ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   И снова закипела работа. Ксении порой казалось, что она попала в собственный кошмарный сон: всё вокруг было зыбко и время от времени покачивалось на прозрачных волнах. Иногда она с благодарностью вспоминала чашку с укрепляющим отваром, что дала ей предусмотрительная Адри... Спустя час она разогнулась - с руками, по локоть мокрыми от крови, в разводах от дезинфицирующих настоев, - и со стоном схватилась за поясницу. И чуть не сплюнула с досады, сообразив, что запачкала выданную ей куртку.

   Раненые продолжали поступать - уже в основном мечники, с которых в первую очередь надо было снимать доспехи, чтобы добраться до ран. Ксения даже не заметила, когда к ней присоединились эльфы - как потом выяснилось, присланные по просьбе Шилоха. Именно они и занимались снятием доспехов, чтобы целителям можно было немедленно заниматься своей непосредственной работой.

   - Ну и ночка, - пыхтя, сказала на ухо Ксении Сиринга. - Мы с Рубусом столько набили демонов-оборотней! Ух! Но их очень уж много. Князь уже послал не только мечников, но и простых ратников - лить смолу со стен. А ещё факельщиков - они бросали огонь вниз, а мы били по демонам из луков! Это было... - Сиринга облизала пересохшие губы и плотоядно улыбнулась, словно вспоминала не об убийствах, а о любви с Рубусом. - А ещё Гавилан послал наших волков-оборотней на помощь мечникам. Теперь отряды будут постепенно сменяться. Устанут одни - пойдут другие.

   - Разрешит ли Корвусу князь отдохнуть? - тревожно спросила Ксения, не ожидая ответа. - Может, он со злости потребует, чтобы Корвус не вылезал вообще из всех битв?

   - Корвус - отличный воин, - покачала головой Сиринга. - Такого князь не захочет терять, даже обозлившись на него. И ещё, Ксения... Князь привык доверять Корвусу, и его провинность будут помнить недолго. Все знают, что Корвус не только хороший воин, но и всегда честен со всеми.

   Ксения старалась не улыбаться, хотя губы разъезжались от счастья: она с кем-то может поговорить о Корвусе!

   Принесли следующих раненых, а заодно - новости: крепостные отряды погнали врага от ворот! Все обрадовались, даже раненые. Появившийся в зале князь был удостоен не только приветственных криков, но и дружных славословий, типа: "Да здравствует князь Гавилан!"

   Одна Ксения насупилась, обиженно бормоча себе под нос: "Как будто дрался он, а не Корвус!"

   А потом именно она испортила всем праздничный настрой.

   Последние несколько минут, когда раненых воинов не всем целителям хватало, а мелкие раны могли обрабатывать и обычные маги-целители, она настраивалась на Корвуса, действуя по одному из колдовских приёмов Адри, чтобы передать ему, уставшему, свежие силы.

   Донастраивалась.

   Слёзы брызнули так, словно она долго крепилась - и вот в один миг не выдержала и зарыдала. Тонкий пронзительный вскрик будто сам вырвался наружу, пока она падала на колени. Всё. Больше она ничего не видела и не слышала из того, что происходило в целительском зале. Теперь она было целиком и полностью в той страшной темноте, где яростно звенело оружие, сверкая и мелькая в пламени падающих с крепостных стен факелов, где вместо человеческих голов круглели шлемы и где над воинами крепости внезапно выстрелили призрачно-зелёные нити.

   - Уберите от них свои сети! Рилан!.. Тэйгу!.. - Она плакала и кричала имена всех тех, кто словно оборачивался к ней, хотя она "видела" только тех воинов, что были вокруг Корвуса. - Эдвин!.. Кадм!.. Баз!.. Кодей!.. Вистан!.. Уберите! Уберите от них сети!!

   Она плакала и ёжилась от той ужасающей боли, которую испытывал каждый из воинов, попавший в плен призрачно-зелёной сети. А их продолжали сбивать с ног и уволакивать в темноту. И мечи, и никакое другое оружие не помогало против демонов-оборотней, которые выманили воинов наружу, из крепости, чтобы здесь, на просторе, накидывать на них магическую сеть...

   - Корву-ус! - отчаянно зарыдала она с новой силой, протягивая руки к упавшему совсем близко рядом с нею воину, который ещё дёргался в зелёной сети, но с каждым мгновением всё слабей. - Нет! Нет! Только не Корвус! Только не Корву-ус! - И страшный рыдающий выклик, похожий на поминальный, продолжался: - Дирк!.. Шади!..

   Опустошённая, она сидела на холодном каменном полу, смотрела в ничто... Слёз больше не было. Лишь бессмысленно раскачивалась всем телом, опираясь ладонью в пол. Но видела всё ту же ночь, в которой, удаляясь, исчезали призрачные зеленые отсветы.

   Кто-то поднял её, вялую, как тряпку, чуть подбросил, чтобы на руках она безвольно сложилась. Теперь нести её легче. Понимание отдельными деталями падало в её внутреннюю пустоту, постепенно наполняя её обыденными звуками и жизнью.

   Совсем пришла в себя, сидя на скамье у стены. Будто только что глаза открыла. Поморгала, восстанавливая зрение и сознание. Тот же целительский зал. Только народу меньше. И она... Не просто сидит, а привалившись к чьему-то дрожащему плечу. А с другой стороны кто-то ещё, кто обнимает её и гладит по голове. И вздрагивает от плача, тихонько скуля... Метта. Ксения с трудом подняла голову от плеча плачущей Чары и повернулась к волчице. Встретились глазами.

   - Я не хотела-а... - проскулила Метта. - Я не виновата - меня ранили! Я не хотела уходить - он велел!

   Прошло немало времени, когда к ним подошли Шилох и Мори, а между ними - Адри-Семела. За ними - Сиринга и Рубус. Эльфы тоже чувствовали себя виноватыми, что им не дали остаться в бою до конца. Сиринга потерянно сказала:

   - Они ушли и увели... Ворота сейчас забили всем, чем только можно. Говорят, там был тот самый маг, продавшийся верховному демону. Он это всё и проделал.

   - Сколько воинов взяли? - равнодушно спросила Ксения.

   - Человек тридцать вместе с волками-оборотнями. До завтра они здесь не появятся.

   - Да, ритуал обращения в демонов очень долгий, - тихо подтвердил Шилох. - Но князь собрал всех, кто остался, и сам руководит ими при воротах.

   - Этого мало, - мёртвым голосом (сама услышала - сама назвала) откликнулась Ксения. - Мне надо выспаться. И я разыщу в вашей библиотеке тот ритуал, который нам нужен! Ад... Семела, помоги встать.

   Помогла ей Метта. Несмотря на колотую рану по плечу, кажется, волчица решила стать подмогой для Ксении. Она обняла женщину за талию и вместе с нею пошла к выходу из зала, который, казалось, притих с того мгновения, как у Ксении началось жуткое предвидение. С другой стороны шла Адри, готовая подхватить её в любой момент.

   - Что сказал князь? - ровно спросила Ксения.

   - Обрадовался, - негромко сказала Адри. - И сказал, что даст мне время, чтобы я сумела привыкнуть к нему.

   - Чего - чего, а времени у нас полно, - печально заметила Ксения. - Пока война...

   - Ты зря так говоришь, - возразила та, нервно сжимая руки. - Найдёшь ритуал - нам его ещё подготовить надо. Свободного времени точно у нас нет.

   В комнатах Шилоха её уложили на кровать и заботливо укрыли не одеялом, а чьим-то плащом - на меховом подкладе. Она закрыла глаза, слыша тихий говор, но не понимая его в комнатах и за ширмами, и задремала. Но, как только в главной комнате потушили свечи и убрали в коридор факелы, Ксения резко проснулась. Открыла глаза и уставилась в высокий потолок. "Корвус, мой Корвус..." Горячие и жгучие слёзы облили лицо и подушку. Пытаясь не шмыгать, не всхлипывать и не поворачивать головы на холодное, мокрое от слёз пятно рядом с щекой, она просто лежала, чувствуя щекочущие мокрые дорожки по лицу, - и "смотрела" в лицо Корвуса. "Как ты там без меня..." И снова старательно гнала от себя воспоминания о том, что должно быть первой ступенью на пути к превращению в демона-оборотня. О том, что сначала все попавшие в плен получат смертельную рану. А потом перестанут сознавать себя людьми... Новый приступ беззвучного плача. Снова опустошение, переходящее в темноту...

   Сидя на корточках у порога в библиотеку, Ксения размышляла о глубоком, но коротком сне... Она проснулась в кромешной тьме и поняла, что спала мало. Но сна - ни в одном глазу. Когда в комнате стали видны едва уловимые глазом линии, она села на кровати и попыталась вспомнить расположение всех дверей. А когда вспомнила, представила себе все те вещи, которые могут попасть под ноги. Появились сомнения: может, дождаться, пока проснутся другие? Ну, чтобы не будить всех резким звуком упавшего предмета, например?

50
{"b":"558744","o":1}