ЛитМир - Электронная Библиотека

- Я была заперта так долго, Мэтти. Я устала прятаться.

- От кого?

- От себя. Я была рождена для этого, Мэттью, – шепчет она, прикоснувшись носом к моей щеке. – Ничто так не сладит мужские уста, как мои губы. Ничто так не согревает, как мои объятия. Я здесь, чтобы сводить с ума, пленять и лишать рассудка, я здесь, чтобы тебе больше не приходилось страдать, ты ведь так одинок, Мэтт, разбит, сломлен. – Она нежно прокатывается ладонями по моему лицу и по моим плечам, а я не ощущаю ничего, кроме безумного желания, как можно скорей привести Норин в чувство; я резко подаюсь вперед, поворачиваю девушку к себе спиной и прижимаю к ее лицу полотенце с хлороформом.

Норин впивается содранными ногтями мне под кожу.

- Тише, тише, – сбивчиво рычу я, не позволяя ей вырваться. – Скоро он подействует.

Женщина дергается, будто сумасшедшая, извиваясь и выкрикивая мое имя. Вскоре у меня не остается сил, а этот чертов хлороформ не помогает. Что за дьявол? Я раздраженно зажмуриваюсь, до скрипа сжимаю челюсть, но ничего не меняется. Ничего! Наконец, меня одолевает судорога, руки буквально валятся вниз. Я взываю от боли, а Норин Монфор уже в следующее мгновение оказывается на свободе.

- Черт, – потираю вспотевшими пальцами локти, – почему вы еще стоите, мать вашу!

- Ты, – сгорбившись, шипит девушка, растопыривает пальцы и нагибается, готовая в это же мгновение разодрать мне глотку. Я не видел ничего подобного! Ее лицо становится совсем иным, бледным, проступают черные, кривые вены, пульсирующие от напряжения.

Она гортанно усмехается, а у меня желудок скручивается от спазма. Что дальше?

Норин Монфор налетает на меня, словно гарпия. Я ловко уворачиваюсь, но она лихо проходится ногтями по моей спине, и я стискиваю зубы от колючей боли. Черт, как я могу драться с тетей Ари? Это же безумие. Раздраженно поджимаю губы и разворачиваюсь как раз в тот момент, когда девушка в очередной раз несется на меня с дикими глазами. Что ж, иного варианта нет. Подхватываю с тумбочки светильник, и, едва Норин протягивает руки к моему лицу, огреваю ее им по затылку. Блондинка неуклюже валится вниз, а я морщусь:

- Простите.

Дерьмо. Надеюсь, я не навредил ей. Ставлю светильник на место и присаживаюсь на корточки, чтобы проверить ее пульс. К счастью, Норин просто отключилась.

- Отлично, вот и поговорили.

Грузно выдыхаю и поднимаю Монфор с пола. Она превратилась в такую худощавую девушку, что почти ничего не весит. Прямо как Ари. Ари тоже мелкая.

Черт, почему мысли об Ари постоянно атакуют голову? О чем бы я ни думал, что бы ни пытался сделать, Ариадна появляется перед глазами и портит все, к чему прикасается.

Я спускаюсь по лестнице и слышу, как подростки посвистывают мне вслед. Не знаю, что именно они пытаются мне сказать своим мычанием, пусть и догадываюсь, что вряд ли это нечто хорошее. Но мне наплевать. Я криво улыбаюсь и киваю, когда Лорри Фельдман  похлопывает меня по плечу, будто отец, возгордившийся сыном, и недовольно закатываю глаза, едва он остается позади. Сборище кретинов.

- Мэтт?

Я торможу на очередном повороте и разворачиваюсь, едва не ударив голову Норин о дверной косяк. Лучше бы не разворачивался.

- Мэтт, кто это? – Джиллианна растерянно морщит нос, разглядывая девушку в моих руках. Она постоянно морщит нос, когда о чем-то думает. А я постоянно закатываю глаза, когда все выходит из-под контроля. Сейчас самое время это сделать.

- Джил? Что ты здесь делаешь?

- Я должна была с тобой поговорить, а ты не отвечаешь на звонки.

- Дела, – бросаю я, нахмурив брови, – времени совсем мало, и я должен...

- Кто это?

- Кто?

- Девушка.

- Какая девушка?

Ладно, строить из себя идиота и дальше попросту глупо.

Джиллианна сплетает на груди руки, а я невинно покачиваю головой.

- Кузина.

- Какая еще кузина?

- У всех есть кузины. Она из По... – Джил выжидающе вскидывает брови. – Из По...

- Польши, – неожиданно с ответом находится Хэйдан, появившийся рядом. И все бы ничего, если бы в его руках без сознания не находилась Мэри-Линетт. Или точнее смуглая молодая девушка с короткими, каштановыми волосами.

Джиллианна не дура. Она всегда была умной, потому обманывать ее было трудно. Я прекрасно понимал, что она в курсе всех моих выдумок, но лгать от этого меньше не стал.

- Из Польши, – повторяет она, наклонив в бок голову. – Серьезно?

- Да, вполне. Это Анна и Катарина, они кузины по линии моего отца, я сам отца даже не помню, но представляешь, тут оказалось, что есть у меня родственники. Вот только они пить совсем не умеют. Просились на вечеринку, Мэтт отговаривал. Правда. Но они никого не послушали, своенравные. Потому что дед у нас еврей, знаешь, он еще иммигрировал из Германии во время... – Я недовольно откашливаюсь, и Хэрри сбавляет темп. – Во время...

- Второй Мировой войны? – Кивая, спрашивает Джил, и брат улыбается.

- Точно!

Джил тоже улыбается. Ровно несколько секунд. А затем переводит на меня свирепый взгляд и поджимает тонкие губы; я знаю, что она злится, но еще я знаю, что она больше не имеет на это права. И поэтому никак не реагирую на ее возмущение.

- И я должна в это поверить? – Восклицает она, взмахнув руками.

- Сомневаюсь.

- Так объяснишь, кто это?

- Нет, Джил. Не объясню.

Такой ответ ее явно не устраивает, она растерянно хлопает ресницами и спрашивает:

- Что?

- Нам нужно уходить. Давай потом поговорим, ладно?

- Нет, не ладно. – Ступив вперед, настаивает девушка. – Это срочно, слышишь?

- Джил, не сегодня

- Черт возьми, Мэттью! Я встречалась с тобой два года, а ты не можешь уделить мне пару минут? Это же дико. Если я говорю, что поговорить нужно сейчас, значит сейчас.

Светло-голубые глаза Джиллианны Хью пылают недовольством, что случается с ней крайне редко. Я уверен, это не просто так. Но хочу ли я узнать причину?

Черт. Хочу, не хочу. Какая разница? Я должен. Джил – не пустое место. Что бы я ни испытывал к Ариадне, Джиллианна из памяти не сотрется и не исчезнет из жизни.

- Хорошо, – отрезаю я, нахмурив лоб, – я вернусь через пять минут. Будь здесь.

Джил кивает, а я плетусь к выходу.

Хэрри семенит рядом, а я думаю: откуда у него в голове версия про Польшу взялась? Никогда бы не додумался. Сам-то я хотел сказать – Портленд.

Мы укладываем сестер Монфор на заднем сидении пикапа, но прежде чем я успеваю захлопнуть дверь, Хэйдан делает несколько снимков на телефон и кривит губы.

- Они утром не поверят. – Поясняет он, листая получившиеся фотографии, и затем на меня смотрит вполне невинным взглядом. – Что?

- Ничего. Садись за руль.

- За руль?

- Да. Отвези Монфор домой и запри в подвале. Мало ли что.

- А ты?

- А я поговорю с Джил. – Протираю ладонями лицо и выдыхаю. – Придется.

- Во-первых, мне не нравится, что я поеду один. – Испуганно бросает Хэйдан и вдруг впивается пальцами в крышу машины. – А, во-вторых... во-вторых...

- Чего ты?

- Одно дело ты рядом и совсем другое...

- Эй, Хэрри, ты справишься, – восклицаю я, положив ладонь на плечо брата. – У тебя все получится, потому что ты в порядке. Ты выздоровел, слышишь? Все позади.

- Нет, не позади. Повсюду. Везде. Эта темнота и голоса. – Хэйдан внезапно хватается ладонями за уши и сжимает их изо всех сил. – Я не могу, не могу.

- Тише, ты чего?

- Закрываю глаза – и я там. Ложусь спать – и я там.

- Где?

- За чертой, – подняв взгляд, шепчет брат сиплым голосом. Он впивается пальцами в мою ладонь и неожиданно вновь становится тем забитым парнем, которого я нашел в углу шкафчика. – Я во тьме. Нет. Тьма внутри меня.

- Не говори глупостей, Хэйдан. Нет в тебе никакой темноты.

- Она во всех есть, Мэтт. Просто со мной она всегда.

Я настороженно поджимаю губы и понимаю, что поспешил с диагнозом. Хэрри явно еще не пришел в себя, а я уже пустился давать ему поручения. Идиот. Я никогда не видел, не чувствовал подходящего момента. Наверно, таких моментов и не бывает, поэтому тебе приходится при любых обстоятельствах брать себя в руки и делать то, что должно. Но это касается меня, касается моих жизненных принципов. Возможно, Хэйдану нужно время.

42
{"b":"558742","o":1}