ЛитМир - Электронная Библиотека

Словно ощутив мое присутствие, Ариадна поднимает подбородок и осматривается, я замечаю, как ее изумрудные глаза наливаются пламенем, интересом. Она оборачивается.

Наши глаза встречаются.

Этот момент, словно вспышка. Ее взгляд парализует, обезоруживает, как если бы на меня обрушилась лавина или ледяной дождь. Я ненавижу эту девушку. Ненавижу то, что я к ней испытываю. Я беру себя в руки и медленно отхожу назад, скрываясь в толпе; я знаю, что она последует за мной. Для Ариадны все это игра. Для нее все это головоломка. Я же в отличие от нее больше не собираюсь поддаваться и закрывать глаза на правду. Я бреду все дальше и дальше, и я смотрю в ее малахитовые глаза и вижу, как она идет за мной.

Да. Сегодня все кончится. Пастор Хью велел мне принести вещь и кровь для обряда. Но я сам все решу. Сам поставлю точку и сделаю это немедленно.

ГЛАВА 17. ОБМАН.

Я оказываюсь в просторном, тусклом коридоре, где плавают ледяные порывы ветра, продолжаю отходить дальше и чувствую, как из открытых окон врывается мороз, я вижу, как белоснежные, тонкие занавески путешествуют по воздуху и ласкают его, будто играя.

Я замираю, когда Ариадна появляется в коридоре, и дверь со скрипом закрывается за ее спиной. Она приближается, изящно переставляет ноги, а я обездвижено стою, ничего не ощущая, ничего не понимая. Я просто делаю то, что должен. Снимаю маску.

- Ты здесь, – говорит она низким голосом, – опять.

Не отвечаю. Смотрю на нее и жду, когда она окажется еще ближе. Ари тоже молчит.

Наклоняет голову и со скучающим видом скрещивает на груди руки. Мы похожи. Не знаю, что именно нас объединяет: пустота во взгляде или в душе, которой у Ариадны уже никогда не будет. Я не знаю, что делает нас такими одинаковыми. Но это что-то изменило в нас каждую частицу тела, каждую мысль, каждое желание. Мы уже совсем не те люди, у которых было будущее. Даже выиграв сегодня, я определенно проиграю.

- Ты всегда умел молчать. – Неожиданно говорит Ариадна и хмыкает. – Всегда умел манипулировать мной и моими поступками. Ты молчал, и тогда говорила я. Потому что я ненавидела, когда ты что-то скрываешь или не доверяешь мне. Это сводило меня с ума.

- Не говори о ней.

- О ком?

- Об Ариадне.

Ари недоуменно вскидывает брови и скользит по мне удивленным взглядом.

- Не говорить обо мне?

- Ты – не она. Ари умерла в тот день, когда спасла Хэрри жизнь.

- Вот значит как. – Жестко усмехнувшись, шепчет Ариадна и кивает, опустив голову и сделав еще несколько шагов мне навстречу. – Умерла.

- Да, – ледяным голосом бросаю я, – ее больше нет.

- Тогда кто перед тобой?

- Я не знаю.

- Подумай, Мэтт. Ты ведь никогда не ошибаешься. – С ненавистью выплевывает она и приближается ко мне почти вплотную. Ее изумрудные глаза горят яростью. А во мне все переворачивается и вспыхивает от презрения. Она не имеет права говорить о прошлом! Ее не касается то, что было раньше, потому что раньше ее не существовало.

- Почему бы тебе просто меня не убить?

- Убить? Зачем?

- А ты не этого добивалась?

Неожиданно Ариадна громко усмехается, прищурив малахитовые глаза.

- Нет, – с абсурдом восклицает она и всплескивает руками, – разумеется, нет. Убив, я бы облегчила твою жизнь, твою участь. А я хотела, чтобы ты страдал. Хотела увидеть, да, увидеть этот твой взгляд, которым ты сейчас смотришь на меня... Взгляд, полный ярости и злости. Разбитый, мертвый взгляд опустошенного человека.

Она улыбается, и ее улыбкой можно резать вены, но я просто стою напротив и молчу в ожидании того, что будет дальше. Я не знаю, чем заслужил такую ненависть, я не знаю и не понимаю, почему Ариадна Монфор желала видеть мои страдания, но у нее получилось.

Да, у нее определенно получилось.

- Ты опять молчишь, – нетерпеливо шипит она.

- Я жду, – делаю шаг назад, и Ари, будто связанная со мной, двигается вперед.

- Чего ждешь?

- Твоих действий. Я здесь. Что дальше?

- Это ты мне скажи, – она вдруг хищно улыбается, – что будет дальше, Мэттью?

Я втягиваю воздух, приказываю себе успокоиться и делаю еще один шаг назад. Меня обдувает ледяной порыв ветра, до стены остается несколько сантиметров. И кажется, что я оказался в ловушке. Но нет. Сегодня все иначе. Сегодня в ловушке оказывается Ариадна.

Она останавливается напротив, собирается что-то сказать, но я стремительно отхожу в сторону на пару шагов и оборачиваюсь. Девушка ничего не понимает. У меня внутри все дрожит и звенит от напряжения, а она недоуменно сводит брови.

- Интересно, – шипит она, приоткрыв губы, – поиграем в кошки мышки?

- Попробуй.

Ариадна принимает вызов, прищурив черные глаза, собирается приблизиться ко мне, но внезапно наталкивается на невидимую преграду и растерянно отшатывается назад. В ту же секунду из-за угла выходит Джейсон... Он подходит к Ари, раскрывает ладонь и очень медленно переворачивает ее, чтобы куски мела посыпались на пол. Только сейчас ведьма замечает, что оказалась в центре перевернутой пентаграммы и угодила в ловушку.

- Прости, – ровным голосом отрезает мужчина, – сегодня ты вернешься домой.

- Вы...

- Это наш тебе подарок на день рождения.

Ариадна не задыхается. Эта клетка отличается от той, что мы планировали сделать у пристани. Заклинание Норин нашла в книге Эбигейл. Точнее, в книге ее матери. Довольно простое решение проблемы. Если бы мы раньше владели информацией, которой владеем сейчас. Я уверен, что все было бы совсем иначе... Но даже в мире сверхъестественного нет того, кто смог бы управлять временем. И потому нам остается жить с нашими ошибками и последствиями, жить в неведении, потому что жизнь – и есть одна сплошная загадка.

Я стою за спиной Джейсона и вижу, как Ари прожигает его ядовитым взглядом. Она наклоняется вперед, сжав в кулаки пальцы, на что Джейсон говорит:

- Не пытайся. Твоя сила не пройдет сквозь пентаграмму. Символ блокирует ее.

- Это невозможно.

- У нас есть несколько минут, прежде чем ты вновь сможешь колдовать, сейчас я дам тебе вдохнуть этот отвар, девочка. – Ариадна в растерянности округляет глаза.

- Нет.

- Прости. Ты очнешься дома. И мы поможем тебе.

- Нет, нет!

Джейсон приближается к Ариадне. И я слежу за ним и понимаю, что как только Ари окажется дома, я не смогу уничтожить ее, не смогу убить зверя.

Я должен действовать прямо сейчас. Ради Пэмроу, которая покинула свой дом. Ради тех, кто погиб по вине жестокости и бесчеловечности Ариадны. Ради Эби. Ради нее.

Джейсон достает из кармана капсулу, которую ему отдала Норин, крадется к ведьме, кивает, словно успокаивая ее, а я делаю то, что обязан сделать. Я предаю его.

Размахиваюсь и со всей силы ударяю Джейсона по шее ладонью. Помнится, так мне уже удалось вырубить Логана. Я всегда умел делать это молниеносно и четко. Внутри все же кроется страх, что отключить оборотня гораздо сложнее человека. Но, оказывается, что я зря волновался. Колени Джейсона подкашиваются, и он со стуком валится вниз.

Я так и гляжу на него во все глаза, не до конца понимая, что я сделал, а затем слышу, как Ариадна Монфор испускает нервный смех и ударяется спиной о ледяную стену.

- Мэттью, – хриплым голосом протягивает она. – Какой сюрприз. Тетушка не будет в восторге от этого, когда узнает.

Я не обращаю на ее слова внимания. Уверенными движениями оттаскиваю мужчину в сторону и смотрю через плечо на ведьму. Она продолжает улыбаться, а я поднимаюсь на ноги и резко выдыхаю. По горлу проносится судорога, от которой сводит все тело, пальцы горят, сердце рвется из груди, барабаня по ребрам, будто сумасшедшее. И я схожу с места и гляжу на Ариадну, и приближаюсь к ней так близко, что вижу морщинки около ее глаз.

- Мой герой, – шепчет она, вздернув подбородок, и ее теплое дыхание касается моих губ. Я зажмуриваюсь. – Мой Мэтт. Я делала тебе больнее всех, но ты здесь. Ты рядом.

79
{"b":"558742","o":1}