ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ари...

- Просто пообещай. Пообещай мне, Мэтт!

- Я сделаю все, чтобы вернуть тебя домой, – отрывисто шепчет он.

- Но не ценой собственной жизни.

- Я сам разберусь, Ари.

- Нет. Ты не станешь жертвовать собой. – Это принуждение. Мэтт прожигает меня недовольным взглядом, а я вновь чувствую, как темнота поглощает мой рассудок. Черт, не могу сопротивляться. Я... я попросту не могу! Неожиданно я отчетливо осознаю, что меня впереди поджидают ужасные события, в которых я буду виновата. Мои близкие должны в меня верить. Но, если они узнают, что я беру верх над своим сознанием, над чудовищем, у которого так много сил, они не смогут поставить точку. Не смогут убить меня, ведь будут верить до последнего. А это неправильно. Я отстраняюсь и шепчу, – неправильно.

- Что? Что неправильно?

- Я не могу этого допустить.

- Да чего же, Ари? – Мэтт нагибается, чтобы посмотреть мне в глаза, и касается моих щек теплыми пальцами. Он глядит на меня так, что сводит легкие. Я всегда хотела, чтобы он так на меня смотрел. – Все будет в порядке, слышишь?

Я накрываю его руки своими ладонями и шепчу:

- Все будет в порядке. Но вы должны понимать, с кем боретесь. Это уже не я.

- Прекрати.

- Мэтт, послушай, это не я. И то, в кого я превращусь... Вы должны будете убить это.

- О чем ты вообще говоришь? Разумеется, мы...

- Ты будешь верить в меня, – настаиваю я, не отрывая глаз от Нортона. – Ты будешь в меня верить, Мэттью. Но когда наступит момент, ты решишься. Ты убьешь меня.

- Хватит! – Парень пытается отстраниться, а я придвигаюсь к нему и, чувствуя, как в глазах покалывает, шепчу:

- Если ты будешь помнить об этом моменте, ты никогда не сможешь... не сможешь...

- Ариадна, клянусь, если ты сейчас же не прекратишь, я лично прикончу тебя.

- Так и надо, – я усмехаюсь, а он зло сводит брови.

- Не вздумай.

- Мне страшно, Мэтт, – поджимаю губы и часто моргаю, – мне так страшно.

- Но все будет в порядке, – его голос мгновенно становится нежным, трепетным, – не нужно бояться, я всегда буду рядом. Хорошо?

Я киваю. А потом приближаюсь к нему близко-близко. Так, чтобы его обсидиановые глаза смотрели в мою душу. В мою душу, от которой остался лишь осадок.

- Ты забудешь этот разговор. И ты будешь сильным. Слышишь? Чтобы с тобой ни случилось, чтобы я ни сделала, ты будешь сильным, Мэтт. Ты выживешь.

- Ари, я...

- Найди Ноа Морта. – Прижимаюсь губами к губам парня и закрываю глаза. Мэттью сжимает меня в руках, словно боится, что я испарюсь, исчезну, и он прав. Я отстраняюсь и делаю несколько шагов назад. – Прощай, Мэттью.

Я взмахиваю рукой, и глаза парня послушно закрываются. В себя он приходит лишь, когда я скрываюсь за одним из домов и щелкаю пальцами. Мэтт растерянно оглядывается, сводит брови, проходится пальцами по взъерошенным волосам, а потом сходит с места.

Я прячусь в тени, откидываю назад голову и чувствую, как грудь горит. Что делать?

Я в клетке. В ловушке. И темнота так близко. Так опасно близко.

Я в ужасе пячусь назад, а затем сталкиваюсь спиной с преградой и ощущаю холод. Я ощущаю его так же неожиданно, как и ощутила тепло. А затем мысли исчезают.

Ариадна Монфор исчезает.

***

Я смотрю на то, как Логан Чендлер с размаху ударяет Мэтта по челюсти, и хмыкаю.

Мальчики любят бить других мальчиков, когда речь заходит о девочках.

Будто дикие звери, они рвутся друг на друга, а я бреду сквозь толпу и слежу за ними, слежу за Мэттом. Он, кажется, знает, что я наблюдаю. Потому вновь пропускает удар.

Мне становится скучно. Я разворачиваюсь на каблуках и покидаю гостиную. Дорогу сложно разглядеть из-за едкого дыма, плавающего по коридорам.

Оказавшись на улице, сплетаю на груди руки и опираюсь об ограждение, понятия не имея, куда идти дальше и что еще сделать для любимого Хозяина. Его идея выпустить все грехи, сосредоточенные в ящике Пандоры, показалась мне до невозможного скучной. Мы, как мне кажется, уже проходили через это. Сотню раз. Неужели отец лжи, хаоса и чего он там еще отец, не смог придумать нечто более оригинальное?

Неожиданно я замечаю пикап Хэйдана Нортона, припаркованный напротив дома. Не знаю, о чем его брат думал, оставляя Хэрри одного. Мне стоит только пальцем взмахнуть, и вся их праведная компания умрет. Почему же я медлю? Почему не сравняю их с землей?

А почему Дьявол не уничтожит людей?

Мы должны кому-то причинять боль. И интереснее всего причинять боль близким.

- Хэрри, – я наклоняюсь, оперевшись ладонями о край колымаги, и парень переводит на меня ошеломленный взгляд. Думаю, он хочет закрыть окно, но, кажется, поезд уехал. Я хмурю брови. – Неужели этот злобный, старший брат вновь кинул тебя?

Хэйдан молчит. Не люблю, когда меня игнорируют.

Стискиваю в пальцах холодный металл пикапа, и тут же по лобовому стеклу, скрипя, прокатывается тонкая трещина, будто молния. Ни один мускул на лице парня не дрогает.

- Пытаешься меня напугать? – Спрашивает он спокойным голосом, и я хмыкаю. Я не ожидала, что этот очкастый хиппи вновь научится выговаривать буквы. – Не выйдет.

Вскидываю брови, ощущая раздражение, вспыхнувшее в венах ядовитым потоком. У меня на пальцах загораются ярко-алые искры. Такое случается, когда я собираюсь кого-то убить. Или изрядно помучить. Подаюсь вперед, а потом... потом что-то меняется.

Резкая судорога пронзает все мое тело. Отшатываюсь назад, стискиваю зубы и рычу, прекрасно понимая, что произойдет дальше. Мысли спутываются. Но бороться сложно. Не знаю, как избавиться от этого тепла в груди. Как, черт возьми, от него избавиться?

Я шумно выдыхаю, подаюсь вперед и хватаюсь пальцами за плечи Хэйдана:

- Хэрри, живее зови Мэтта. Давай же! Сигналь! – Парень обескуражено нажимает на гудок и в растерянности округляет глаза. У меня осталось несколько секунд. Совсем чуть-чуть. Я придвигаюсь к другу и шепчу. – Возьми себя в руки. Ты сильнее, чем думаешь. Ты слышишь меня, Хэрри? Ты справишься.

Он хмурится, открывая рот, а я взмахиваю перед его ореховыми глазами ладонью и в следующее мгновение скрываюсь в тени.

***

Меган фон Страттен останавливается напротив меня и поднимает подбородок:

- Они думают, что Джейсон подвержен проклятью. Твои тетушки покинули коттедж.

- Что насчет полиции?

- Я разобралась с ними.

- Что еще ты узнала? – Я пронзаю ведьму ледяным взглядом. – Рассказывай.

Ей не нравится, что я использую принуждение, что я командую и руковожу ей, будто она моя новая игрушка. А я получаю колоссальное удовольствие, когда в ее черных глазах вспыхивают презрение и гнев. Так сложно заставить мое тело чувствовать. Реагировать.

Но ломать эту женщину приятно. По крайней мере, сейчас.

- Девчонка. – Фальшиво улыбаясь, шипит фон Страттен. – Она впитывает силу.

- Впитывает силу? – Я расхаживаю перед ведьмой, нахмурив лоб. – Интересно.

- Правда, впитывает временно, когда другой объект рядом.

- Хм, бессмысленная способность.

- Я бы так не сказала.

Останавливаюсь и приподнимаю руку. Тут же ведьма хватается пальцами за шею, на которой появляются невидимые силки. Терпеть не могу, когда она мне перечит.

- Ты скажешь свое мнение тогда, когда я позволю тебе его сказать.

Опускаю ладонь, стискиваю зубы и вижу, как фон Страттен прищуривается. Что-то в моей груди дрогает, я почему-то улыбаюсь. Давай же, Меган, брось мне вызов.

Но ведьма отворачивается. А я шепчу не своим голосом:

- Верно, Мегги. Не стоит рисковать своим бессмертием.

Женщина выпрямляет спину, а я схожу с места и выхожу из леса.

Итак. Дельфия Этел – новая опасность, Как же некрасиво со стороны моих тетушек к разборкам привлекать ребенка. Рассчитывать на победу в таком случае глупо. Я убью ее, а  больно будет им. Неужели они до сих пор верят? Ждут. Им кажется, что я в ловушке. Они, без сомнения, пытаются меня спасти. Но я не нуждаюсь в спасении. Больше не нуждаюсь.

98
{"b":"558742","o":1}