ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   - Ну, это просто нижнее бельё, - объяснила Ксения - больше для старухи, чем для подруг.

   "Вон что..." - успокоилась та.

   Ксения же вздохнула и решила: если подруги не боятся чужих глаз и не стесняются друг друга, то и она не будет, - и, сняв последнее, шагнула в бассейн. Все три женщины немедленно уселись на дно, мягкое из-за колышущихся трав, и принялись отмываться, оттирая кожу ладонями сорванными пучками трав. Ксения, прикрытая водой, перестав смущаться, рассказывала о белье, которое принято носить в её мире, а подруги только изумлённо качали головами. Впрочем, не только качали. Сиринга мелодично хихикала, а Метта то и дело скептически морщила нос. В конце рассказа, ответив на несколько уточняющих вопросов, Ксения с подачи подруг пришла к выводу, что в этом их мире бельё - слишком большая и не всегда нужная роскошь, потому что, во-первых, мешает в постели...

   - И не только! - заявила Сиринга. - Рубус меня очень любит! Это что же будет, если он меня прижмёт к дереву, а на мне - тряпочки?!

   Волчица подозрительно хрюкнула на это возражение, но поскольку хрюкнула в сторону, Сиринга к ней претензий не имела.

   Далее. Во-вторых, нижнее бельё - это негигиенично!

   - Вот возьми мыльнянку, например, - сказала неугомонная Сиринга и для подтверждения своих слов дотянулась до высокого цветка с бледно-розовыми лепестками, растерев затем последние в мокрых ладонях, чтобы вызвать небольшую пену, - отмыть кожу можно. Отмыть волосы - тоже. А как быть с бельём? И что - стирать всякий раз? И сколько дней носить можно? Это же ужас! На-ка, возьми!

   Она раздала подругам по несколько стеблей мыльнянки. Женщины быстро намылились её цветами, сидя в просторной ванне, а потом теми же стеблями отмыли друг дружке спину. Волосы промывали, окуная головы в воду.

   - Девочки, а у вас в мире помада есть? - решилась спросить Ксения.

   - Есть! - обрадовалась Сиринга. - В деревне видела, как девки человеческие красятся. А у вас тоже красятся? А кто у вас помаду делает? Маги или колдуны? А румяна есть? А подводка бывает стрелки под глазами делать?

   - А ты не красишься? - не удержалась Ксения.

   Сиринга сложила губки слегка выпяченным бантиком, а потом улыбнулась.

   - Ну? Нужна мне помада?

   Подруги вынуждены были подтвердить, что красиво очерченным алым губам женщины-эльфа помада не нужна.

   Когда все вышли из воды и принялись сушиться, вытираясь одеждой же, Ксения улыбнулась: если изящная фигурка Сиринги формами была на зависть кукле Барби, то сухощавая фигура Метты говорила о какой-то неуловимой принадлежности к спорту - узковатые бёдра и широкие плечи, но при том - поразительная грация. Волчица словно плыла в пространстве, хотя и была способна, как убедилась Ксения, на резкое движение.

   Когда она снова надела бельё, Сиринга подошла к ней и задумчиво сказала, приглядываясь к лифчику:

   - А было бы интересно подшутить над Рубусом!

   Хохотали так, что слышали эхо!

   И только чуть позже Ксения напугалась: а если б кто услышал их? Лишь потом вспомнила, что её предсказание было о хорошем пути, и успокоилась.

   Слегка подсушенные волосы расчесали деревянными гребнями. Причём Ксения с трудом: вымыла-то их без шампуня - и впервые поняла, что густые волосы - это не всегда хорошо. Правда, сохли быстро. Уже счастье. Женщины предложили Ксении назад идти босой и не надевать сапог, пока ободранные мозоли не подсохнут. Тем более что обмотку она сполоснула. И, хоть отжала сильно, но ведь сырая.

   "Правильно! - сказала Адри. - А у костра посидишь - и обмотки свои подсушишь, и заклинание скажу на быстрое заживление. Ну, и травок собери по дороге..."

   Только ступив на тропку от бассейна к месту стоянки, Ксения вздохнула: нет, как бы там ни было, но чистой идти гораздо легче. Как будто смыла с себя не только грязь.

   Шли назад - Сиринга и Ксения собирали съедобные травы, причём женщина-эльф показала ей одно интересное растение, чьи мелкие, но длинные клубни напоминали морковь, правда, белую. Корней набрали достаточно, чтобы запечь в костре. Ксения заметила: о деревне говорили, мечтали о деревенской еде, но старательно делали запасы. Привычка охотницы и воина к любым тяготам походов?

   К приходу мужчин с добычей костёр уже не только пылал - в углях запекались белые клубни, а в двух шлемах закипала вода.

   Сиринга беспечно сказала, что ужин сварит Рубус. Поэтому все три женщины уселись чуть подальше от костра. Пока солнце садилось и свет ещё позволял, они с огромным интересом исследовали дамскую сумочку Ксении. Та ещё пожалела, что в тот, как говорится, злосчастный день взяла не сумку, а именно сумочку. Уж очень, оказалось, мало в неё входило любопытного для женщин этого мира. Правда, содержимого и этой сумочки хватило для вдумчивого изучения и охов-ахов - даже от многоопытной Адри. В общем, озвучивания эмоций хватило ещё и для того, чтобы со стороны костра на женщин завистливо, хоть и снисходительно, посматривали и мужчины. Помаду и туалетную воду нюхали почти профессионально. Волчица - недолго, морщась, осторожно и с каким-то явным неодобрением. Женщина-эльф - с недоумением, а потом, словно жалея, что приходится говорить нечто неприятное, сказала:

   - Была я однажды у алхимика. Вот так и пахло. А я люблю запах роз и мальв. Они тяжелей запаха твоей помады, но легче этой странной душистой воды.

   Но подаркам - двум малюсеньким зеркальцам - обрадовались обе. Одно Ксения получила, сняв крышку с коробочки из-под теней. Второе было вделано в стенку сумочки. Только и предупредила, чтобы хранили зеркальца, оберегая от влаги.

   "Себе-то хоть оставила?" - забеспокоилась Адри.

   - Оставила, - прошептала Ксения, пока подруги любовались интересным видом в крохотные зеркальца. - Ещё два.

   "Покажи себя, - велела старуха и вздохнула. - Знать бы раньше - попросила б на нижнее бельё поглядеть!"

   Ксения вынула небольшую косметичку - зеркальце здесь служило одной из сторон кошелька. И заглянула. Хм. Похудела. Или осунулась? Волосы, кажется, потемнели. Зато небольшие глаза под дугами тёмных бровей стали, кажется, ярче - светло-голубые. Прямой нос очень напряжённый - ну, это понятно: она и правда, постоянно в напряжении. Пока в опасности. Зато губы, как Сиринге, выпячивать не надо. И так упрямые.

   "Ишь, - печально сказала Адри. - Глазища какие... Прямо в душу смотрят".

   Ксения вгляделась в отражение и пожала плечами. Ничего особенного. У Сиринги вон какие большие и красивые!

   Рубус подошёл к готовке ответственно: он не стал варить горячее, а запёк в глине и углях рыбу и каких-то речных зверьков, похожих на больших крыс, которых мужчины поймали прямо в подводных норах. Так что вода в шлемах осталась для травяного чая.

   Сели вокруг костра. И как-то так получилось, что Ксения оказалась рядом с Корвусом. А поскольку плащ он накинул на себя, она тут же примостилась рядышком, под его краем, вплотную прижавшись к мужчине. Помнила, какой он горячий. А тут... Хоть и подсохла, но быстро остыла, пока сидела. Замёрзла. Под плащом же - красота!.. Правда, Корвус как-то странно покосился - сверху вниз, что неожиданно ей понравилось.

   Во время трапезы лишь одно происшествие Ксению удивило. Всё-таки об эльфах она думала как-то... Ну... А эти... Сиринга уселась на колени сидящего Рубуса и принялась кормить его кусочками, в промежутках между поеданием страстно целуясь с ним. Мори только брови поднял, типа: "Ну, это же эльфы! Что с них возьмёшь?" Волчица фыркнула разок и больше не смотрела в сторону целующихся, деловито и сосредоточенно уделив всё внимание еде. Ксения в чём-то её понимала, с трудом держа свою жадность в узде: есть хотелось так, как этой парочке - целоваться. Корвус помалкивал. Только когда эльфы вдруг резко сорвались с места и сбежали в какие-то кусты, сглотнул и тут же сунул в рот кусок мяса, явно притворяясь, что хочет есть.

24
{"b":"558744","o":1}