ЛитМир - Электронная Библиотека

- Гунвальд, потом расскажешь о своих ратных подвигах, - махнул рукой на варвара монах. - Дилль, я не утверждаю, что это некромагия в чистом виде, но что-то на неё очень похожее. Пойду-ка я поговорю с Эреком, пока время есть, может, он чего расскажет.

- А даже если это и некромагия? - зевнул Гунвальд. - Какая разница, каким заклинанием отправляют нас на бой с драконом? Пустое всё это.

Дилль хотел было возразить, что разница огромная, и что если доказать, что к ним применили некромагию, то можно попробовать отменить их поездку в Неонин, но промолчал. Даже если всё обстоит именно так, как предположил Герон, то конкретно для Дилля и Гунвальда встреча с чёрным драконом всё равно неизбежна. К тому времени когда завертится бюрократическая машина Ситгара и пройдёт расследование, шестой отряд драконоборцев давно и благополучно погибнет под стенами Неонина. Но Дилль всё равно решил не оставить этот вопрос без внимания - чисто от избытка природной любознательности.

- Я потом с Эрстаном пообщаюсь, - сказал Дилль. - Сейчас перед отъездом у него вряд ли время найдётся, а вот на первой же ночёвке непременно спрошу про некромагию.

- Спроси, - разрешил Гунвальд и, пользуясь свободной минуткой, тут же захрапел.

Вскоре к пажеской казарме привели тридцать восемь лошадей - по одной на каждого драконоборца. Дилль, волоча на себе немаленький мешок с различными походными принадлежностями и недельным запасом еды, поморщился, глядя на предназначенного ему коня - тот был старым, облезлым, мосластым и с прогнутой спиной.

- Похоже, кто-то в королевском казначействе неплохо погрел руки на поставках так называемых коней для наших нужд, - заметил Гунвальд, разглядывая своего скакуна.

- А я думаю, поскольку никаких надежд на возвращение лошадей нет, нам спихнули тех кляч, которых всё равно собирались пускать на убой, - ответил монах.

В пользу последней версии говорил и запас пищи в мешках. Насколько помнил Дилль, десятник Эрек рассказывал, что путь в Неонин для верхового занимает неделю.

- Еды у нас в мешках на неделю. Значит, никто не верит в наше возвращение, - невесело сказал Дилль.

- На обратном пути вас буду кормить я за счёт королевской казны, - послышался голос Эрстана, услышавшего фразу Дилля. - Если, конечно, кто-то из вас выживет. Между прочим, так сам король распорядился.

- До чего же приятно знать, как сильно меня ценит Его Величество, - саркастически хмыкнул Дилль и пошёл проверять упряжь своего престарелого скакуна.

Час спустя отряд под предводительством Эрстана покинул пажеские казармы. Проезжая по улицам Тирогиса, Дилль обратил внимание, что все встречные провожают драконоборцев сочувственными взглядами. Стражники из патрулей при виде их отряда брали "на караул", хотя прекрасно знали, что среди драконоборцев больше половины вчерашних воров и разбойников; встречные девицы и женщины вздыхали и промокали глаза платочками; лавочники, выглядывая из своих лавок, неуверенно желали удачи драконоборцам. Добил Дилля попрошайка, сидевший на перекрёстке двух широких улиц - он сначала принялся канючить милостыню, но, опознав во всадниках драконоборцев, поднялся и, достав из рваной и облезлой шапки пригоршню медяков, протянул им монеты.

- Возьмите, господа драконоборцы, окажите честь! - прошамкал попрошайка.

Разумеется, честь выпала на долю Дилля. Он посмотрел на каршарца, затем на монаха - те в ответ пожали плечами. Дилль взял монеты, поблагодарил и спросил:

- А ты как же?

- Мне ещё подадут, а вам жить осталось всего ничего. Думаю, вам деньги нужнее.

Дилль пожалел, что вчера они все свои деньги истратили. Зато ехавший следом Блер достал из кошеля золотой окс и кинул его нищему.

- Выпей, милейший, за наше здоровье... ну или за вечный наш упокой.

Попрошайка схватил золотой так быстро, что Дилль даже усомнился в своих глазах - а была ли на самом деле монета? Судя по довольной физиономии нищего - была.

- Не отставать! - послышался голос мага. - Эй, хвост, ускорьтесь!

Видимо, в качестве подгоняющего средства маг использовал какое-то воздействие на амулеты отставших, потому что из арьергарда послышались дружные ругательства, и пятеро всадников мигом догнали основной отряд. До главных ворот драконоборцы - даже те, кто плохо умел держаться на лошади, ехали плотной колонной, и только покинув черту города, отряд вновь начал растягиваться. Эрстан остановил своего коня (Дилль не преминул отметить, что лошадка мага была куда моложе и ухоженнее их скакунов), оглядел драконоборцев и сказал:

- К вечеру мы должны остановиться в селе Молчальное - а туда ехать двадцать лиг. Там есть королевская почта и, соответственно, ночлег. Тот, кто сумеет добраться сегодня до почтового яма, будет спать в тепле и относительно удобно. Остальным ночевать придётся под открытым небом, и непромокаемые плащи вас не спасут от ночного холода. К тому же, завтра отставшие должны будут нагнать основной отряд, то есть, придётся вам встать пораньше и ехать подольше.

- Господин маг, у меня уже ноги болят, - попытался разжалобить Эрстана один из бывших воришек.

- Это твои трудности, - пожал плечами маг. - Отстанешь - болеть будет всё тело до самого Неонина. Это я тебе обещаю.

Дилль, который тоже хотел пожаловаться на нехорошее самочувствие своей пятой точки, прикусил язык - жалобами мага явно не пронять. Остаётся терпеть, тем более, что не ему одному неуютно в седле. Вон, Гунвальд, тоже елозит и морщится, а ведь они только покинули Тирогис и весь путь ещё впереди. Герон, в отличие от своих друзей, сидел в седле, как влитой - сразу видно, что он в своей прошлой домонастырской жизни привык ездить на лошадях.

- Вперёд! - крикнул маг. - Отставшие спят на земле.

*****

В смотровом зале, что располагался на предпоследнем этаже королевской башни, стояли двое мужчин. Тот, что постарше, щеголял в длинном балахоне, расцветка которого постоянно менялась от сиреневого к зелёному и обратно - чтобы достичь такого длительного и непрерывного эффекта потребовался труд явно не одного десятка бытовых магов. На голове его красовалась островерхая широкополая шляпа с пряжкой, украшенной неприлично крупным розовым бриллиантом. Пальцы мужчины были унизаны перстнями с драгоценными камнями. И даже в длинной седой бороде можно было заметить несколько золотых нитей. Судя по всему, человек этот любил одеваться броско и в средствах ограничен не был.

Второй - мужчина средних лет, был одет в изысканный, но совершенно не бросающийся в глаза коричневый костюм - в таких любят приходить на праздник не очень зажиточные лавочники. Однако, несмотря на очевидную скромность одеяния, собеседник к нему обращался с видимым уважением - в общем-то, ничего удивительного, с королями именно так и разговаривают, а кто этого не понимает, тот рискует лишиться королевского расположения или собственной головы.- Это они? - спросил король Юловар второй, глядя сквозь широкое окно куда-то вниз.

- Да, Ваше Величество, - кивнул собеседник, даже не потрудившись глянуть туда, куда смотрел король. - Через пять дней они должны прибыть в Неонин, ещё день потратят в поисках дракона, день-два уйдёт на то, чтобы собрать выживших, если таковые будут, и ещё дней семь на обратный путь. Итого, через пятнадцать дней мы будем знать, жив ли ещё дракон.

- Я почему-то и не сомневаюсь, что он будет жив, - проворчал король. - С этим драконом надо заканчивать. Провинция окончательно разграблена; крестьяне и ремесленники разбежались; южная граница открыта; граница с Запретным пределом не охраняется, и оттуда на мои земли лезет всякая дрянь; пошлина за провоз товаров через Ситгар не берётся... во всяком случае, в казну ничего не идёт. Между прочим, прокуратор уверен, что граф Бореол уже в достаточной степени набрался ума, и в ближайшие лет пять будет шарахаться от хивашских посланников, как от чумы.

- Прокуратор уверен, а вы сами действительно убеждены, Ваше Величество? Что-то у меня о графе не сложилось впечатление, будто он понял свою ошибку.

22
{"b":"558748","o":1}