ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   Приглядевшись, Ксения сообразила, что часть клетки находится вне поля зрения стражника. Да и сам стражник не очень-то присматривал за единственным пленником, то и дело прислоняясь к стене и окликая стражника с другого конца коридора.

   Пока они громко, на весь коридор, общались, Ксения проскользнула мимо "своего" и застыла на пороге. Корвус не был один. Рядом с клеткой, вцепившись в её брусья, стояла женщина в мужском одеянии. А воин сидел на скамье, которая приходилась ещё и кроватью, и, расставив ноги, упёрся в них локтями, спрятав в ладонях лицо.

   Ксения нерешительно подошла к клетке, стараясь быть не только бесшумной, но и не подходить ближе к волчице. Вдруг учует?

   - И зачем ты это сделала? - сквозь пальцы спросил Корвус, не поднимая головы.

   - Твой старший брат велел докладывать обо всём князю. Я выполняю его приказ.

   - Судя по всему, тебе не придётся долго выполнять его приказы, - безучастно сказал Корвус. - Гавилан прощает быстро. Но при одном условии. Ты знаешь о нём.

   - Нет, я не знаю.

   - Первая же атака демонов-оборотней, и мне придётся идти в рубку среди обычных солдат. Ты знаешь, чем это чаще всего грозит. И ты знаешь, что я не откажусь от такого.

   Голос волчицы дрогнул, когда она ответила:

   - Я выполняла приказ твоего брата.

   - Да, ты выполняла приказ, - тяжело повторил воин. - Ступай, Метта. Мне надо отдохнуть перед боем.

   Волчица опустила руки и некоторое время стояла перед клеткой, словно дожидалась, что Корвус всё-таки поднимет голову. Но он не двигался, и Метта быстро ушла из помещения каземата. Ксения даже отпрянула, пока она проходила мимо. Но волчица, видимо, слишком углубилась в свои мысли и ничего не заметила, не почуяла.

   О чём она сообщила князю?

   Ксения похолодела, когда поняла: арест Корвуса не связан с тем, что он доставил её в крепость в болезненном положении. Но с чем тогда?

   На всякий случай она пообещала себе на будущее держать язык за зубами, когда рядом Метта. И предупредить остальных о том же.

   А пока... Она, мягко ступая ногами, замотанными в тряпки, подошла к клетке и пару мгновений думала, окликать ли Корвуса. Но, глядя на него понурившегося, спрятавшего лицо в ладонях, улыбнулась. А если её приход обрадует его? Заставит приободриться? Она скажет ему, что никто не узнает о том, что она здесь. Это уж она точно сумеет... Ксения приблизилась к клетке, оглянулась. Стражник ушёл чуть в коридор, чтобы легче было болтать с сослуживцем.

   Одной рукой Ксения нерешительно взялась за брус, другую вытянула в клетку, будто пытаясь дотронуться до воина.

   - Корвус! - шёпотом выдохнула она.

   Казалось, он застыл ещё сильней. А потом медленно опустил руки и выпрямился. И Ксения впервые увидела на его лице настоящую улыбку, недоверчивую, но такую радостную...

   15.

   Улыбаясь всё так же непривычно для себя, как поняла она, Корвус в мгновение оказался у брусьев темницы. Она жадно всмотрелась в его глаза, в его трудную улыбку, из-за которой вокруг рта и глаз разбежались сухие морщинки. Ужас... Или ей только кажется, что он похудел ещё больше?!

   А он взял в свои ладони её протянутую руку и будто побаюкал её, такую маленькую и слабую в своих жёстких, осторожных...

   - Как ты узнала, где я? - прошептал он.

   - Подсказали... За что тебя?

   Он с досадой отвёл глаза, а потом тихонько хмыкнул и взглянул на неё.

   - Юлить не буду. Я попросил у князя твоей руки. Ты же появилась в его владениях, значит, его подданная. Сказал ему, что ты всё равно потеряла свои силы. Так почему бы... - Он прервался, снова безнадёжно глядя в сторону. - Теперь, когда ты обыкновенная женщина и не нужна князю... Ну... Ты понимаешь. Прости.

   Он начал опускать руки, и тогда она сама вцепилась в кисть его правой, горячей и твёрдой, как камень.

   - Что ответил князь?

   Корвус покосился на коридор.

   - Отойди на другую сторону. Стражник не увидит.

   - А он меня и так не видит. Я видима только для тебя.

   Но Ксения поняла его так: он хочет поговорить с нею. А значит - у него самого можно будет выпытать всё, что ей интересно. С большим сожалением он проводил глазами её руку, которую она убрала из клетки, и они вместе отошли к углу. Да, отсюда коридор не просматривается. Ксения пожала плечами: ну, хоть Корвус волноваться не будет. Он снова держался за брусья, а она стояла напротив, невольно улыбаясь: так хотелось прислониться щекой к его кулакам.

   Чтобы отвлечься, она шёпотом велела:

   - Рассказывай. Что у тебя со старшим братом?

   - Ты слышала?

   Улыбка, уже и так едва заметная, медленно опала в усталую гримаску недовольства. И Ксении так захотелось потрогать оставшиеся морщинки возле его рта, попробовать разгладить их.

   - Слышала.

   - У меня было пятеро братьев. Я самый младший. Четверо погибли - кто на войне с нечистью, кто - на чужбине. Старший после смерти родителей наследовал родовой замок. Он небольшой, и земель вокруг него немного, но расположен в хорошем месте - на границе с королевскими землями. До брата война с демонами-оборотнями вряд ли доберётся. Слишком далеко. Когда я был совсем юн, я дал старшему брату клятву, что на родительский замок, как наследство, покушаться не буду. Я тогда бредил войнами, хотел стать профессиональным воином. Мне казалось смешным даже думать о том, чтобы становиться семейным человеком. И я легко отказался от... - Он помолчал, раздражённо кривясь. - Брат сказал, что клятва не претендовать на замок лучше будет исполняться, если я не стану думать о женитьбе. - И виновато усмехнулся. - Я был юн. Только это оправдывает меня, когда я подтвердил и это его пожелание. Метта - из нашего замкового отряда оборотней, присланных моим старшим на защиту крепости князя Гавилана. Брат потребовал от неё следить за мной и докладывать князю, если я соберусь отступить от клятвы. А сейчас... Даже Метты не надо было - с её приходом к Гавилану и рассказом о том, что... что я собираюсь нарушить клятву. Она опоздала. Я сам подошёл к князю со своей просьбой. А потом уж она. Но она рассказала о том, что видела. Князя это... - Он помолчал. - Разозлило.

   - Но почему ты сначала не подошёл ко мне? - растерянно спросила Ксения.

   - А ты отказала бы? - Он немедленно остро взглянул на неё.

   - Нет, но...

   Он улыбнулся.

   - Я хотел быть уверенным, что смогу твёрдо предложить тебе... Поэтому сначала обратился к князю. Мне жаль...

   "Мы разговариваем так, словно давно сказали, что любим друг друга, - неожиданно подумала Ксения, удивлённо улыбаясь. - Это так здорово - уже сейчас думать о будущем. Сейчас, когда вроде всё так безнадёжно... Плевать на запреты. Если он захочет, я буду просто его женщиной. Буду жить в его комнатке в этом замке. Ездить туда, куда его пошлёт князь. Хотя..." Она посмотрела на Корвуса: он отошёл к своему топчану и сидел, сгорбившись, и Ксения внезапно вспомнила, как следила вместе с деревенскими женщинами за той бойней на просеке. Единственный воинский меч - у него. И дрался Корвус так, будто отбивал от демонов-оборотней не деревенских мужиков, а самого князя. Нет. Такой не захочет, чтобы его женщина была незащищённой в жизни - перед законом и перед людьми. Если уж он что-то делает, то это будет сделано идеально.

   - А почему старшему брату так важна твоя клятва?

   - Когда я уходил из замка, у него уже было три дочери. Сына как не было, так и сейчас нет, о чём мне сказала Метта. А старшенькую свою брат очень любит и хочет оставить замок ей. Надеется на внука.

   Он вдруг поднял на неё глаза, словно его осенило... Опустил, плечи поникли. А Ксения тихонько, чтобы он не услышал, вздохнула. Робко подумалось: он, наверное, хотел сказать ей, что любит. Но остановил себя, чтобы она не чувствовала себя обязанной ему. Ведь он попал в зыбкое положение мужчины, который ничего не может предложить своей женщине.

45
{"b":"558744","o":1}