ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, конечно, – Антон разжал пальцы. – Те телохранители тоже клялись? Чего глаза отводишь? Погоди… А эти покушения на Анну – они с вашим миром связаны! Ты притащил сюда убийц!

– Не я. Сариты. Им, в отличие от инкубов, проще пройти рубеж. Тем более, что люди зачастую сами открывают проход.

– Хрен редьки не слаще, – Антон растер лицо ладонями, – У вас больше семисот человек убили, а вы ничего сделать не смогли. Нет, говори что хочешь, делай, что хочешь, но Анька останется тут!

– Вам меня не остановить, Антон. В назначенный час мы уйдем в мой мир, и Наири займет предназначенное ей место.

– Опять двадцать пять… Убийц хоть поймали? Или так… проглотили?

Эйр с интересом принялся рассматривать стену за спиной собеседника. Антон усмехнулся:

– Проглотили, значит.

– Я… понимаю вашу обеспокоенность. Но вы же понимаете, что со мной не справитесь, – Эйр старался говорить предельно вежливо, и очень аккуратно подбирал слова. – Я все равно заберу Наири. Контракт должен быть выполнен. То, что она его лично не подписывала, значения не имеет. Но одно могу сказать точно – я сделаю все для её безопасности.

– Ну да. По-вашему, это должно меня успокоить? Черт! – Антон вскочил, зажимая кровоточащую руку. В пылу спора он забыл о разбитой чашке и со всего маху опустил кулак прямо в осколки.

– Лаир! – Эйр даже головы не повернул в сторону двери, но девушка словно ждала зова.

– Господин, подождите минуту, я обработаю рану.

Делала она это весьма умело. Антон смотрел на сидящую у его ног девушку. Лаир склонила голову, отчего волосы распались на пряди, открыв белоснежную шею… Длинное платье на узких бретелях не скрывало спину, и белоснежная кожа казалась шелковистой, мягкой, светящейся…

– Я сам. Спасибо, – сглотнул Антон и забрал у Лаир перекись.

Жидкость запузырилась, вымывая из раны крохотные осколки стекла и грязь. Антон промокнул руку и перевязал рану, неловко действуя одной рукой. Потом встал:

– Пойду, проверю Аню.

Эйр с кривой усмешкой смотрел ему в след – реакция человека была предсказуемой.

Антон поднялся по лестнице, прыгая через ступеньку, и прислушался. Из-за двери доносились странные звуки – словно Анна была не одна.

Ручка повернулась бесшумно, впуская мужчину в комнату.

Луч света пробивался между плохо задернутых занавесок и падал прямо на кровать. По ней металась Анна. Простыня сбилась, открывая взгляду задравшуюся сорочку, а руки двигались по телу, касаясь самых интимных мест. С губ то и дело слетали стоны, переходящие в хриплое дыхание.

Антон замер. Со стороны казалось, что женщине снится чертовски приятный сон. Но мужчина слишком хорошо знал свою подругу. Она стонала не от наслаждения, а от брезгливости, от страха, от боли… И не ласкала себя, а пыталась снять с тела что-то невидимое.

– Аня! Анюта! – потряс он её за плечо.

Мутный взгляд заметался по комнате, постепенно проясняясь. Узнав Антона, Анна откинулась на подушки и спокойно поправила ночную рубашку.

– Простыню дай, – попросила хрипло.

В шкафу нашлась чистая, и Антон привычно накрыл ей Анну.

– Снова кошмары?

– Угумс, – кивнула Анна и отвернулась. – В последнее время все чаще.

– Из-за стресса. Как самочувствие? – Антон присел на край кровати, нащупал под одеялом запястье и проверил пульс, – Дерганный. Сейчас валерьянки накапаю…

– Не надо. Само пройдет, – Анна помолчала, а потом пожаловалась: – Я испугалась.

– Не удивительно. Я тоже.

– Нет, ты не понял. Нужно было после схватки проверить, как Эйр. Все ли в порядке, может, ранен… Перевязать, в конце концов! Но… Хреновый я врач, да?

– А ну, посмотри на меня!

Антон вгляделся в светло-карие глаза и нахмурился:

– Хватит себя корить. Все в порядке. Ты хороший врач, Аня.

– Я "скоростник", Антон. Я не имела права паниковать. Я никогда не боялась, даже в критических ситуациях. И в наркопритоне, когда тот парень на меня со шприцем кинулся. А тут…

– Аня… – Антон поймал её взгляд, зацепил своим. – Анюта, ты помнишь наш уговор? Как мы живем, когда не видим выхода из сложившейся ситуации? А?

– Постепенно, – она вдруг стала очень послушной, – За рассветом следует день, а им на смену приходят сумерки и тьма. Но утром мы живем только им, не ожидая полдня, а вечером не вспоминаем ночь. Один день. У нас есть настоящее, и не стоит думать о будущем…

– Умница. Давай, так и будем жить? Одним днем… Пока все не придет в норму.

– А оно придет?

– Обязательно. Я обещаю. И.. знаешь что? Я тоже… хреновый врач.

Анна уставилась на друга. Заниженной самооценкой он никогда не страдал. Иногда у его друзей даже возникало желание поправить ему корону лопатой. Останавливала боязнь лишить мира высококлассного специалиста.

– Чего смотришь? Удивлена?

– Рассказывай.

– Любопытничаешь? Это хорошо, не сдаешься, – улыбнулся Антон. – Только выливать свои проблемы на тебя я не стану. Потому как, Анька, ты сейчас мой пациент. В другой раз как-нибудь. За бутылочкой хорошего вина.

Мечты прервала распахнувшаяся дверь. На пороге возник Эйр:

– Наири, простите, что прерываю… но уже поздно. Вашему гостю пора.

– Выгоняешь? – Антон выпрямился, расправив плечи, навис над Эйром, глядя сверху вниз. – А если я не уеду?

– Господин Антон, хоть вы и друг Наири, вам лучше следить за своей речью, – холодно отозвался инкуб.

– Антон, не надо… – одновременно с ним попросила Анна.

– А что, я не прав? Оставить тебя с инку… – выражение лица неожиданно поменялось, Антон даже хихикнул. – Слушай, а неплохая идея, как думаешь?

Подушка почти попала в цель. Но Антон вовремя сделал шаг в сторону, и удар в очередной раз достался Эйру. Тот даже не покачнулся. Поднял "снаряд", положил на место и продолжил свое:

– Вам пора.

– Вот неумолимый! Ладно, я уеду. Но учти – завтра вернусь. И если Ани тут не будет… Я тебя из-под земли достану. Достану – а потом снова… закопаю.

Анна смотрела на мужчин, открыв рот. В таком состоянии Антона она видела всего один раз. И тогда все закончилось очень плохо… для его противника.

– До Перехода еще долго, – задумчиво протянул Эйр. – Если есть желание, приезжайте завтра.

Антон ободряюще посмотрел на Анну и вышел.

Эйр сдержал слово – ночью они не уехали. Антон нашел подругу в саду. Она, удобно устроившись в мягком кресле, внимательно рассматривала планшет. На экране мелькали фотографии.

– Знаешь, а Эстрайя не такая уж и страшная.

Антон взглянул на картинки:

– Типичный земной вид.

– Эйр говорит, в Эстрайе иной уровень развития. Наша техника не работает. Так что накачал мне картинок из Интернета. Сказал, пейзажи точь-в-точь, как у них.

– Картинок я тебе каких угодно накидаю.

– Тоже верно… Слушай, а что это вчера был за приступ самоуничижения?

– Ну, – Антон смутился. – Не только же тебе ныть. Я тоже иногда срываюсь. Рассказывай, как самочувствие?

– Паршиво, – Анна отложила планшет и встала. – Домой хочу. Так все это надоело. Веришь – я даже по работе соскучилась.

– Наири нужно больше отдыхать.

В комнату вплыла Лаир. Складки длинного платья, струились по телу, обнимая ноги. Высокая прическа открывала изгиб стройной шеи.

Антон покраснел и поспешно отвернулся, делая вид, что разглядывает сад.

Лаир поставила поднос на стол и разложила принесенные предметы. Анна узнала лишь чайник и чашку.

– Продолжим обучение? – на веранду вышел Эйр. – Я расскажу о Малой чайной церемонии.

Он открыл маленькую коробочку, наполненную серо-зелеными шариками.

– Это цветы дерева нуи. Оно растет только на южном склоне Скалистых гор. Большую часть года дерево спит, спасаясь от холодных ветров. Но весной, когда начинает таять снежная шапка, укрывающая вершины, могучие корни доставляют воду к извитым ветвям. Вскоре они покрываются жесткой листвой, которая служат защитой сокровищу – цветку из тысячи лепестков. Его жизнь коротка – ветры срывают листья с веток и гонят прочь. И тогда, чтобы дождаться следующей весны и превратиться в плод, цветок укутывается корой. Но если бросить его в горячую воду…

14
{"b":"558745","o":1}