ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   Кстати, кажется, Шилох решил, что среди друзей ей будет лучше. Он послал Чару за всеми, кто был с Ксенией в походе.

   Откликнулись все - и Сиринга с Рубусом, и маг Мори, и Метта. Ксении устроили настоящий вечер воспоминаний, а также рассказов о том, как их встретили в крепости.

   Сиринга с воодушевлением болтала, какие боевые луки им дали в крепости взамен обычных, охотничьих. Рубус, довольный, перечислял своих друзей, среди которых оказалось пять-шесть знакомцев по мирной жизни. Маг Мори стал помощником Шилоха и сейчас разбирал его библиотеку, так как крепостные маги вместе с охраной постоянно сидели на крепостных стенах, отбивая редкие атаки демонов-оборотней... Ксения думала, что Метта хоть пару слов скажет о том, как её встретили сослуживцы, как ей обрадовались. Но волчица молчала, мрачно глядя в пол. Ксения решила, что Метта переживает из-за кого-нибудь из друзей - может, кто-то погиб. И не стала приставать к ней с расспросами.

   Но, когда Сиринга заспорила с Рэдом, тоже пришедшим на встречу с друзьями по путешествию, отвлекая всех на себя, Ксения не выдержала:

   - Метта, что случилось?

   Волчица подняла хмурые глаза и негромко сказала:

   - А то сама не знаешь.

   - Нет, не знаю, - стараясь говорить вполголоса, откликнулась Ксения.

   Метта глянула на неё (Ксения чуть истерически не рассмеялась - волком!) исподлобья и недоверчиво спросила:

   - Разве тебе о Корвусе ничего не говорили?

   - Нет, - резко ответила она. - О нём я слышать ничего не хочу!

   Волчица пожала плечами и уставилась в пол. Но тут уже не смогла сдержать любопытства Ксения.

   - Ладно. Начала - договаривай, - сама хмуро сказала она.

   - Корвус сидит в крепостной тюрьме, - чуть не огрызнулась Метта. - Он не выполнил княжеского повеления в полной мере, привезя тебя в плохом состоянии, и теперь наказан за это!

   Ксения от неожиданности открыла рот. Притихли все, кто расслышал упрёк Метты.

   - Это правда? - глядя поверх головы волчицы, спросила Ксения.

   Адри опустила голову. Переспрашивать Ксения не стала.

   14.

   Все замолкли, огорошенные новостью. Потом, хоть и не сразу, заговорили снова: тишины не выдержала Сиринга, конечно. И уже обсуждали положение Корвуса, ведь, кроме двоих, о наказании Корвуса никто не знал. Теперь молчала только Ксения, и Адри неловко поглядывала на неё, как-то ощутимо отодвинувшись от всех.

   Сначала Ксения обозлилась на Гавилана, несмотря на собственную слабость. Мысленно ругала его деспотом и жестоким, своенравным диктатором. Но, когда взрыв негодования и первая злость улеглись, она была вынуждена признать: в своём гневе он прав. Ведь, если исходить из ситуации, зачем она ему нужна? Правильно. Ведьма с такой силищей, как у неё, если и не изменит ход событий, то уж ход затянувшейся войны как-то, да переломит. Князь-то, как и его подданные, небось, надеялся на скорейшее наступление мирной жизни, а подчинённый его подставил. Время-то идёт. Люди гибнут. Есть ему из-за чего деспотом себя выставить. Ксения бы тоже, случись ей настроиться на что-то, что явно не должно срываться, и получив внезапный пшик, взорвалась со злости!

   Правда, смысл злиться-то ей сейчас... Если бы Корвус попал в камеру по другой причине... Но она-то была всего лишь его чёртовым заданием! Так ему и надо...

   И, уже пытаясь приноровиться к мышлению Гавилана, она решила: Корвус недолго будет в тюрьме! Долго князю его там не продержать. Крепости-то защитники нужны! Каждый меч на счету - как говорит иной раз Метта! А у Гавилана, может, ещё и характер вспыльчивый. Он на одно настроился, а ему - бац! И облом. Он и вспыхнул. Ничего, отойдёт ещё, выпустит Корвуса.

   Поэтому первый вопрос, который она задала волчице, был именно об этом.

   - В крепости воинов хватает?

   Поколебавшись (Ксения ещё хмыкнула про себя: ишь - засекреченная информация!), Метта буркнула:

   - Нет.

   - Значит, его скоро освободят.

   Уточнять - кого именно, никто не стал. Но лица посетителей, пришедших проведать болезную, просветлели. Кажется, о том, что крепости необходимы защитники, сначала никто не подумал. Все были слишком ошеломлены плачевной участью недавнего спутника по походу. Только Метта осталась всё такой же угрюмой, разок недоверчиво скосившись на Ксению.

   Внезапно Ксения насторожилась. Потом опустила глаза. Заметила: собственные руки она держит, сцепив пальцы, но правая рука так и норовит дёрнуться в сторону. Будто мелкая судорога её подёргивает. Опять не сразу сообразила, но руки расслабила.

   Пока все слушали снова защебетавшую Сирингу, которая восторженной куколкой, закатывая огромные глаза и чуть не облизываясь, восхищалась здешним арсеналом, Ксения неуверенно встала с кровати. Накинула поверх своей джинсы подобие пледа с кистями, которым Шилох укрывал её поверх одеяла: поздняя весна, но в каменной крепости холодно, особенно в башне, - и остановилась у кровати.

   Рассеянно поймала внимательный взгляд Метты и слегка недоумённый - Шилоха, стоявшего за узким столом, перебирая стеклянные колбы и реторты и просматривая их на свет от окна. Отвернулась от него к кровати и принялась быстро перестилать её, одёргивая ту самую пуховую, но страшно тяжёлую перину, ровно складывая на ней одеяло, а затем взбивая подушки. Затем сняла с себя плед и застелила его, словно покрывало, очень аккуратно расправив кисти. Сложила стопками вещи, которые валялись на двух креслах возле камина. Наконец придирчиво осмотрела себя, поправила волосы и снова обернулась ко всем, озадаченно замолкшим при виде её активной деятельности. Правда, уставилась Ксения не на гостей, а на входную дверь из центрального коридора башни.

   Стороной она заметила, как шевельнулся Шилох, кажется всё-таки намереваясь спросить, зачем она всё это делала.

   Первой насторожилась Метта, встав и прислушиваясь так явно, что и Шилох закрыл рот. Затем шаги в коридоре стали слышными для всех.

   Все вскочили, когда дверь открылась - и в помещение вошёл князь Гавилан в сопровождении двух стражников. И оторопел, наткнувшись на растерянные взгляды, устремлённые на него.

   - Вы так смотрите, как будто ожидали меня! - раздражённо сказал он.

   Ксении показалось - Шилох икнул. Еле удержала смешок.

   Правда, стало не до смеха, как рассмотрела владетеля крепости. Видела до сих пор лишь дважды - сначала беспомощным, хрипевшим из-за раны, вывалянным в грязи, а потом усталым, державшимся за грудь. Он и сейчас выглядел не лучше. Явно не успел переодеться с последней битвы, как и все, кто пришёл проведать её, Ксению. Разве что плащ накинул. Но из-под него видны грязные сапоги, да и длинные волосы не спрячешь: всклокоченные - аж рука дёрнулась расчёску взять и помочь с ними. Кажется, пока её гости здесь отдыхали, князь успел пробежаться чуть не по всей своей крепости, проверяя, всё ли в порядке.

   Но мысленно пожала плечами: здесь мужчин не жалеют! - и взяла на себя беседу.

   - Добрый день, князь Гавилан, - светски сказала она. - Мы все очень рады видеть вас в добром здравии.

   - У меня почему-то иное впечатление - что меня вообще не ожидали увидеть живым! - жёлчно ответил князь.

   Спустя минуту стеснённого молчания князь, кажется, сам пришёл к правильному выводу, что на такое высказывание подданным отвечать трудно. Коротко осведомился о здоровье Ксении - ответил Шилох, а потом обернулся к немного испуганной Адри.

   - В роду были бароны с Белой пустоши? Волосы сбоку светлей, чем остальные. Поговорим об этом позже.

   Высказался и, снова скептически оглядев всех, а затем, задержав оценивающий взгляд на Ксении, чётко, по-военному, развернулся к двери. Сопровождающие воины прогрохотали подкованными сапогами следом.

   Выждав немного, присутствующие тихонько рассмеялись и, сев на свои места, вернулись к разговору, а Ксения отошла к окну и задумалась.

   Она тут на всём готовом, пусть и под угрозой отсылки куда-то подальше от крепости. Быстро привыкла к мерному течению жизни, к тому, что в определённое время ей подают укрепляющие снадобья, еду, ухаживают за нею. И напрочь забыла, что за стенами крепости идёт война. Пусть вяло, но осада продолжается. И, ведь если разобраться, собери мятежный маг, продавший свою душу демону, войско побольше, крепости не выстоять. А она... прохлаждается! Как на курорте, блин!

42
{"b":"558744","o":1}