ЛитМир - Электронная Библиотека

Дилль понял, что сходит с ума. Все чувства, доступные человеку, перепутались: он не понимал где в этой перламутрово-фиолетовой мгле верх и низ, почему здесь звук пахнет мятной тиной и отчего калейдоскоп разноцветных искр такой прохладно-скользкий. При всём при этом, он по-прежнему не чувствовал своего тела.

"От меня, наверное, осталась только душа, - подумал он. - А, может, я стал привидением? Но что тогда вокруг меня? Вряд ли привидения обитают в таком странном мире".

Окружающее неуловимо изменилось. Рой искр перестал водить сумасшедшие хороводы - маленькие светлячки теперь застыли, словно мелкие пузырьки во льду реки. Дилль пригляделся к ним (если, конечно, можно приглядываться, не имея глаз) - при внимательном рассмотрении каждая искра, оказывается, отличалась от своих подружек. Одна мерцала чаще остальных, другая имела слабый салатовый оттенок, третья была окутана лёгким туманом, у четвёртой в центре двигались тёмные точки...

Дилль потянулся к одной из искр - она мгновенно увеличилась в размерах, заполнив собой окружающее пространство. Сквозь клочья перламутрового тумана он увидел бескрайние леса, над которыми парили тысячи колючих шаров. Периодически из гущи деревьев вверх выстреливали зелёные щупальца, хватая неосторожных летунов и утаскивая их вниз. Одно из щупалец вдруг появилось совсем рядом с Диллем - он в страхе отпрянул, перламутровый туман сомкнулся, и видение исчезло.

Дилль обратился к другой искре, и та, подобно своей предшественнице, распахнула перед ним занавес из перламутровой изменчивой мглы. На сей раз он увидел город гномов: коренастые бородатые коротышки деловито сновали по вырубленным в скале ходам. Одни долбили новые коридоры, другие тащили тачанки с расколотыми камнями, третьи - их было меньше всех, несли в руках добычу: какие-то прозрачные пластины. В середине города стояла огромная сверкающая пирамида, сложенная из таких же прозрачных пластин. Бросив взгляд по сторонам, Дилль вдруг заметил на одной из горных вершин дракона - тот, не мигая, смотрел прямо на него.

" Он меня видит что ли?" - удивился Дилль.

Дракон взмахнул крыльями и взлетел. Он сделал несколько кругов над городом - при этом гномы прекратили работать и, побросав инструменты и размахивая короткими ручонками, помчались прятаться в дыры в скалах. Дракон, однако, не обратил на мелких рудокопов никакого внимания - он сложил крылья и начал пикировать. Прямо на Дилля. Только поспешное бегство спасло Дилля от огненного дыхания дракона - он успел укрыться за перламутровой мглой в тот самый момент, когда багрово-чёрное пламя уже почти опалило скалу.

Третья искра открыла Диллю огромную водную гладь, на поверхности которой плыла черепаха. На панцире черепахи росли немаленькие деревья - получается, черепаха не ныряла в воду уже много десятилетий. Эдакий плавучий остров. Занавес вдруг закрылся, скрыв черепаху от Дилля.

Следующая картинка представляла собой город зеркал: дома-зеркала, улицы, блистающие серебряным стеклом, сверкающие зеркальные памятники. Жители, правда, выглядели обычными людьми.

Затем его перенесло в подводное царство: вокруг сновали рыбьи косяки, колыхались водоросли, со дна поднимались пузырьки воздуха. За крупной рыбой гнались русалки: от талии и выше вполне себе люди, а вместо ног у них были рыбьи хвосты. Они размахивали трезубцами и крупноячеистыми сетями. Рыба неожиданно развернулась, бросилась на преследователей и ловким ударом острого носа вспорола живот одному из охотников. В тёмно-синей воде поплыли красные разводы - кровь у русалок оказалась такой же, как и у людей.

После этого Дилля начало носить с такой быстротой, что он уже не успевал замечать деталей: одна картинка сменяла другую почти моментально. Жёлтая степь, по которой бродят животные с длинными шеями. Караван воздушных кораблей, цепочкой плывущих меж облаков. Заледенелые горы, над которыми парит здоровенный дракон. Грандиозная битва, где сошлись две армии - воинов было так много, что фланги армий скрывались где-то за горизонтом. Приоткрытая ажурная дверь посреди леса - в проёме Дилль успел разглядеть точно такую же картину: лес, посреди которого стоит такая же приоткрытая дверь. Чёрная пирамида, к которой выстроилась вереница людей в чёрных балахонах, а на вершине строения сидит не то горгулья, не то дракон...

Будь у Дилля голова, она непременно заболела бы от избытка и многообразия картин. На какое-то время он совсем перестал воспринимать происходящее. Перед ним мелькали новые и новые обстановки, города, пейзажи, существа, а он словно впал в какой-то ступор, перестав реагировать на безумную смену сцен. Единственное, что Дилль отмечал, что почти везде он видел драконов: эти крылатые (а иногда и бескрылые) ящеры встречались с завидным постоянством. Возможно, он видел драконов потому, что его вот-вот должна сожрать Тринн. А, может, уже сожрала, потому-то он и попал в это странное место.

Дилль вспомнил про Тринн и, как ни странно, ему стало легче. Нереальные картины постепенно перестали мелькать, и вскоре Дилль вновь оказался в безмятежной перламутровой мгле, в которой светились малиновые искры.

"Ну вот, мы вернулись туда, откуда начали. И что дальше?"

Тот, кто затащил Дилля сюда, должен бы дать какой-то знак, что делать дальше, но увы: окружающий его туман лишь мягко клубился, а сквозь него всё так же слабо светились искры.

"Что ж мне так не везёт-то! - с досадой подумал Дилль. - Интересно, какие клятые демоны меня сюда притащили?"

Словно отвечая на его вопрос, замигала одна из искр. Дилль мысленно пожал плечами и потянулся к ней. Распахнулся облачный занавес, и Дилль увидел демонов. Такими, как их описывали монахи и сказатели: с багрово-красной кожей, уродливых, с рогами на головах. Одни были большими и неуклюжими, словно каменные тролли, другие - маленькими и подвижными карликами, третьи выглядели как пауки, четвёртые напоминали летучих мышей, пятые походили на рогатых саблезубых медведей... Но все они были воинами: шипастые металлические доспехи и разнообразное колюще-режущее оружие не оставляли в этом сомнений. Демоны выстроились на каменном плацу, а перед ними стоял командир: краснокожий, мускулистый, покрытый уродливыми шрамами великан. Он что-то рыкнул, и строй демонов разделился надвое, после чего, повинуясь взмаху руки командира, демоны бросились друг на друга. Последовала короткая ожесточённая схватка, в которой полегла едва ли не половина солдат. Тяжело раненых добили, а те, кто остался на ногах, вновь встали в строй. Диллю стало не по себе: ну и порядки у них! Если они так относятся к своим товарищам, то что ожидает тех, кого демоны завоюют? Диллю вспомнился рассказ вампира: Орхам говорил, что его родной мир демоны превратили в пепелище. Недаром, видимо, демонам приписывают непомерную жестокость. Что ж, это зрелище лишний раз подтверждает правдивость сказаний.

Воспоминание о вампире вернуло мысли Дилля к веренице событий, которые в конечном счёте закончились для него заточением в эту перламутровую тюрьму. Если бы войска наместника короля в Неонине не напали на Тринн, едва завидев её; если бы сама Тринн спокойно объяснила, что ей нужно вместо того, чтобы бросаться в бой и жечь людей; если бы маги из королевской Академии не были столь упёртыми и сверхосторожными, всё могло бы повернуться по-другому. Маги сумели бы без труда вытащить обломок хивашского посоха у драконицы, а он - Дилль, не закончил бы свою жизнь в пасти Тринн.

Занятый этими мыслями, Дилль даже не заметил, как мир демонов исчез, скрытый туманной завесой. Зато он обнаружил, что теперь часто-часто замигала другая искра - она отличалась от прочих красивой ярко-голубой аурой. Поскольку заняться здесь было больше нечем, Дилль потянулся к ней.

Он увидел, как сквозь серую мглу тускло светит солнце. Редкие деревья вздымали к серому небу голые ветви, пожухлая трава сухо шелестела от еле заметного ветерка, тёмная вода в небольшой речке была мутной и маслянистой на вид. Но не унылость этого пейзажа наводила на мысль о бренности всего живого, а множество скелетов, лежащих повсюду. Видимо, когда-то здесь произошла грандиозная битва, в которой полегли десятки тысяч воинов, и некому оказалось предать их земле.

54
{"b":"558748","o":1}