ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   У крепостных ворот их ещё раз проинструктировали на первый случай.

   - Вы идёте до леса с Бураном, - сказал Шилох. - Взяли, как я просил, какую-нибудь вещь Корвуса? Дадите ему понюхать - пёс поведёт до леса. А дальше используете свои магические уловки, чтобы найти след демонов, уведших воинов. И внимательно следите за всеми подсказками богов! Не пропустите того, что поможет вам дойти до Корвуса и отдать ему демонические камни!

   Адри, стоявшая рядом с Ксенией и слушавшая старого мага, вдруг обернулась. Ксения только покосилась. Чуть не прячась за воинами, стоял князь Гавилан. Наверное, не хотел привлекать к себе внимания. Но и не отступил, когда встретил взгляд Адри-Семелы. И так они молчали, глядя друг на друга, причём, чем дальше, тем сильней поднимала подбородок Адри, внутренне светясь радостью, и тем резче становились горестные морщины вокруг рта князя.

   Отвернувшись, Ксения с той же горечью подумала: "Ещё неизвестно, что страшней: не знать о судьбе любимого - или посылать женщину, которую, кажется, вот только полюбил, на возможную смерть... Но он князь. Он отвечает за тех, кто вверился его власти и защите. Он вынужден рисковать жизнью... Нет, неправильное слово. Он вынужден поступаться своими чувствами ради всех, кто в его крепости... Господи, быстрей бы всё закончилось..."

   Ворота, наспех и кое-как заделанные после ночного штурма, отворять не стали. Три женщины, одна за другой, шагнули через порог небольшой калитки сбоку, внутри левой створы, и оказались за пределами крепостных стен. Последним выпрыгнул Буран. Его, как уже знала Ксения, отдали им, потому что он знал Адри-Семелу.

   Ксения вынула из своего походного мешка клубок Корвусова шнура и сунула под нос псу. Тот сосредоточенно обнюхал его и немедленно повернул к лесу. Три ведьмы, подхватив свои юбки, побежали за собакой.

   Пока сухо, бежалось легко. Потом, ближе к лесу, ноги начали скользить на мокрых травах, на обнажившихся из-за ливня корнях мелкого кустарника. Бежали - не разговаривая, берегли силы, а заодно и собирали их по дороге, благо теперь это стало ещё более доступным.

   Ближе к лесу Буран стал чаще останавливаться. Небесная вода, туша пожар, смыла и следы. И пёс, прежде чем вести дальше, кружил на месте, пытаясь "разглядеть" следы.

   Наконец настал момент, когда Адри жестом остановила ведьм и сказала:

   - Всё, пора отправлять Бурана в крепость. Он не может искать дальше.

   Она подошла к псу и, ласково погладив его лохматую башку, шепнула что-то в ухо.

   Наверное, с минуту ведьмы молча смотрели, как убегает Буран. А затем обернулись к лесу. До ближайшего дерева несколько шагов. По почве идти - провалиться чуть ли не по щиколотку. Но идти надо.

   - Ксения?

   - Сейчас, - отозвалась на напоминание та и снова вынула клубочек из шнура.

   Пошептав над ним, Ксения осторожно опустила клубок на травы. Ведьмы выжидательно смотрели на шнур, который неподвижно лежал и не двигался.

   - Может, и для него дождь смыл следы? - встревоженно спросила Чара.

   Ксения с сожалением забрала клубок и предложила:

   - Буран направление указал. Может, нам пройти лес напрямую, а потом, когда он закончится, снова попробовать клубок?

   - Можно, - после недолгого молчания и оценивающего взгляда на лес, решила Адри. И первой шагнула между мокрыми кустами.

   Сначала шли всё так же молча, то и дело прислушиваясь к подозрительным шорохам и шелесту, а потом ещё и подняв юбки к поясу, потому что начали промокать, но потом Адри спросила:

   - Ксения, а с чего началось предвидение, что Корвус попадёт в плен?

   - Я перекачивала ему силы, - смущённо призналась она. - Налёт был довольно сильный, и я боялась, что он устанет, а из-за этого...

   Она замолчала, но женщины поняли её.

   - То есть он попал к демонам-оборотням с твоими силами, - задумчиво сказала Адри. - А ведь это хорошо... Значит, предсказание уже начало сбываться.

   - Думаешь, он в таком состоянии сумеет что-то сделать? - спросила Чара. - Но почему он тогда не стал отбиваться от магических сетей? Если у него силы были?

   - Корвус не бросит своих воинов, - медленно сказала Адри. - Он понял, что может вырваться... Ну, я так думаю. Но, выдираясь из сети, он пытался помочь своему отряду.

   Снова молчали, думая каждая о своём и переживая... Потом стало не до переживаний: промокли так, что не то что бежать - идти стало трудно. Пришлось остановиться у каких-то камней и быстро обсушить одежду магическим огнём, устроив горячую "батарею" на камне, что был более плоским, чем остальные.

   Оглядываясь вокруг и часто дыша от беспокойства, Ксения одновременно подмечала, что они попали на место, которое недавно горело, а теперь дымится паром от подсыхающей дождевой мокрети. Пятна сажи размыты дождём, остались следы поджога на деревьях, но такие лёгкие, что, кажется, лес быстро справиться со своими ранами... И она даже улыбнулась, когда оглянулась на робкий, будто вопросительный птичий пересвист: мол, а можно ли уже начинать петь привычные песенки? "Пойте, милые, пойте. Никто вас не тронет, пока мы здесь!"

   - Ну, всё, - сказала Адри, - долго греться не будем. Пора бежать.

   - Так нам и этого хватает, - отозвалась Чара. - И обсушились, и отдохнули.

   И они снова побежали, больше не останавливаясь. И в пути, забывшись, Ксения мысленно разговаривала с Корвусом: "Я скоро, Корвус, скоро увижу тебя!" А он как-то издалека спрашивал её с лёгким недоумением: "Почему ты решилась пойти в этот поход, когда всё зыбко и неясно, что именно придётся делать?" А она едва-едва улыбалась и отвечала: "Потому что в конце этого похода ты, милый. И это главное, из-за чего я бегу, задевая все травы и ветви, из-за которых снова тяжелею от воды!"

   Вскоре добежали до опушки напротив. Судя по солнцу, которое появилась в развидневшихся просветах тучи, постепенно тающей, бежали они что-то около часа.

   - Ну! - нетерпеливо сказала Адри, хоть и дышала тяжело. - Ксения, где твой клубок? Начинай!

   Но от клубка мало оказалось толку. Он как лежал неподвижно, так и не дрогнул.

   - Что делаем? - уже сухо спросила Адри. - У нас вещи Корвуса, которые на него не откликаются. Возможно, перебиты магией демонов. Что делаем?

   - А давайте каждая из нас опробует свои заклинания? - предложила Чара. - Мы все Корвуса знаем, так можно попытаться выкликать его.

   Ведьмы уселись на упавшее когда-то дерево, замшелое и ещё мокрое - последнее уже не смущало, и принялись вспоминать свои "заклички" на человека. Первой встала Ксения и поклонилась лесу. После чего вполголоса проговорила заклинание, снимающее запрет на пророчество, и просто стала ждать, держа в уме образ Корвуса и страстное желание найти его.

   Чара вздрогнула так, что другие обе взглянули на неё, а затем проследили её испуганный взгляд. На ближнем к ним кусте, вцепившись когтями в толстую ветку, прогнувшуюся под его весом, сидел ворон. Ксения сразу поняла, что это лесной ворон. Видела таких на городском кладбище, расположенном рядом с лесом. Чёрный, горбатый, с тяжёлым длинным носом, он смотрел на трёх женщин, будто с насмешливой издёвкой: "Что? Не ожидали?"

   Теперь вздрогнула сама Ксения, когда на соседней ветке с вороном приземлился второй, затем на суку дерева неподалёку устроился третий.

   - Это ты? - прошептала Адри.

   Сама ошарашенно глядя на воронов, Ксения пожала плечами, а потом качнула головой, признаваясь:

   - Ага, наверное...

   - А велеть им, что надо, сможешь?

   - Давай немного подождём? - тихо предложила Ксения, глядя на ворона, который глухо не то что каркнул, а как-то даже пророкотал, присаживаясь на конец упавшего дерева. - Мне кажется, они ещё не все собрались...

   Ксения - стоя, а другие две - сидя, напряжённо ожидали, что произойдёт далее.

   Впечатление, что птицы собрались не с самыми лучшими намерениями. Ксения уже не знала, она ли их вызвала, или они прилетели сами по себе. Слишком уж страшно было под этими упорными взглядами круглых чёрных глаз, неожиданно жутко проницательных и как будто немигающих.

56
{"b":"558744","o":1}