведь не бывает, верно?

Решительно спускаюсь на первый этаж, подхватываю на ходу биту Хэрри, которую я сам оставил в коридоре, на случай непредвиденных обстоятельств, и плетусь дальше, даже не чувствуя страха. И это настораживает. Я должен испугаться, ведь, возможно, я бегу так рьяно на встречу с огромными неприятностями. Но я устал, я выжат, как лимон, и мне уже кажется, что умереть - непозволительная роскошь. Мойра Парки не так добра, чтобы взять и раскошелиться на билет в один конец.

На кухне горит свет, хотя сейчас середина ночи. Ненавижу все, что связано с ночью. Ненавижу темноту, тишину и идиотское чувство внутри, будто в это время суток простые вещи приобретают иные значения. Чушь. Наша фантазия – наш главный враг.

Я ловко перепрыгиваю через порог, стиснув в пальцах биту, но затем неуклюже биту опускаю, одновременно с тем, как воздух выкатывается из меня, словно снежный шар.

- Вы, должно быть, шутите, – шепчу я.

Норин Монфор и Джейсон сидят за столом, пьют чай. Хэйдан на корточках собирает в ладони уродливые стекла из-под сервизного набора, а Мэри-Линетт помогает ему кидать их в мусорный бак. Глаза закатываются сами собой, и я выдыхаю, понятия не имея, когда сирена в голове сигнализирует об опасности, и когда она взвывает абсолютно не по делу.

- Серьезно? – Спрашиваю я, расслабив плечи. – Чаепитие в три часа ночи?

- Никогда не поздно собраться вместе, – замечает Норин.

- Конечно. Странно, что я подумал совсем иное.

- И о чем ты подумал?

- Даже знаю, – я кидаю биту на пол и плетусь к столу, – например, о том, что в гости вновь пожаловал Люцифер. Он ведь любит внезапно объявляться.

- И ты решил забить его этой штукой?

- Я решил хотя бы попытаться.

- Это в тебе и привлекает, мальчик, – улыбается Мэри-Линетт, искоса поглядывая на меня. – Ты настолько уверен в себе, что даже не понимаешь, как глупо выглядишь.

- Спасибо, – киваю женщине и сажусь рядом с Джейсоном, – вы как всегда все верно подметили. Хэрри, – смотрю на брата, – ты в порядке? Не поранился?

Он не отвечает, лишь неуклюже покачивает головой, а затем приподнимается с пола, поправляет квадратные очки и робко опускается на стул, притаившийся рядом со мной.

Откашливаюсь и сцепляю в замок замерзшие ладони. Такое ощущение, будто в этом доме не включают отопление. Из треснутых щелей деревянных рам на кухню врываются  ледяные порывы то ли поздней осени, то ли отчаяния, и мы погружаемся в молчание, из-за которого звенит между висков. Норин протягивает мне тарелку с вафлями, Мэри ставит на край овальную, черную чашку, и я неожиданно и сам радуюсь, что мы собрались здесь так поздно, с целью попить чай и немного погреться в абсолютно промозглой ситуации.

- Я надеюсь, вы не против, что мы пришли, – говорю я скорее ради приличия, внутри нет никакой вины. Мне кажется, только здесь мы и должны быть.

- Конечно, нет, – отвечает Норин Монфор, обижено вздернув подбородок.

- Что будем делать? – Мэри-Линетт царапает деревянное покрытие, придвигая стул к краю стола, а я с интересом перевожу на нее взгляд.

- Будем искать, – заявляет Джейсон. – У нас не так уж и много вариантов.

- Целых три, – вмешивается Норин, – Аллен, Роттер и Этел.

- Кто это?

- Три разные семьи, точнее три разных клана, в их роду были ведьмы водной стихии.

- Так просто? – Хмурюсь я. – Этот дар... или энергия передается по наследству?

- Что-то вроде того, – соглашается Мэри-Линетт, подперев подбородок ладонью. – Я не помню, от кого ко мне перешла стихия воздуха, но Ари унаследовала огонь от Силест.

- Кажется, так звали вашу маму... ее бабушку, правильно?

- Да. То есть мы можем сделать вывод, что кто-то в роду Аллен, Роттер или же Этел обладает на данный момент нужными нам способностями. Осталось понять, кто именно.

30
{"b":"558742","o":1}