ЛитМир - Электронная Библиотека

Он встряхнул свой амулет, и пятеро драконоборцев, вернувшихся вчера позже обозначенного срока, рухнули на дощатый пол. Лица их исказились от боли, глаза повылезали из орбит, а на губах выступила кровавая пена. Скрюченными пальцами несчастные начали рвать на себе куртки, словно пытаясь добраться до чего-то невидимого под одеждой, но из их уст не вырвалось ни единого стона.

- Наказание продлится до обеда. Провинившихся не трогать - всё равно ничем вы им не поможете, - мрачно произнёс маг и обратился к десятнику: - Эрек, я приму пополнение, а ты начинай занятия.

Когда Дилль взмыленный, словно лошадь после пробежки под Гунвальдом, заканчивал неведомый по счёту круг, во двор вывели новых драконоборцев. К постоянно прибывающим новичкам Дилль уже привык, но сейчас он от удивления застыл, словно заправский ярмарочный ротозей на цирковом представлении. Среди новоприбывших один выделялся массивным телосложением и, главное, одеянием - длинная ряса из тёмного материала резко контрастировала с одеждой остальных.

- А что здесь делает достопочтенный? - спросил у мага десятник.

- Желает вступить в отряд драконоборцев. С ума сошёл, не иначе. А я его принять не могу, ведь тогда Совет высших магов передерётся с церковным Конклавом. Гроссмейстер Адельядо потом с меня шкуру спустит, причём, в самом натуральном смысле этого слова, - маг повернулся к монаху. - Скажи мне, достойный брат, чем ты собираешься поразить дракона, кроме молитвы?

- Топором могу попробовать, - монах откинул капюшон, и теперь все смогли разглядеть его лицо.

- Итишкин кот! - завопил десятник. - Геронище! Вот это да!

- Э-э, вы знакомы? - спросил маг.

Эрстан, конечно, удивился, но его удивление не шло ни в какое сравнение с изумлением Дилля, который узнал в представителе церкви Единого брата Герона. Кто бы мог подумать - брат Герон из Верхнего Станигеля собственной персоной!

- Знакомы ли мы?!! Конечно, знакомы! - вскрикнул десятник, обнимая монаха. - Это же Герон-Мясорубка - лучший топорник всей южной армии...

Тут Эрек нахмурился и с подозрением уставился на монаха.

- Так, я не понял, а что ты делаешь в Тирогисе? Ты же вроде как не должен приближаться к столице на сотню лиг. Сбежал из монастыря?

- Нет, вот и письмо рекомендательное есть от настоятеля, - монах вынул свёрнутое трубочкой письмо. - Можешь не читать, я и так скажу, что там написано.

- Лучше уж я прочту, - проворчал десятник.

Быстро пробежав глазами текст, он молча протянул бумагу Эрстану. Маг столь же быстро ознакомился с содержимым письма и растерянно пожал плечами.

- Ну, если так, то я возражать не могу. Правда, каждый драконоборец должен иметь вот такой амулет... - с этими словами Эрстан достал из мешочка пригоршню золотых капель, внутри которых сверкали белые камушки. - Но монахам...

- Если должен - давай! - Герон протянул руку.

Пока маг колебался, Дилль рванулся к монаху, не думая, что за подобное своеволие его могут наказать так же жестоко, как и опоздавших.

- Стой, Герон, не бери эту пакость! Ты же в рабство попадёшь!

Впрочем, порыв Дилля остался безнаказанным - маг уже и без того спрятал амулеты обратно в мешочек.

- Пусть магистры сами решают - положено монаху церкви Единого иметь амулет или нет, - проворчал Эрстан. - А пока приступай к занятиям вместе с другими.

Отряд драконоборцев, увеличившийся за последние дни до тридцати человек, до обеда продолжал занятия под руководством десятника. Надо отдать справедливость Эреку - несмотря на своё давнее знакомство с монахом, он гонял Герона не меньше остальных - скорее, тому доставалось даже больше.

Когда вспотевшие и уставшие драконоборцы потянулись в казарму, к Диллю подошёл монах.

- Здорово, дружище!

- И тебе не хворать, Герон! Ты с ума сошёл? Зачем ты сунулся в этот гадюшник?

- Деньжат заработать, - ухмыльнулся монах. - Я как рассказал настоятелю про твоё жалование, так он сразу же согласился меня в драконоборцы спровадить. А что тут творится?

- Сейчас увидишь, - мрачно ответил Дилль. - Из-за этих проклятых амулетов мы вынуждены выполнять любой приказ начальства, даже самый дурацкий. А тех, кто ослушался, ждёт вот что...

С этими словами Дилль указал на корчившихся на полу казармы бедолаг. В этот момент появился маг, потёр свой амулет и прошептал что-то. Пятеро несчастных прекратили извиваться - бледные, с трясущимися руками, они сидели на полу и явно ничего не соображали.

- Они вчера просто опоздали к ужину, - пояснил Дилль. - Поэтому с самого утра вот так и мучились.

- Однако! - присвистнул монах. - Сурово. Маги что-то новое придумали. Раньше такого в Тирогисе не было. Спасибо тебе за предупреждение.

На плечо Дилля опустилась тяжёлая рука. Он обернулся - над ним нависал каршарец. Проклятье, ведь варвар обещал отвернуть ему голову! Взгляд Дилля заметался в поисках какого-нибудь укромного места - что-нибудь типа узкой-узкой щели, куда каршарец за ним не пролезет в силу своих громадных габаритов.

- Стоять! - рявкнул Гунвальд, сжав плечо Дилля, который отпрянул от варвара, собравшись нырнуть под кровать. - Ты это... в общем, извини меня за утреннее.

Рука варвара разжалась, и Дилль, потерявший опору в виде могучей длани каршарца, всё-таки улетел под кровать, куда только что собирался прятаться.

- Э-э, ладно, извиняю, - Дилль поднялся. - А с чего это ты передумал меня казнить?

- Мне сказали, что это ты меня вчера сюда приволок? - полувопросительно-полуутверждающе сказал Гунвальд.

- Было дело, - кивнул Дилль. - Ты вчера в "Стойле дракона" всё вино выпил и возвращаться в казарму никак не хотел. Да и, честно говоря, не мог. Пришлось тебя на себе тащить, благо, я уже натренировался. Слушай, тебе худеть надо - в следующий раз я тебя не понесу.

Варвар вздохнул.

- Мне нельзя - в Каршаре засмеют. В общем, спасибо, Дилль - если бы не ты, валяться бы мне сегодня вместе с теми.

Каршарец указал на пятерых наказанных, которые до сих пор ещё не пришли в себя и продолжали сидеть на полу. Дилль усмехнулся - эк варвара пробрало - даже по имени его назвал, а ведь раньше кроме как задохликом не величал.

- Да не за что! Ну не мог же я тебя оставить в этом кабаке...

- Вот поступок настоящего друга! - варвар хлопнул Дилля по плечу.

- ... тем более, что та симпатичная служаночка к тебе так ластилась, - не замедлил добавить Дилль, потому что от варварского дружеского похлопывания рука у него просто онемела. - Не мог же я тебя оставить ей на растерзание. Ах, говорила она, какой мужчина...

- Служаночка? Такая беленькая и вся из себя... - тут Гунвальд изобразил выпуклости женского тела. - И ты, собачья душа, увёл меня от неё?!!

- Да какая тебе разница - ты же всё равно ничего не вспомнил бы, - убедительно сказал Дилль. Слушай, вот в следующий свободный день, когда ты не будешь так пьян, подойди к ней и поговори, может, чего и срастётся. А лучше без всяких разговоров сразу шлёпни пониже спины - говорят, женщины от этого просто млеют. Тем более, она вокруг тебя уж так увивалась, так увивалась...

- Увивалась... - пробормотал Гунвальд. - Нет, не помню. Какая жалость!

- Пить надо меньше. Слушай, а ты всегда так надираешься?

- Нет, обычно я могу выпить куда больше. Но вчера я был расстроен, вот и расслабился.

- Расстроен? - переспросил Дилль. - Наконец-то понял, что зря в драконоборцы подался?

- Нет, меня ограбили, вот я с расстройства и засел в кабаке.

- Ограбили? - монах оглядел мощную фигуру варвара с ног до головы. - Что-то мне не верится, что в Тирогисе нашлись самоубийцы, напавшие на каршарца.

- Не, на меня никто не нападал, - вздохнул Гунвальд. - Это был всего лишь тощий вонючий хорёк - торговец амулетами и зельями.

- Ну-ка, ну-ка, - заинтересовался Дилль, - расскажи поподробнее, как тощий вонючий хорёк ограбил могучего ва... каршарца.

- Ну, наверное, я сам виноват, - протянул Гунвальд. - Забрёл я в квартал чародеев, иду мимо этой лавки, вижу, амулеты магические висят, травы какие-то, животные всякие засушенные. Думаю, может, этот маг сумеет мой амулет расколдовать, да и зашёл внутрь. Но хозяин лавки оказался не чародеем, а простым торговцем, я и собрался уходить. И, даже не понял как, но по пути опрокинул полку со всякими зельями. Торгаш давай орать, как резаный, что я его разорил и теперь должен ему двадцать золотых. Я уже собрался придушить этого наглеца, но тут набежали патрульные из городской стражи. В общем, меня повязали и в уплату за ущерб забрали тот золотой, что мне в казначействе выдали. Ладно ещё мелочь не нашли - вот на неё-то я и гулял в кабаке...

14
{"b":"558748","o":1}