ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   Вздрогнула. Среди привычно ровного лесного гула, послышалось что-то отличное. Звук, какого в лесу быть не должно. Сжав рукоять меча, Ксения затаила дыхание. Стон - насколько она поняла. Кого-то ещё вчера ранили, но слишком тяжело, чтобы он потом нашёлся... А если это враг? Ксения отмела все мысли о том, кто это может быть, поклявшись себе, что обязательно увидит стонущего.

   Сделала пару шагов - стонать перестали. Ксения замерла на месте, изо всех сил вслушиваясь в лесные звуки. Снова тонкий слабый звук, будто кто-то поскуливает от боли. Ксения определилась наконец с местом, откуда доносится стон, и уже быстрей пошла навстречу звуку.

   Скулили в высокой траве, которую сильным ливнем положило плотной волной. Почти как низкий шалаш. Ксения, забыв дышать и остерегаясь, присела перед этим шалашом и подняла край.

   Под травяным снопом лежала черноволосая женщина. В мужской одежде, с нагрудным доспехом. Глаза закрыты. Лицо, всё в брызгах грязи и крови, сморщено от боли. Рот полураскрыт, и губы белые, в трещинах, наверное - из-за частого дыхания. В сознании ли она?

   - Эй... - шёпотом позвала Ксения и осторожно погладила её ладонь.

   Женщина открыла глаза и пыталась скоситься на Ксению. Не получилось, снова закрыла глаза, сглотнула и зашептала в ответ:

   - Убей... Убей меня... Я не хочу такой... судьбы... Убей...

   Ксения, пригибаясь, влезла к ней в шалашик и села рядом. Может, она помнит и то, как лечила старуха Адри? Увы... Никаких идей - при виде чёрной крови по всему телу. Но ведь изо рта кровь не идёт? Значит, внутренних повреждений нет, если судить по-дилетантски?.. Холодок прошёл по спине: раненая лежала здесь всю ночь. А вдруг воспаление лёгких подхватила? С другой стороны - выжила же! Ну-ка, попробовать сдвинуть неизвестную с места?.. Ксения просунула руки под мышки неизвестной и потянула на себя. Ростом та гораздо выше, да и тяжеловата, но волоком дотащить можно.

   - Что... ты делаешь? - выговорила та, с трудом держа глаза открытыми.

   Но Ксения уже вытянула её из импровизированного травяного шалашика. Не опуская почти сидящего тела полностью на землю, всё ещё держа его под мышки, снова огляделась и прислушалась, дыша ртом для надёжности. Никого. Пока, по крайней мере. А значит, можно тащить раненую до укрытия без остановок.

   Та всхлипывала, пыталась угрожать, скулила, но Ксения, сцепив зубы, доволокла её до личного, как считала теперь, убежища. Тут хоть сухо и ветра нет.

   Уложив свою притихшую ношу возле затухающего костерка, она подбросила в огонь веток, а потом вынула из обломков припрятанный плащ и втащила раненую на него. Выпрямилась, схватившись за поясницу - потаскай-ка в полусогнутом положении на такое расстояние... Облизала пересохшие губы и поняла, что следующая проблема - всем проблемам проблемища! Нужна вода. Во-первых, чтоб не умереть с голоду. Во-вторых и главнейших - чтобы промыть раны неизвестной. Да и её саму напоить... Глядя на огонь, с радостью голодной змеи, шипя, накинувшийся на топливо, Ксения вздохнула и почти машинально сняла с раненой доспех, чтобы той дышалось удобней. Князь забрал не только всех своих людей, но и всё, что при них, при поселянах, было - утварь в первую очередь. Пойди сейчас дождь - даже небесной воды не набрать в нужном количестве. Эх, хоть бы котелок тот оставили, в котором воду кипятили для чая и перевязок.

   Стоп! Как это не набрать! Проблема есть с нагреванием воды, но не с набором!

   Ксения быстро дотянулась до сброшенной возле костра сумочки и раскрыла её. Так, кое-что пригодится и в этом мире. Магазинный пакет, например. Она схватила пакет и побежала к входу. Уже не скрываясь, бегом домчалась до того места, где нашла обломок меча. Подняла пробитый щит - у него форма плоской чаши! - и кинулась назад. Возле укрытия расправила в середине щита пакет и быстро прошла по высоким травам, сбивая и собирая с них воду. Колпачком от помады сумела чуть-чуть, но напоить раненую. Мелочь, а приятно. Колпачок помог аккуратно влить воду в слабо шевелящийся рот, не потеряв ни капли драгоценной сейчас влаги. А пока Ксения поила раненую, она успела отломить от лепёшки, оставленной Шилохом, несколько кусочков и сама запила их набранной водой. Остатки она рассчитывала скормить раненой, как только та станет покрепче. Сейчас та и воду глотала трудно.

   Плащ очень пригодился. Обломком меча Ксения срезала с него разлохматившийся край (всё равно одёжка длинная!) и протащила клочок по мокрым травам, после чего сумела в несколько вылазок из убежища протереть лицо раненой и убедиться, что она, в общем-то, уже не слишком-то и выглядит умирающей. Скорее - потеряла много крови, пока лежала оглушённая. Рану на голове Ксения тоже нашла. Аж передёрнуло, когда поняла, что скользящим ударом, наверное, меча, женщине срезало кожу вместе с волосами. Прикусила губу - теперь уже чтобы самой не заплакать от облегчения.

   Время от времени мелькала мысль: а вдруг эта женщина - враг князя Гавилана? Но в душе махала рукой. Она сама-то ещё не определилась, кто будет ей этот надменный до жути князь!..

   Все мысли о статусе раненой пропали, едва Ксения, осторожно промывая ей рану на голове той же тряпкой от плаща - сделать для неё хоть что-то! - неожиданно почувствовала странное, довольно болезненное покалывание в собственной руке.

   Удивлённая поначалу, Ксения поняла, что ей что-то зажимает предплечье и не даёт привычно двигаться, хотя до сих пор всё было нормально. Нисколько не сомневаясь, быстро расстегнула верхние пуговицы на джинсовой рубашке, чтобы освободить плечо и посмотреть, в чём дело. Захлопала глазами при виде того, что цепко обвивало её руку. Забыла дышать. И, наконец, сообразила!

   "Адри! Чёртова старуха!" - победно, хоть и беззвучно засмеялась она, торопливо стягивая с предплечья браслет!

   Вот что сделала ведьма, устроив новое затемнение, пока Корвус ходил за князем! Она заставила Ксению передвинуть браслет высоко на предплечье, чтобы Шилох, забирающий предметы, когда-то принадлежавшие ей, не заметил одного, куда Адри явно успела переместиться!

   Браслет оказался хорош тем, что не был цельным и сработан из достаточно мягкого металла. Ксения торопливо, хоть и осторожно, раздвинула его дуги и, мысленно перекрестившись, надела полуобруч на голову, спустив на лоб. Получилось, как будто подняла очки, которые еле-еле зацепились за уши и которые пока не нужны для работы, а положить их куда-то лень.

   "Наконец-то!" - самодовольно сказала старуха.

   - А разве ты умеешь перемещаться из предмета в предмет?

   "Я много чего умею!" - горделиво проворчала та.

   - Зачем ты это сделала? - улыбаясь, спросила Ксения, на всякий случай выйдя из убежища, где странный монолог могла услышать раненая женщина. - Учти: если ты осталась, чтобы уговорить меня вернуться, то зря это сделала!

   "И не думала, - призналась Адри. - Я осталась, потому что впервые встретила такую же упрямую ослицу, как я сама! И мне стало любопытно..."

   - А ты не боишься, что меня сегодня же убьют, а ты попадёшь неизвестно в чьи руки? - уже серьёзней спросила Ксения. - Браслет-то и переплавить могут. И как ты тогда? Пропадёшь зазря!

   "Э, милая, пожила бы с моё, поняла бы, что любое приключение в такой жизни, как моя, даже если это всего лишь побег бесплотного духа, становится настоящим глотком воздуха!"

   - Подожди-ка, а сколько тебе лет? - нахмурилась Ксения, впервые сопоставив то, что уже слышала, но не восприняла правильно: знания и умения старухи - это понятно, раз она старуха; но как появилась необычная передача её знаний? Откуда князь знает об этом? Он сам маг? Или Шилох всё про это знает?

   "Думаешь, я помню? - хмыкнула Адри. - Нет, милая, счёт годам давно утерян. Знаю только, что ты третья на моём веку, кто должен был надеть обруч".

   - Ты поможешь мне с той раненой? - взволнованно спросила Ксения.

8
{"b":"558744","o":1}