ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   - Что случилось? - взяв её за плечи, тихо спросила Ксения.

   - Я не хочу! Не хочу быть рабыней!

   - И не будешь, - негромко, чуть не с угрозой пообещала Ксения.

   10.

   Ксения оглядела свою "команду". Выходили в ночь, но никто не просил подождать до рассвета. Женщины нагрузились вещами, которые затем, по распоряжению жены старосты, а по совместительству и командирши по хозяйственным делам, положили на телегу. Её, как и вторую, собирались катить по дороге, пока есть возможность. Только вторую заняли дети - те, кто слишком мал, чтобы одолеть дальний путь. Всего детей, спящих и сонно бредущих рядом с телегами, оказалось около двадцати, как и женщин. Идея с телегами выглядела неплохо, если учесть, что среди взрослых - две девушки лет шестнадцати-семнадцати и три старухи. Огромные, как и Буран, деревенские псы, уцелевшие после недавней бойни и приведённые женщинами, тоже трусили по сторонам от обоза, насторожённо глядя по сторонам. Ксения выяснила, что женщины в деревне на охоту ходят наравне с мужьями, и псы привыкли часто уходить в лес. Оттого несколько и выжили.

   Кстати, к Адри, если приходилось, женщины, да и дети так и обращались, называя её старым именем - Семелой. Поразмыслив немного, Ксения согласилась с этим и предупредила Адри, чтобы она никого не поправляла. Если они столкнутся с недавними спутниками, те вряд ли упустят тот момент, что незнакомую девушку, с которой вдруг так быстро подружилась Ксения, зовут именно Адри. Мало ли - совпадение... Тем более, впереди встреча с князем. А уж тот точно насторожится. И вдруг у него есть возможность проверить обруч, к которому обычно был привязан призрак Адри? Да и старого Шилоха со счетов рано сбрасывать. Может, княжеский маг, чьё внимание станет слишком пристальным, сумеет разглядеть в теле крестьянской девушки душу знаменитой ведьмы?

   ... Кроме всего прочего, крестьянки взяли с собой оружие: кто - вилы, кто - топоры (почти каждая), по краю телег положили скалки и какие-то шесты - Ксения предполагала, что это заготовки для грабель, например. Две шли с луками в руках.

   Ещё она подозревала, судя по тому времени, которое крестьянки потратили, собираясь в дорогу, что каждая успела припрятать на будущее в какую-нибудь ухоронку самую необходимую в хозяйстве утварь, которую не удалось забрать с собой. Спрятали, ведь есть какая-никакая надежда на возвращение. За слишком долгую из-за этих припрятываний паузу Ксения женщин не осуждала: сама бы так сделала.

   По дороге набрали вещей и из дома Семелы - он стоял почти на околице, так что обоз остановился ненадолго. Когда женщины показали на него, Семела вместе с Тиллом и Ксенией (Одила спала на телеге) поковыляла вперёд. И, когда обоз тронулся с места, они опоздали только чуть-чуть, нагруженные скудными вещами и продуктами.

   Обоз шёл так: впереди - Ксения с местной ведьмой; в конце обоза, время от времени цепляясь за телегу, - Семела, которая училась ходить заново. Но она же, случись что, могла бы в первые секунды показать, что такое стопроцентная ведьма! Пока Тилл с восторгом устраивал обыск в незнакомом доме в поисках продуктов, как ему предложили, Семела-Адри попробовала кое-что из своих умений на заднем дворе, рядом с садом.

   Для начала Ксения велела ей сделать несколько упражнений для рук и ног, чтобы контролировать свои движения и заново запомнить их. Обычная утренняя зарядка. Затем оставила Адри в одиночестве, чтобы та сама попробовала кое-что сделать в человеческом теле. Расчёт был на то, что Адри вспомнит и усвоит, как управлять человеческим телом во время магических ритуалов, а заодно проверит своё новое тело, насколько сильно оно.

   Уже будучи на кухне, Ксения услышала пару взрывов за стеной дома и сообразила, что силы у девушки и правда хороши!

   - А что там? - испугался Тилл при следующем звуке, сотрясшем стены дома.

   - Семела очнулась и поняла, что у неё есть способности к магии, - объяснила Ксения. - Вот и проверяет их.

   Прижимая к себе горшок с чем-то сыпучим, Тилл прислушался и спросил:

   - А разве магия у всех есть?

   Ксения поняла его, несмотря на неуклюже сформулированный вопрос.

   - У всех. Иногда она открывается, когда человек что-то испытал. Страшное или не очень. А то и хорошее.

   Мальчик скептически посмотрел на неё.

   - Одила столько пугалась, а магии в ней нет!

   - Ты уверен? - насмешливо спросила Ксения, забирая у него горшок и заглядывая в него. - И как ты узнал, что магии у твоей сестрёнки нет?

   Она пересыпала крупу в мешок, поглядывая на озадаченного Тилла, а потом пообещала мальчику:

   - Вот будем в безопасности, мы и посмотрим, что умеет Одила, а что умеешь ты.

   - Я?! - не поверил Тилл. - А как?

   - Всё потом, Тилл. Не забыл, что нас ждут?

   - Но ты тоже не забудь! - заволновался мальчик. - Я хочу посмотреть! А вдруг? Я ведь тоже пугался! Правда-правда!

   - Слово, что не забуду! - поклялась Ксения и стукнула себя ладонью по левому плечу. Сама не поняла, откуда такой жест, но мальчика он успокоил.

   Они уже в спешке собрали всё, что нашлось нужного, и, захватив с собой Адри, побежали догонять маленький обоз.

   На первый случай, со слов крестьянских женщин, Ксения знала, что идти надо через поля, а там, дальше, будет лес. Но он недолгий по времени пути. Далее начнётся самое опасное - равнина. Можно, конечно её обойти по кругу, пробираясь опушкой леса. Но тогда путешествие затянется неимоверно. Ксения и деревенская ведьма, Чара, договорились: выйдут к началу той равнины - осмотрятся и только тогда придут к выводу: ехать через неё или всё-таки обойти. Чара добавила ко всему, что колдовать она умеет, но сил у неё маловато. Так что магией занимается только по мелочи.

   Ксения обещала помнить о том.

   Поля, среди которых ехали, впитали в себя колдовской дождь, вызванный Ксенией, так что дорога пострадала не очень: всё же горы рядом, и мужики год за годом ввозили в деревню мелкий камень, постепенно выстилая им путь в крепость.

   Пару раз телеги приходилось выволакивать из каких-то выбоин: ливневые потоки всё-таки подпортили дорогу. Пару раз останавливались, когда казалось - слышится какой-то странный звук. А потом начиналось всё сначала: Ксения, как и Чара, впрягалась в ремень, перехлёстнутый вокруг передней перекладины телеги, и вместе со всеми тащила средство передвижения. Честно говоря, чувствовала себя неловко: основная тяжесть приходилась на крестьянок - откуда у неё, городской, физические силы? Но попривыкла и старалась не показывать, что её тяготит эта работа. Старалась уйти в думы. О том, например, увидит ли она снова когда-нибудь Корвуса. И что с ними случилось? Неужели когда-нибудь какой-нибудь воин князя Гавилана столкнётся в бою с демонами-оборотнями, после смерти которых только по отличительным знакам узнают Корвуса и Метту? А что с эльфами? Неужели демоны тоже используют этих хрупких, но энергичных существ в качестве своих будущих воинов?

   А ещё она размышляла, немного удивляясь, над тем, как легко Адри приняла своё нынешнее тело. Ксения сначала побаивалась, что ведьма взорвётся, закричит, что её лишили почти бессмертия, будет горевать и ругаться. Но Адри жадно принимала всё то, что готовила ей физическая жизнь. Она постоянно двигалась, постоянно хотела толкать телегу, за которой шла.

   Когда подошли к опушке леса, чёрного, высокого, обоз остановился на передышку. Ксения подошла к Адри и вполголоса спросила:

   - Ты... не жалеешь?

   - О чём жалеть? - с тихой улыбкой спросила та. - Я снова человек. У меня уже есть дети - и есть надежда, что я встречу своего мужчину и у меня будет семья. Как я мечтала об этом, будучи бесплотной тенью!

   - Ты хочешь взять Одилу и Тилла, как своих детей? - изумилась Ксения.

   - Конечно! - сама удивилась Адри. - Я всегда мечтала о детках, да и... - Она огляделась и шёпотом сказала: - Ксения, они ж меня спрячут! Понимаешь, о чём я? Тёткой будут звать или мамой - мне всё равно. Но кто ж заподозрит в обременённой детьми бабе ведьму Адри? А дети мне понравились. Ксения, ведь не бросать же их!

30
{"b":"558744","o":1}