ЛитМир - Электронная Библиотека

- Это поможет?

- Думаю, д-да.

- Ящик Пандоры был открыт не Ариадной. Ее душа – чиста, – предполагает Джейсон и неуверенно проходится ладонью по волосам. – Чисто теоретически мы вернем к жизни другого человека и избавимся от того, кто выпустил грехи.

- А что, если не сработает? – Я задаю этот вопрос, потому что я единственный, кто в состоянии смотреть в глаза реальности и не бежать с дикими воплями.

Они, наверно, думают, что мне не страшно. Что мне все равно.

Они понятия не имеют, что происходит у меня внутри, как жутко мне хочется уже со всем этим покончить, как осточертело копать в самое дерьмо, видеть то, что другие видеть попросту отказываются. Но я спокоен. Я сдержан. Я держу все под контролем.

- Ты знаешь ответ, – отрезает Джейсон. Еще один смельчак в комнате.

- Давайте, мы прекратим нагнетать обстановку, ладно? – Хэйдан вскидывает брови и на всех смотрит недовольно, словно представляет, как отвешивает каждому оплеуху. – Вы забыли, что к нам приходила Мойра Парки? Забыли, что это ее идея – привести Дельфию?

- Хэрри, судьба любит обманывать.

- Судьба все знает. Она велела найти Дел, мы ее нашли. Хватит пугать всех.

Мэри-Линетт безучастно ковыряется вилкой в омлете, Джейсон испепеляет взглядом коробку сигарет, которая валяется на верхней полке. Я же мну под столом пальцы. У меня и в мыслях не было никого пугать. Я просто хочу, чтобы все понимали, на что мы идем.

- Сегодня в полночь Йоль. – Я смотрю сначала на брата, потом на Дельфию. – Мы не станем ждать. Будет лучше, если ты приступишь сразу же.

Девушка нервно поджимает губы и опускает взгляд на свои пальцы, которые робко и непроизвольно вырисовывают на столе угловатые узоры. Этел кажется мне слабой. Я, как ни стараюсь, не могу представить, что она способна нам помочь, впрочем, как и себе.

- Ты слышишь? – Спрашиваю я с нажимом. – Дельфия?

- Мэтт, она не глухая, – вступается Хэйдан и пронзает меня недовольным взглядом.

- Тогда пусть потрудится ответить.

- Ей сложно говорить, если ты не заметил.

- Я должен знать: да или нет.

- Т-ты не обяз-зан. – Неожиданно шепчет девушка. Она поднимает голову и невинно хлопает ресницами, а я недоуменно отклоняюсь.

- Что?

- Не обяз-зан все конт-тролироват-ть. М-меня не н-надо контролироват-ть.

- Да не собираюсь я никого контролировать. Я просто задал вопрос. – Прокатываюсь пальцами по подбородку и поднимаюсь. – Тебе ничего не нужно для ритуала? Или как это вообще называется... Свечи, мел. – Чувствую себя идиотом. – В общем, ты меня поняла.

- Нет.

Отличный ответ. Короткий и вполне приемлемый. Я киваю и, взглянув на Джейсона, сплетаю перед собой руки. Он выглядит отстраненным. Как и Мэри. И мне вдруг кажется, что я должен спросить у каждого в этой комнате, готов ли он действовать.

- В полночь? – Утоняю я, приподняв брови. – Все согласны?

- Разумеется. – Мэри-Линетт не отрывает глаз от еды. – Чем скорее, тем лучше.

Я боюсь, что спасение Ариадны омрачено слишком большим количеством трагедий. Все так устали, что уже не верят в хороший конец. Лишь Хэрри смотрит ровно на меня, ни секунды не сомневаясь, что все будет в порядке. Я соскучился за таким Хэрри. Невольно я подаюсь вперед и кладу ладонь ему на плечо. Брат растерянно округляет глаза. А я нелепо улыбаюсь. Мне хочется сказать спасибо. Один такой взгляд Хэйдана способен разрушать стереотипы, испепелять неуверенность, сокрушать страх.

- Я проверю Ари, – я разговариваю только с братом, только он сейчас может придать мне решительности, смелости, – хочу убедиться, что она в порядке.

- Мог и не говорить, куда идешь, гений, – лыбится Хэрри, – я бы и так понял.

Он похлопывает меня по руке, и я покидаю кухню.

Что ж, последняя глава. Последний шанс. Если сегодня Дельфия Этел не спасет Ари, никто ее не спасет. Я отчетливо осознаю риск. Знаю, что поставлено на карту. Внутри все трепещет и волнуется, но снаружи я спокоен. Мы справимся. Сжимаю в кулаки пальцы и с силой зажмуриваюсь. Я точно уверен, что мы справимся.

***

Я слишком слаб, чтобы уйти.

Но я найду силу в ком-то другом.

Я слышу, как стрелка перемещается. Ощущаю каждое ее движение.

Я вижу, как она оказывается на двенадцати. Перевожу взгляд на Дельфию и киваю:

- Пора.

Девушка расправляет плечи, сжимает, разжимает пальцы и медленным шагом бредет к Ариадне. Хэйдан стоит рядом со мной. Джейсон и Мэри-Линетт – по другую сторону.

Впервые мы лишь зрители. Мы пришли, чтобы наблюдать, от нас ничего не зависит. Не уверен, что подобный расклад снимет ответственность с моих плеч, если что-то пойдет не так. Но я упрямо прокручиваю в своей голове: Дельфия справится, справится. И меня и, правда, окутывает странная уверенность в том, что все получится.

Девушка переступает границу магического круга и наклоняет по-птичьи голову. Она изучает ведьму пристальным взглядом, в котором внезапно просыпается нечто холодное и незнакомое. Она садится на корточки, вглядывается в закрытые глаза Ариадны и шепчет:

- Интересно.

- Что? – Мэри-Линетт хмурится. – Что ты видишь?

- Ключ к спасению этой девушки не в любви. – Загадочным голосом протягивает она и улыбается. Происходит нечто невероятное - мгновенное перевоплощение. Минуту назад мы общались с забитой серой мышкой, но сейчас рядом с Монфор стоит хищник. Дельфия  пожирает ведьму взглядом, будто она – ее наркотик. – Ариадна Блэк верила в любовь. Но Ариадна Монфор-л’Амори не знает, что это такое. Она знает, что такое боль.

- Что ты собираешься делать, Дел? – Спрашивает Хэрри, но девушка не обращает на него внимания. Даже не поводит бровью. Она медленным, тягучим движением заправляет за уши непослушные, густые волосы и облизывает губы.

- Я починю ее. Я сделаю это.

Взгляд Этел вспыхивает, будто факел. Она тянет вперед дрожащие от ломки пальцы, прижимает их к груди Ариадны и внезапно отшатывается назад.

В то же мгновение зеленые глаза Ари распахиваются, ведьма стремительно встает на ноги, порывается вперед, словно не ощущает слабости, растерянности, но врезается телом в невидимую преграду и яростно скалит зубы. Она не понимает, что происходит. Горбится и растопыривает в стороны пальцы, будто когти.

- Остановись! – Приказывает Дельфия Этел, и Ари порывисто оборачивается.

Совершенно разные глаза девушек сталкиваются, будто грозовые молнии.

- Сегодня ты не причинишь никому зла, – принуждает Дельфия.

- Новые лица, – не своим голосом пропевает Ариадны, – мы знакомы?

- Ты не будешь использовать свою силу.

- Наверно, ты замена Эбигейл? Осторожней с Мэттом. Он отлично стреляет в голову.

Она переводит на меня обжигающий взгляд, а я хмыкаю:

- Что еще ты скажешь?

- Что я твой самый страшный ночной кошмар.

- Сны о тебе – лучшее, что у меня есть. – Ари морщится, будто я плюнул ей в лицо, а я безнаказанно повожу плечами. – Не нравится?

- С каких пор ты стал таким романтичным?

- С тех самых пор, как ты стала бездушной тварью.

Она вновь порывается к границе круга, но Этел твердо отрезает:

- Стой. Ты будешь делать то, что я скажу.

- Очень, – обернувшись, рявкает Ариадна, – сомневаюсь.

- Ари, послушай ее! – Подавшись вперед, просит Мэри-Линетт и обхватывает себя за талию бледными руками. – Она поможет. Слышишь?

- Не слышу, милая Мэри. Слышу только твои рыдания и вопли. Вы уже ее закопали?

Повисает тишина, и Ариадна начинает утробно смеяться, откинув назад голову.

Что-то сидит в ней, что-то заставляет ее говорить такие вещи. Я свожу брови, а Мэри в оцепенении отходит назад, не обращая внимания на пелену, возникшую перед глазами.

- Милая Мэри, не плачь, я обещаю тебе, все образуется. – Шипит ведьма и наклоняет голову. – Ты ведь тоже когда-нибудь умрешь. Возможно, умрешь так же героически.

93
{"b":"558742","o":1}