ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   - А теперь собирайтесь, - спокойно сказал Гавилан. - Времени мало. Вы должны выдвигаться прямо сейчас. Ксения, Корвус всё объяснит по дороге. Корвус, не забудь, что ты должен сделать в первую очередь.

   - Не забуду, - пообещал воин и повёл за собой Ксению.

   Они вышли от князя и немедленно пошли куда-то в сторону, потом свернули ещё куда-то, после чего Ксения благополучно потерялась бы во всех этих коридорах, не будь рядом Корвуса, не отпускающего её руки. Ксения спешила за воином, счастливая и озадаченная: "Собирайтесь?"

   Корвус завёл её в маленькое помещение, где двое незнакомых ей воинов охраняли небольшие кожаные мешки, лежащие на скамье. Один был раскрыт. Корвус вынул из него ещё один мешок, помельче, а уж из него - несколько перстней с драгоценными камнями, быстро надел их на пальцы Ксении.

   - Это наши родовые. Я сам отбирал подходящие для твоих пальцев, - объяснил он, вытягивая затем из мешка длинную золотую цепь с тёмно-зелёным камнем в оправе. И тоже надел на Ксению.

   - Этого не слишком много? - осмелилась спросить она, побаиваясь сказать, что парочка перстней слишком велика для её пальцев, и сжимая кулачок.

   - Для жены наместника - нет, - спокойно сказал он. - Мы сейчас пойдём к моим воинам, и я представлю тебя им. Моя жена должна выглядеть подобающе своему положению. И, кроме того, это всего лишь малость, что я должен тебе подарить - за всё, что ты для меня сделала.

   Договорив, он вдруг коротко взглянул на стражников, и опустил глаза. И, лишь когда Ксения шла с ним по коридору на выход, она сообразила: он хотел поцеловать её, но не хотел делать этого при... чужих. И обрадовалась, мысленно смеясь над собой: радоваться тому, что он не поцеловал!

   Если б не рука Корвуса, она бы сбежала от той толпы, к которой они вышли и которой наместник объявил её положение при себе. А потом она, смятенная, выяснила, что они, в сопровождении небольшой армии и мирных поселян, и правда вот прямо сейчас выезжают из крепости на опустевшие от человеческого присутствия земли, которые и объявлены его наместничеством.

   - То есть мы едем в то поселение, откуда Сиринга и Рубус? И маг Мори? - пожелала убедиться она.

   - Да, именно туда.

   И завертелось-закружилось. Эльфам, Рубусу и Сиринге, сказали, что они свободны в своём решении, и пара немедленно принялась собираться, чтобы присоединиться к людям наместника. Маг Мори, ошеломлённый стремительно летящими событиями, сказал, что не может поехать, поскольку его просит остаться старик Шилох. Прибежали взволнованные Чара с Рэдом и сказали, что едут с ними: мало ли что с деревней, а на просторы хочется - пожить в своём доме. Кроме всего прочего, князь Гавилан объявил отряду, ранее присланному из поместья старшего брата Корвуса, что желающие могут примкнуть к войску и обозу Корвуса. Нисколько не удивившись, а только обрадовавшись, Ксения увидела, как крепкий высокий мужчина повёл к обозам Метту. Волчица оглянулась на Ксению и широко улыбнулась, поймав её взгляд. Э... Кажется, Метта тоже нашла себе мужа? Любопытно, давно ли? Наверное, они из одного отряда?

   Корвус только размашисто ходил среди своих людей, среди телег с орущими домашними животными, прихваченными крестьянами в путь-дорогу, и негромко приказывал, что именно и как делать. Ксения, если бы и хотела, отстать от него уже не могла бы: он таскал её везде и повсюду за собой, будто боясь, что, отпусти её руку, он потеряет её. Только раз он единственным движением признался ей, что испытывает к ней какие-то чувства: они остановились возле лошадей, и он внезапно повернулся к Ксении. Глядя ей в глаза со всё той же странно тёплой улыбкой, мягко погладил её по голове. Изумлённая, она хотела было ляпнуть, что это за телячьи нежности, как вдруг дошло: он погладил не просто волосы, а ту самую цепочку в них. Больше она не пыталась даже думать о том, чтобы расспросить его обо всём. Сообразила: когда надо, - сам расскажет.

   Это "когда надо" наступило ближе к обеду. Наместник, подсадив жену на приготовленную для неё лошадь, и сам сел в седло. Причём, когда понял, что Ксения уверенно держится в седле, чуть не расцвёл довольной улыбкой. Пара отправилась впереди всего обоза, сразу после отряда воинов в полной экипировке. Здесь-то не было слышно того оглушительного шума, который производил крестьянский обоз. И тогда Корвус рассказал обо всём - именно обо всём, потому что, едва он забывал что-то упомянуть, Ксения тут же спрашивала.

   Князь Гавилан, замотанный войной и осадой крепости, не сразу мог заняться некоторыми делами своей вотчины, требующими его внимания. Но тут совпало сразу несколько условий: война в главном была закончена, и случай с Корвусом немедленно заставил его заняться своими подданными. Поскольку Гавилан обычно всегда сам и без откладывания на будущее решал дела, которые задевали его, как владетеля. Оставив крепость на верных людей - из тех, на кого мог положиться, князь взял Корвуса и отряд лучников-магов и помчался в родовое поместье Корвуса. Здесь он быстро выяснил, кто передал Корвусу заговорённый на неудачи кинжал.

   Виновницей оказалась женщина. У старшей дочери Корвусова брата уже появился жених. Его мать не знала о договорённости между старшим и младшим насчёт наследования. Боясь, что однажды единственному и любимому сыну придётся остаться ни с чем, а точней - в её маленьком домишке (они были на грани разорения), она и придумала план, чтобы удержать семейное поместье Корвуса в своих руках. Легко. Убить младшего из братьев, чтобы над любимым сыном не висел дамоклов меч нищеты. Молодые ничего о плане матери не знали.

   Взятые в дорогу два мага из княжеских быстро отыскали и виновницу наговорённого предмета, и того мага, который это сделал. Княжеский суд был скор и, по принципам государства, справедлив: женщину и мага казнили. На старшего брата Корвуса тоже возложили вину, что недосмотрел за будущими родственниками.

   Прямо на месте девушку и юношу поженили, благо присутствие князя позволяло это сделать очень быстро (Ксения затаённо улыбнулась, вспомнив недавнее), а со старшего брата Корвуса в качестве отступного за личную провинность взяли отряд воинов, двенадцать крестьян с семьями и хозяйством - в основном тех, кто кое-что соображал в строительстве. А также из поместья были взяты некоторые женские украшения, принадлежащие роду Корвуса. Князь прямо при младшем сказал старшему, что освобождает Корвуса от слова, данного брату, - с тем, чтобы назначить его наместником на те земли, по которым прошли демоны-оборотни. Старший брат Корвуса согласился, что это прекрасный выход из сложившегося положения, и на прощанье искренне обнял младшего брата, выделив для него ко всему прочему, кроме людей, ещё и продукты, и кое-что из необходимых вещей, чтобы младший не бедствовал на первых порах на новом месте. Князь Гавилан ещё съехидничал, что любовь старшего брата к младшему просто потрясающа.

   ... Некоторое время Корвус и Ксения ехали в молчании. Корвус, по-видимому, размышлял, всё ли он рассказал, а Ксения думала о другом. Для Корвуса это нормально: князь приказал - он выполнил. Но для неё стремительный выезд из княжеской крепости - повод хорошенько подумать, ради чего это сделал Гавилан. "Ну, зачем он по-быстрому выпер нас обоих на кошмарные земли, - размышляла она. - То есть, назначая наместником Корвуса, князь, с одной стороны, косвенно приносил извинения, что раньше не занялся его делом со старшим братцем. С другой - он отправляет армию на место, давно обезлюдевшее, зная, что эту маленькую армию возглавляет целиком и полностью преданный ему человек... Хм. Князь - практичный человек".

   Но все мысли о том, что князь Гавилан поимел здесь свою ну очень сильную выгоду, разлетелись, когда Ксения взглянула на Корвуса и наткнулась на его мягкий взгляд, в ответ на который сразу улыбнулась.

   - В этом походе нам придётся провести три дня, - сказал Корвус. - Будет несколько ночёвок под небом. Мы взяли с собой палатки. Для нас с тобой палатка будет двухместной. - И улыбнулся, дотянувшись до её руки - просто дотронуться.

72
{"b":"558744","o":1}