ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   Потом вернулись ощущения, и она поняла, что лежит на земле. Твёрдой земле - похоже, что утоптанной. Задыхаясь от кашля и нехватки воздуха, она, наконец, сумела поднять руку и снова приложить к носу рукав рубашки. Затем смогла напрячься и села.

   В кошмарном дыму ад продолжал двигаться и кричать, и ей пришлось забиться в какой-то угол, где кто-то уже лежал. Кашляя, плача от этого раздирающего внутренности кашля, плача от едкого дыма, который лез в глаза, она пыталась сообразить, что же происходит. И начала исследовать ближайшее окружение. Мокрыми больными глазами, которые никак не желали показывать то, что хотелось увидеть, она всматривалась в лежащего рядом, - и не видела. Поэтому осторожно положила руку на тело, пытаясь хотя бы понять, живо ли оно. Пальцы наткнулись на шею, тонкую и нежную... В первый момент Ксения оцепенела от ужаса. Она решила, что рядом лежит мёртвая Сиринга. Но в пальцы еле толкнулось. Живая!..

   "Живая, живая, - нетерпеливо сказала старуха Адри. - Только не Сиринга!"

   Уверенная, что в этом звуковом аду, где она сама своего голоса не услышит и только Адри откликнется ей, Ксения тут же тревожно спросила, показалось - шёпотом, ведь голоса почти не осталось:

   - А что с ней?

   "Дыму наглоталась, вот-вот помрёт, если свежего воздуха не получит".

   - Адри, а где мы?

   "Демоны-последыши всех женщин и детей в погреб дома загнали и собираются сжечь... - Адри помолчала и с тоской добавила: - Уже жгут..."

   - Что ж ты меня не предупредила?

   "Так последыши из этого дома приманку сделали! Помнишь, как ты услышала что-то? Они куклу магическую сделали да ею плач детский усилили, а я тоже не сразу поняла!.. - В голосе Адри послышалось невероятное - почти рыдание: - Прости меня, Ксения, прости, что из-за меня ты тут..."

   - Но ведь за нами побежали Корвус и Метта!

   "Среди тех двоих, что тебя ударили, был демон-маг! Что им против него?! Он им глаза отвёл - они и побежали в другую сторону! Прости меня, Ксения, прости!"

   - Заткнись, - сквозь зубы процедила та и подвинулась ближе к умирающей девушке. Подняла край её матерчатой юбки и с громадным усилием - так ослабела! - порезала её на части. Кинжалы-то у неё и не подумали отобрать. Тряпочку положила ей на нос и рот. С первыми осознанными движениями совсем пришла в себя.

   Теперь она знала судьбу спутников: их, наверное, погнали в другую сторону от погреба, куда и мужчин из деревни, а там, скорее всего, окружат и сделают из них демонов-оборотней.

   - А много их, последышей?

   "Четверо только, двое тебя брали, а ещё двое здесь стояли, да быстро ушли. Вот из тех двоих маг-оборотень был, очень сильный".

   - Он сможет Мори глаза отвести?

   "Ох, про Мори-то я и забыла! - запричитала Адри. - Он же вдалеке стоял! Может, и увидел, что глаза отводят. Маг же! Только вот... Сможет ли он один противостоять-то последышам?!"

   Убедившись, что тряпочка еле видно колыхается на лице неизвестной девушки, Ксения попробовала встать. Только выпрямилась, как какая-то женщина, быстро ходившая из угла в угол, чуть не сбила её с ног.

   А тут ещё дым на секунды разошёлся, и Ксения немного дальше увидела, что погреб - на высоту человеческого роста каменный, а дальше - дерево, что на земляном полу уже лежат несколько человек: кто-то - скорчившись, а кто-то - уже бессильно разбросав руки, а среди них - и маленькие фигурки.

   - Адри, если нас уже жгут, - пробормотала она, часто и мелко дыша от ярости и прижимая к лицу свою кисть, - значит, нас не сторожат?

   "Да что нам с этого... Помираем ведь уже".

   - Напомни мне стукнуть тебя, когда выберемся! - рявкнула Ксения, и несколько женщин рядом притихли, кажется, старательно всматриваясь в дымные клубы.

   А Ксения, пытаясь забыть о брезгливости, оторвала от юбки девушки ещё лоскут, сунула его в рот - напитать слюной, а потом положила его на нос. Подышала, уверяясь, что сможет пару секунд дышать, не прижимая. Снова осмотрелась: кое-кто из тех, кто был рядом, тоже прижимали к лицам тряпки.

   Голоса постепенно затихали, и не из-за её выкрика: женщины ложились на землю, стараясь уловить хоть толику воздуха. А кто-то уже терял сознание... Часто дыша, Ксения чувствовала, как сумасшедше колотиться сердце.

   "Да ложись ты на пол! - слезливо закричала Адри. - Задохнёшься!"

   Ксения яростно вскинула кулаки, всем телом вытянувшись стрелой к невидимому в дыме потолку.

   - Тучи грозовые, тучи - странники! Соберитесь надо мной! Да столкнитесь надо мной! Пусть грохочет гром рычащий! Пусть сольётся дождь кипящий! Я сзываю вас, ветра! Вихри, ураганы! Разметайте все преграды над моею головой! Пусть срывает крыши над моею головой! Чтобы было разгуляться, непогода, нам с тобой! Бури, силу собирайте! Над деревней поиграйте! Разрешаю вам гулять, крыши и дома сбивать! Ты, огонь, иди по следу! И того найди, кто предал! Кто лишил меня свободы! Заманил сюда, под своды! И сожги ты эту нелюдь! - И, переведя дух, из последних сил крикнула: - Быть тому, как я сказала! Быть тому сейчас и здесь!

   Когда она закончила, сама не понимая, откуда брала энергичные и яркие слова, которые словно рождались прямо на языке, слетая с него легко и уверенно, в погребе несколько мгновений даже молчали - разве что продолжали, всхлипывая, плакать те, кто испугался требовательного крика Ксении, да кашлять никто не переставал. И молчали дальше, не веря, вслушиваясь, как огненный рёв стихает, становится слабым, а потом с шорохом явно куда-то уходит.

   А потом, когда дым слоями начал медленно опускаться на землю, когда одновременно с этим странным спуском в погребе начало неотвратимо темнеть, над головами женщин и детей раздался странный шелест. В отличие от уходящего огня, он нарастал. Он словно налетал и тут же уходил куда-то в сторону.

   Ксения, без сомнений ожидавшая результата, сразу поняла, что происходит.

   Уже в кромешной темноте она скомандовала:

   - Бабы! Держимся за подпорки! Сейчас дом разметёт!

   "Что за заклинание ты читала?" - с какой-то даже робостью спросила Адри.

   - Заклинание магии моего мира, - с вызовом ответила Ксения, вернувшись в свой угол, к девушке, которая всё ещё лежала неподвижно.

   "Прабабушка, значит, говоришь, у тебя ведьмой была", - уже как-то задумчиво сказала старуха и вздохнула.

   А Ксения села на колени и попыталась понять, дышит ли лежащая девушка. Одновременно она оглядывалась на темноту, в которой торопливо ползали, ходили, перекликались, звали детей - и продолжали плакать. А над головой затрещало, засвистело - и уже все находящиеся в погребе бросились к стенам, окликая друг друга в безумной надежде, что они все выживут.

   Ксения не обращала внимания на них. Дым всасывался в землю - она видела это, посадив на пол, рядом с собой, магический огонёк.

   Сейчас всё её внимание было направлено на неподвижную девушку. Она похлопывала её по щекам, встряхивала за плечи, накладывала ладони на лицо и на сердце, но та не откликалась, хотя Ксения было твёрдо уверена, что она не умирает. Вконец обозлённая, она спросила:

   - Адри, что с ней? Почему она не приходит в себя?!

   Последний вопрос совпал с грохотом наверху. В погребе все затихли так, будто в нём никого не осталось. Ксения подняла глаза и с невольной усмешкой сказала:

   - Всё, дома нет. Сейчас ветер будет ломать доски погреба. То есть пола. Как только пола не будет, ветер утихомирится, и все мы выйдем. Ну, Адри, так почему она не приходит в себя? Надышалась дыма и отравилась?

   "На что она тебе вообще сдалась?" - проворчала старуха с явным облегчением, что не погибнет в сгоревшем погребе.

   - Всё больше убеждаюсь, что меня валуны отправили сюда из-за неё, - серьёзно сказала Ксения.

   "Это те, которым ты кланялась у костра?" - заинтересовалась старуха и замолчала.

27
{"b":"558744","o":1}