ЛитМир - Электронная Библиотека

Стражники у малых городских ворот взяли на караул, когда Дилль вышел из стен Тригорода и направился к "Кухарке и петуху". Таверна и раньше была излюбленным местом Дилля, а в последние пару месяцев он оттуда практически не вылезал, потому что мамочка Августина сочла за честь бесплатно кормить и поить героя-драконоборца. Впрочем, Дилль прекрасно понимал, что хозяйка в накладе не остаётся - стоило ему появиться в "Кухарке и петухе", как в таверну набивалось народа больше, чем мог вместить небольшой зал. И хотя уже все в Тригороде знали историю эпической битвы, всё равно каждый день в таверну приходили желающие лично послушать великого героя.

Едва Дилль появился на пороге "Кухарки и петуха", как послышался вопль слуги:

- Дорогу господину Диллитону!

Он прошествовал к длинному столу и уселся в кресло, которое мамочка поставила специально для него. Около кресла на стене красовались три когтя дракона - их хозяйка выпросила у городской управы, которой Дилль продал убитого ящера. Августина с превеликим удовольствием повесила бы и ещё какую-нибудь "драконятину", но тушу быстренько раскупили по кусочкам жители Тригорода - в первую очередь владельцы чародейских лавок, а засушенная голова дракона теперь красовалась на высоком столбе, вбитом посреди главной городской площади. Поговаривали даже, что рядом собираются воздвигнуть памятник почётному гражданину - Диллитону Тригородскому, но пока дальше слухов дело не шло.

Люди, собравшиеся в "Кухарке и петухе", тактично подождали, пока герой закусит, а потом начали собираться вокруг его стола. Дилль, прекрасно понимая, чего от него ждут, тем не менее, не раскрывал рта до первого вопроса.

- Господин Диллитон, - робко обратилась к нему какая-то крестьянка, - а правда, что вы голыми руками убили дракона?

- Само собой, милочка! - снисходительно улыбнулся Дилль. - Не совсем, конечно, голыми руками. Я его долго выслеживал. Видел, как он разорвал на части пойманного бизонобыка и сжевал его так же быстро, как я этот кусок пирога.

С этими словами Дилль затолкал в рот кусок капустного пирога, но поперхнулся и закашлялся. Кто-то заботливо похлопал героя по спине, и Дилль, с выпученными глазами приложился к кружке.

- Так вот, я вышел в чисто поле и крикнул этому чудовищу "Выходи на смертный бой!" А дракон...

- Вы ещё забыли сказать про силушку богатырскую, - пролепетал мальчишка, с обожанием глядевший на рыжего драконоборца.

- А, ну да! Говорю, испробуй на себе силушки богатырской, тварь поганая! Тут ящер позеленел со страху и начал огнём жечь всё вокруг. Я думаю, это он хотел скрыться за дымом и сбежать. Но от меня не уйдёшь!

Дилль высосал до конца кружку, и ему тут же поднесли следующую. К вящей радости мамочки Августины слушатели немедленно последовали примеру героя. Дилль, тем временем, горячась всё больше и больше, входил в раж и размахивал руками, изображая жестокую битву с драконом.

- ... уже в третий раз бросился на меня! И тут я увидел сухую берёзу, что случайно уцелела на поле битвы. Я схватил её и использовал, как копьё...

- Вы ещё забыли сказать, что срубили её одним ударом, - вставил всё тот же мальчишка, видимо, знавший эту эпопею уже лучше самого Дилля.

- Как? А, ну да! Срубил одним ударом! А потом, когда чудовище в четвёртый раз бросилось на меня с небес, я упёр толстый конец ствола в землю, а верхушка его смотрела прямо в грудь пикирующему дракону. Видели бы вы, какой яростью пылали глазищи этого зверя! А огонь, который он выдыхал! Жуткое зрелище! Да он мог бы спалить весь Тригород, если бы я его не остановил! Но я не поддался страху, ведь от меня зависели жизни горожан, вот всех вас, например. И я стоял...

В этот момент громко хлопнула входная дверь, и в таверну в облаках пара ввалился командир городской стражи Флит по прозвищу Кривой - его лицо с юности было изуродовано ударом вражеской алебарды.

- Здесь он, здесь! - сказал Флит кому-то. - Входите, господин посланец!

Дилль недовольно глянул на вошедших - как они смеют прерывать его на самом захватывающем месте?!!

Вслед за Флитом Кривым в переполненном зале таверны появился мужчина, одетый в утеплённые кожаные штаны и меховую куртку, которую пересекали крест-накрест два широких ремня с пристёгнутыми небольшими сумками. На голове незнакомца красовалась мохнатая медвежья шапка, на которой алел знак службы королевских курьеров. Он окинул взором собравшихся и громко спросил:

- Кто здесь Диллитон Тригородский?

Десятки рук сразу же указали на Дилля. Незнакомец достал из сумки свёрнутый в трубку пергамент, развернул его и громко прочитал:

- Вам, господин Диллитон, личное послание от Его Величества Юловара второго, да будет он здрав долгие года!

Послышались охи и ахи, Дилль поднялся и горделиво выпятил тощую грудь. Королевский курьер долго перечислял титулы и подчинённые земли его королевского величества, сделал небольшую паузу, набирая дыхания, и, возвысив голос, завершил:

- ...и настоящим повелеваем: принять Диллитона Тригородского в личный отряд егерей, охотников и ловцов при нашем дворе! Назначить вышеназванному Диллитону Тригородскому жалование в размере десяти золотых оксов в месяц, а также обеспечить ему из казны жильё, коня, одежду и оружие. Опечатано личной печатью Его Величества, как видите.

Охи и ахи ощутимо усилились, многие завистливо смотрели на Дилля - ещё бы, мало кому из Тригорода вообще удавалось увидеть короля, не говоря уже о том, чтобы служить ему. Курьер с некоторым сомнением посмотрел на тощего драконоборца.

- Вы, сударь, действительно одолели того дракона, чья голова висит на колу?

Дилль только кивнул, всё ещё не веря своему счастью.

- Тогда собирайтесь, Его Величество требует, чтобы вы прибыли в столицу, как можно быстрее.

- Вот, даже король оценил... - он умолк в порыве скромности и только спросил у курьера: - Когда ехать?

- Немедленно, как только соберёте необходимые в дороге вещи. Остальное получите в столице от щедрот казны.

- А почему такая спешка? - спросил Дилль.

- Дело в том, что провинцию Неонин, что на самом юге королевства, уже больше полугода разоряет дракон. Разрушил город, испепелил многие деревни, жрёт всех, кто попадается ему на глаза, и никого не боится. Маги, например, против него вообще бессильны. Его Величество отправил на юг сначала лучших охотников, потом просто добровольцев, но никто назад не вернулся. Несколько беженцев, что сумели спастись из горящего Неонина, рассказали, что дракон всех охотников изжарил. Ну, не всех, конечно, некоторых он сожрал живьём... Эй, что с вами?

Дилль вдруг покачнулся и, закатив глаза, рухнул на стол прямиком в тарелку с объедками.

- Это у него от радости, - предположил Флит Кривой. - Всё-таки, сам король обратил на него внимание.

- А, тогда ладно, - курьер потёр покрасневший от холода нос. - Проклятый дракон лишил королевство лучших охотников и егерей. Надеюсь, ваш Диллитон сумеет его изничтожить...

- Сумеет, сумеет, - загалдели со всех сторон. - Вон он какое чудовище сразил!

- А-а, бросьте, ну какое это чудовище! Башка, что висит у вас на площади, всего-то размером с телёнка, зубы острые, не сточившиеся, да и цвет зелёный. Это же молодой дракон был, можно сказать, птенец ещё. А вот в Неонине зверствует старый, матёрый драконище! Чёрный, как зимняя ночь...

Дилль, наконец пришедший в себя, услышал эти слова, успел подумать "говорили же мне, хватит врать" и снова потерял сознание.

*****

- Дружище, да будет тебе известно, ты - идиот!

Наградив себя столь нелестным эпитетом, Дилль поплотнее закутался в полушубок, помянув добрым словом скорняка Явига. В почтовой карете царил такой же холод, как и снаружи, разве что ветра не было. Достойный гражданин Пембл - курьер королевской службы и, как выяснилось позже, по совместительству ещё и конвоир, оказался человеком мрачным и малообщительным, а потому парню приходилось разговаривать самому с собой.

3
{"b":"558748","o":1}