ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   В промежутке между спазмами, она подожгла валежник, который Метта чуть не профессионально расположила для костра.

   Через полчаса Ксения почувствовала себя лучше. Попробовала подняться. Изнутри удара ножом, по ощущениям, не последовало. Посмотрела на сидящую рядом волчицу. И поняла, что хворь прихватила её вовремя. Теперь она знает, что Метте можно доверять.

   - Кроме тех вещей, которые сушатся на плите, при входе лежат вещи, которые я тоже сняла с мёртвого демона, - вполголоса, чтобы лишний раз не тревожить несчастный живот, проговорила она. - Там его военное облачение. И, будь осторожна, там ещё осталось пять яиц. Принеси их к костру, ладно?

   Пока волчица искала необходимое, Ксения попробовала встать. И выяснила, что чувствует себя нормально.

   - Это заклинания помогли? - прошептала она.

   "Заклинания только усилили действие угля, - объяснила Адри. - Кстати, запоминай потихоньку. Будем учиться на ходу".

   - Почему на ходу? - успела прошептать она.

   "Забыла, как я научила тебя языку? Было больно!"

   - Вот, - сказала волчица, протягивая в ладонях птичьи яйца и не сводя с них глаз.

   "Отдай ей ещё два, - велела старуха, - остальные запеки. Я подскажу - как".

   Ксения последовала совету, и Метта быстро отошла от неё в густую тень. Оттуда не послышалось ни звука. Ксения же быстро проговорила вслух, шёпотом, убедившись, что Адри её мыслей не слышит:

   - Мне всё равно. Пусть боль. Если есть возможность быстро обучить тому, что поможет Метте вылечиться, а мне - вернуться домой, то я согласна на любую боль.

   "В таком случае, это хорошо, что Метта знает о твоей боли, - задумчиво сказала старуха Адри. - Начнём с яиц. Ты слишком голодна для новой боли. У тебя есть чем проткнуть яйца с двух концов? Это нужно, чтобы они не лопнули".

   Взявшись за ворот рубашки, Ксения отстегнула декоративную булавку, которую носила вместо брошки. Украшение состояло из самой булавки и двух маленьких бусинок в её головке. Затем, пока яйца, которые надо было время от времени осторожно переворачивать, запекались, водрузила на сучья принесённый волчицей шлем с водой. Когда Метта вернулась, Ксения вручила ей шлем и велела выпить отвар, пока она прикладывает к срезанной коже на её голове растёртые листья подорожника с добавленными к ним листьями других трав. Затем сказала:

   - Постарайся слишком резко не двигать головой. Завязывать пока не будем, потому что через некоторое время наложим ещё одну часть трав вместо этой.

   - Ты целитель? - хрипловато спросила волчица, покорно подставляя голову.

   - Нет, я просто немного знаю травы, которые могут помочь в лёгких случаях.

   "Добавь - и простейшие заклинания, помогающие восстановиться", - велела Адри.

   Ксения повторила.

   - А... кто ты? - тревожно спросила Метта.

   - Рассказать?

   Пока волчица удивлённо хлопала глазами на странный вопрос, Адри ответила.

   "Расскажи. От неё нельзя скрывать ничего, кроме того что я осталась с тобой".

   Вопрос: "Почему нельзя скрывать?" чуть не сорвался с языка.

   - Ладно. Дело было так, - начала Ксения. - Я жила в своём мире - ты же по одежде видишь: я чужестранка. И вдруг меня вчера втянуло сюда, к вам. Я упала на дороге, в нескольких шагах отсюда. Увидела бой. И то, как убивают людей вокруг меня.

   Она подробно рассказала обо всём, и правда ничего не скрывая. Даже сказала о том, что старуха Адри успела передать ей не только знание языка, но и много исцеляющих заклинаний, умение распознавать раны и навыки их лечения. И замолчала, поглядывая на волчицу, которая держала ладонь на голове, чтобы травяная накладка не свалилась.

   - Убирай, - сказала Ксения, следуя инструкции Адри. - И подними свою рубаху. Прежде чем наложить травы на голову, я попробую полечить твои раны на теле.

   Когда она закончила, в этот раз перевязав голову Метте, та внезапно остро взглянула на неё и сказала:

   - Ты меня не бросила. Я в долгу у тебя. И буду твоим хранителем, пока ты не найдёшь себе замену или не захочешь вернуться к князю Гавилану.

   Ксения опешила, а потом вспомнила, что Адри велела не скрывать от Метты ничего, и сообразила, что та и ожидала такого ответа от женщины-оборотня.

   - Метта, учти, я даже не знаю, с чего начинать поиски преемницы для Адри.

   - Что бы ты ни сделала. Куда бы ты ни пошла, я буду рядом. Пока ты не скажешь, что служба моя закончена.

   Хоть волчица слегка и задыхалась, произнося эти небольшие фразы, Ксения поняла, что её обещание не просто серьёзно. Нет, это что-то вроде клятвы верности. Никогда с таким не сталкивалась, но ответила, глядя в худое лицо с тяжеловатыми, но приятными чертами, даже несмотря на призрачно полыхающие зеленью глазища:

   - Я благодарна тебе, Метта, за твоё решение. Твоя помощь в этом мире мне пригодится. А пока вот для тебя уже не свежие, а печёные яйца и... - Она устало усмехнулась: - И чай из трав к ним. Больше ничего предложить не могу.

   - Я поохочусь, - пообещала Метта. - Как только смогу двигаться, как обычно. В еде мы нуждаться не будем. Иди, отдыхай. Я посторожу.

   Ксения помолчала немного, а потом не выдержала - любопытство заело. Метта, конечно, ещё не оправилась, и говорить ей тяжело, но... Любопытно же!

   - Метта, прости, я знаю, что тебе тяжело. Но я видела с князем странных, непонятных мне людей. Ты не могла бы мне немного рассказать о них? Что за поселение вы нашли, пока искали меня?

   Волчица рассказала коротко, но получилось длинно - из-за её частых передышек. Говорить ей и правда было нелегко. И чаще не потому, что трудно. Кажется, Метта вообще из неразговорчивых.

   Зато Ксения выяснила, что права: кроме людей, здесь живут и эльфы, причём есть лесные - те самые, худосочные, а есть равнинные, которым приходится много работать на земле, отчего они больше напоминают людей - такие же высокие и крепкие. Кроме князя, в государстве есть король, но сюда, в эти отдалённые земли своего королевства, он заглядывает редко, и Гавилану приходится чаще самому, со своей дружиной, отражать нашествия демонов. А нашествия бывают часто - здесь ведь самый край земли, как говорят сами жители. Много бесплодных пустошей. Много скалистых мест, где нет ни хорошей земли для возделывания, ни для охоты. Даже леса здесь рваными пятнами по земле, если смотреть, как говорят, с высоты драконьего полёта... Ксения быстро вставила:

   - А здесь и драконы есть?

   - Есть, - подтвердила Метта. - Правда, мало их, и редко кто их видит.

   Кроме уже перечисленных народов, есть гномы, которые похожи на коренастых, приземистых людей. Гномы копаются в скалах, ищут металлы. Говорят, из-за них, точней - из-за добываемого ими золота, и появился верховный демон, который силой и властью соблазнил слабого душой мага на служение себе. Иногда гномы живут и в поселениях.

   А поселения отличаются от деревень. Если деревня - это место, где живут с давних пор и помногу людей, то поселения создаются теми, кто осваивает земли, пытаясь вырастить на ней самое необходимое, а значит, сбиваются вместе и люди, которые растят хлеб, и гномы, которые помогают им, будучи кузнецами, и эльфы, которые много понимают в травах. Иной раз к ним, к поселенцам, прибиваются и оборотни. Они охотятся, а потом обменивают добычу на пропитание полегче мяса, а также на одежду и оружие. Поселения в отличие от деревень, нестабильны: люди в них часто меняются. Кто-то набрал то, что ему надо. У кого-то не получилось вырастить на той земле хоть что-то... Так Ксения выяснила, что шаманка была от гномов.

   Выдохшись, Метта, видимо, придумала, что сделать, чтобы приставучая чужестранка, которой она, увы, обязана своей жизнью, перестала задавать вопросы.

   - Ты выглядишь усталой. - И посмотрела насторожённо, поняла ли её Ксения.

   Стараясь не выглядеть слишком обрадованной, та согласилась:

12
{"b":"558744","o":1}