ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   - Меня.

   Даже не оглядываясь, Ксения почуяла, как подняли головы обе ведьмы по сторонам от неё. Подняли, чтобы уставиться на Корвуса. Как уставились на своего командира, с трудом скосившись, ближайшие воины от него.

   - Только сначала скажите, что я должен сделать.

   - У меня в поясном кошеле два камня. Ты должен их взять.

   - И что дальше?

   Ведьмы притихли. Первой улыбнулась Ксения.

   - Мы не знаем.

   Теперь сумел улыбнуться Корвус. Правда, его улыбка была такой, что новые слёзы подступили к глазам Ксении. Потом он вздохнул и предложил:

   - Освобождайте. Может, я и соображу, что именно сделать с камнями.

   - Корвус, ты понимаешь, что мы тебя поджигаем? - совсем тихо спросила Адри.

   - Сейчас или вечером, - прошелестел воин, стараясь снова улыбнуться.

   - Чара, ты знаешь наговор на огонь?

   - Знаю.

   - Корвус, мы попробуем сжечь верёвку на руках. Дальше сумеешь сам?

   - Верёвка единая. Ею же я привязан к столбу. Если начнёте с рук - это лучший вариант, чтобы развязаться полностью. Начинайте.

   Ксения шёпотом предложила начать на счёт "раз, два, три". Этот наговор она тоже знала, как только Адри произнесла его первые слова, а Чара подтвердила.

   Ведьмы уставились на узел, скрепивший запястья Корвуса, и зашептали огненный наговор, изо всех сил вслушиваясь в шёпот друг друга, чтобы говорить в один голос.

   Первое, что увидела Ксения, едва не заставило её закричать от радости: светлая верёвка потемнела на узле. Женщина собралась с силами и принялась вкладывать в слова всё, что она чувствовала - все самые сильные эмоции.

   Корвус начал дёргать руками, и Ксения видела, как оживились воины вокруг него, которые слышали разговор с ведьмами и слышали, как ведьмы принялись в один голос повторять огненный наговор.

   Верёвка потемнела до черноты, а вокруг узла появился серый дымок.

   Корвусу было худо. Он еле сдерживался, чтобы не дёргаться, потому что горящая (а она и впрямь уже горела!) верёвка сжигала и его кожу. Хуже всего стало, когда Ксения внезапно почувствовала запах заживо горящей кожи. Нет, её взволновало не то, что она невольно причиняет воину боль. Дело было в надсмотрщиках, которые ходили со своими плётками вокруг да около.

   Но и верёвка истончалась, а на ней появился жёлтый огонёк, который время от времени пропадал. Корвус терпел боль с трудом. Он уже искусал все губы, но всё же пытался помочь самому себе, дёргая кисти в попытках разорвать верёвки на истончившемся от огня месте...

   Два демона-надсмотрщика появились одновременно и чуть не бегом помчались к ним. Ксения замолкла, видя, как подёргиваются ноздри их ящеричьих носов, и с ужасом ожидая, что они сделают с Корвусом. Чара и Адри будто превратились в призраков, застыв на местах. Воины с обеих сторон от Корвуса, до сих пор с надеждой ожидавшие результата, словно опали в глухой безнадёге.

   Корвусу снова связали руки, но самого его не оставили на столбе, а сбросили на землю. В две плети обработали его спину до рваных и мокрых лоскутов рубахи, а потом, пока он пребывал явно в полуобморочном состоянии, снова прикрутили к столбу - и снова руками кверху. И было ясно, что до вечера отхлынувшая кровь причинит ему больше боли, чем остальным.

   Ксения бездумно смотрела на пыль, которая летала между столбами с живыми людьми, иногда поднимала глаза к небу, которое заволакивалось коричневой мутью... Не заметила, как впала в забытье, которое больше походило на тяжёлую дрёму.

   "Что у нас есть, - мелькали обрывки мыслей. - Есть отряд магов-лучников. Только можно ли на них надеяться? А если демоны-оборотни их уже нашли? Отыскали? Как нас нашли - таких сильных, как говорили, ведьм. Мы-то думали... А они..."

   Начали вспоминаться туманными полосами события, которые привели их, трёх, на столбы. Постепенно вырисовывалась такая картина: они бежали к краю той рощицы, хотели понаблюдать издалека, почти из засады, что делают демоны-оборотни и где расположили своих пленников. Женщины устроились за голым кустом, за которым можно было прятаться при маленьком условии - не шевелиться, превратившись в тени.

   Адри сделала для них отличную маскировку. Набросила на них паутину невидимости - такую мощную, что даже Ксения с трудом различала очертания своих подруг в том мареве, которое видела.

   Когда они определились на местности, Чара сказала, что лучше всего пройти к странному городу краем рощи. Там как раз очень много кустов. Даже облетевшие, они помогут неплохо спрятаться. Подруги, рассмотрев кусты, согласились.

   Но именно в кустах их поджидала засада.

   Трёх ведьм поймали просто: на подступах к городу, как потом поняла Адри, были сплошные ловушки. И они угодили в одну такую. Не разглядели, потому что делали их демоны-маги, обученные чуждой магии. И, кроме того, как сказала Адри, на подступах к демоническому городу привычная магия или колдовство не работали.

   Поэтому ловушки никто из трёх не заметил.

   Ловушка заключалась в том, что густые кусты были наполнены сонным облаком. Оно обволокло женщин. Не зная, чем они дышат, ведьмы наглотались его паров. Одурманенные, они просто-напросто упали, а демоны, обходившие границы города, легко нашли их и принесли на площадь, где готовилось мёртвое оборотничество.

   "И что сейчас делает князь Гавилан? - продолжала размышлять Ксения, бессильно глядя в камни. - Ждёт, что мы что-то сделаем. А что мы можем? Мы даже не знаем, как действуют камни... - Живое чувство заставило её напрячься. Чувство страха за отряд лучников во главе с князем: - А ведь их тоже могут поймать. Ещё и легче, чем нас!"

   Взгляд на Корвуса. Он ещё не очнулся после избиения. Чувствуя странную вину, Ксения снова опустила глаза. Если б она не пыталась испробовать заклинание огненного наговора вместе с подругами, он бы... "Нас всё равно будут сжигать! - в бессильной ярости мысленно закричала она. - Почему же я себя чувствую палачом, который специально отправляет его на костёр?! - И после мысленного крика снова потухла, уже не зная, о чём думать, потому что каждый столб, который она видела перед собой, перед глазами, уже горел. - Корвус... Милый, что делать?"

   Замерла. И напряглась, подняв голову. Корвус.

   Их, ведьм, колдовство, как и магия, здесь не работает.

   Но есть иная магия, которой она не понимала ещё больше.

   Магия, а может - колдовство, которые она опробовала дважды, - и те сработали.

   В отличие от принципов колдовства и той магии, которую она узнала, в этой, необыкновенной, магии Ксения будто шла в темноте, осторожно ставя ногу. Но женщина помнила, что сила этой магии сработала сразу, едва она инстинктивно обратилась к ней.

   Корвус висел на верёвках, беспомощно понурившись. Ксения собралась с силами и принялась за колдовство, или магию, принципов которой не знала, но надеялась на неё, потому что иначе больше ни на что надежды нет.

   21.

   Для начала она вычислила, что необходимо сделать, чтобы это колдовство сработало. Вспомнились слова Адри, которая настойчиво спрашивала, правда ли она, Ксения, передавала силы Корвусу. Итак. У них, трёх ведьм, получилось, пусть и с трудом, вызвать огонь там, где его вызывать в принципе невозможно, как утверждает старшая ведьма. Вывод: если они втроём снова попробуют, то сумеют добавить сил Корвусу. Совсем чуть-чуть, но... Ксения всё-таки затряслась от смеха пополам со слезами: "Помолиться, что ли, вам - великие Авось да Небось? А вдруг вы и впрямь были русскими языческими богами? А тут ещё - бабка надвое сказала, получится ли задуманное, нет ли... И выбор невелик. Вот именно - а вдруг в последний, решающий момент нам, ведьмам, самим понадобятся силы? А мы отдадим их Корвусу? Но без него - сказано в пророчестве - нам не сделать главного! Надо рискнуть!"

   - Адри... - прошептала она, насколько сумев, скосившись в её сторону. - Надо влить силы в Корвуса. Без него пророчеству не случиться.

63
{"b":"558744","o":1}