ЛитМир - Электронная Библиотека

Кости и черепа людей перемешались с лошадиными, а кое-где даже виднелись скелеты, явно принадлежавшие драконам. Были ещё останки, по которым Дилль не сумел определить, кем эти существа являлись при жизни - не то громадными собаками, не то медведями. А ещё он обнаружил скелеты, похожие на человеческие, но с рогами на черепах. И повсюду валялось оружие: заржавевшие мечи, обломки копий, дубины, палицы, покорёженные доспехи, разрубленные щиты, развалины катапульт, остовы колесниц.

Больше всего мертвецов скопилось около холма, на вершине которого находились остатки шатров. Дилль немного приблизился, но к вершине холма добраться не смог - словно что-то не пускало его дальше. Там, среди разорванных полотнищ стояли (стояли!!!) человеческие скелеты. Тринадцать штук. Обрывки одежды, болтающиеся на зеленоватых костях не позволяли определить, кем были мертвецы при жизни. Что не воины, это ясно - ни доспехов, ни оружия на скелетах не видно. Зато высокие деревянные посохи, которые держали в руках мертвецы, наводили на мысль о магах. Или шаманах - Дилль не очень-то разбирался, чем отличается магический посох от шаманского.

Скелеты стояли, образовав круг, а их посохи светились ровным зеленоватым светом. Возможно, какое-то мощное заклинание продолжает действовать, понял Дилль, поэтому он и не может приблизиться к скелетам. Впрочем, ему не очень-то и хотелось это делать - даже находясь в своём нынешнем бесплотном образе, он чувствовал смертельную опасность, исходящую от круга скелетов.

- Как ты здесь оказался?

Будь Дилль в теле, он бы подпрыгнул, причём так высоко, что одним прыжком оказался бы на крыше дома. Услышать живой голос посреди этого царства мёртвых - это, как минимум, неожиданно. Он попытался обнаружить, кто заговорил. Никого! Может, показалось?

- Ведь ты человек, - это был то ли вопрос, то ли утверждение. - И ты не некромаг. Что же ты здесь делаешь?

Значит, не показалось. А то Дилль уже начал сомневаться в собственном рассудке после путаницы чувств и череды сумасшедших картинок, там в перламутровом мире.

- Сам не знаю, - ответил он, и не услышал своего голоса. Интересно, дойдёт ли ответ до его невидимого собеседника? - Просто оказался тут.

- Живым не место среди мёртвых.

- А я разве живой? - робко осведомился Дилль.

- Пока да. Но, это ненадолго, если не вернёшься. Тело без разума подобно растению.

- А разум без тела подобен пустому месту, - заметил Дилль. - Я бы вернулся, но не знаю куда и не знаю как.

- Тебе туда, - на короткое мгновение пелена серых облаков расступилась, образовав светлую дорожку. - А как вернуться, сам поймёшь. Уходи!

Можно сказать, что Дилль получил здоровенный пинок - его швырнуло и со страшной скоростью понесло над полями, усыпанными скелетами. Серая мгла, заволокшая поле давнишней битвы, вдруг закончилась, и показалось голубое небо, на котором ярко светило обыкновенное жёлтое солнце. Да и мелькавшая внизу растительность больше не напоминала мёртвый лес - обычная степь, заросшая зелёной травой.

Дилля вознесло под небеса - во всяком случае, взлетел он выше облаков. А затем его швырнуло вниз. Прямо в город, часть которого была разрушена, а некоторые дома горели. Этот город Дилль видел раньше, только, разумеется, с земли. Неонин. Вон и остатки дворца наместника виднеются на холме...

Он завис над тем местом, где шла жаркая схватка дракона и человека. Драконом была, похоже, Тринн - Дилль не настолько много общался с племенем крылатых ящеров, чтобы отличить одного дракона от другого. А человек, прыгавший перед чёрным монстром, был не кто иной, как каршарец Гунвальд собственной персоной.

"Дорвался-таки до драки с драконом", - подумал Дилль, глядя, как Гунвальд совершает чудеса акробатики, пытаясь подпрыгнуть повыше и поразить мечом Тринн.

Рядом с огромной тушей драконицы, Гунвальд казался крошечным, а его меч выглядел безобиднее зубочистки по сравнению с любым из её когтей. Несмотря на это, каршарец не оставлял попыток поразить своим оружие драконицу - он активно рубил мечом то лапу, то бок Тринн. Разумеется, ни один из ударов не принёс ей ни малейшего ущерба, зато после очередного сильного выпада меч Гунвальда сломался, оставив в руке доблестного варвара обломок длиной не больше локтя.

- Всё равно я тебя достану, тварь! - в ярости заорал каршарец, отбегая в сторону. - Иди сюда, схватись с сыном славного Ольола!

Тринн фыркнула и ударом шипастого хвоста развалила и без того полуразрушенный дом.

- Оставь меня в покое, мелкий паршивец! - пророкотала она.

- Испробуй моих кулаков, чёрное чудище! Иди сюда! - надрывался Гунвальд, сам, однако, к драконице больше не приближаясь.

- Меня попросили тебя не трогать, поэтому уйди по-хорошему! - прорычала Тринн. - Иначе я...

- Давай, давай, потрогай! - проорал варвар и, повернувшись к драконице задом, приспустил штаны. - Поцелуй меня в зад, демонова ящерица!

Зрелище оголённых ягодиц варвара явно воодушевило драконицу на атаку. Тринн с невероятной для такого громоздкого тела скоростью приблизилась к Гунвальду и поддала лапой прямо по голому заду каршарца. Немаленького размера варвар пушинкой вспорхнул и улетел на кучу битых глиняных кирпичей, ещё недавно бывших чьим-то домом. От драконьего удара начищенный до блеска шлем свалился с его головы да так и остался лежать в пыли. Тринн презрительно фыркнула и щелчком когтя отправила шлем вслед за хозяином.

Тут внимание Дилля привлекло движение за спиной драконицы. Некая фигура в длинном тёмном одеянии, в которой он с удивлением опознал непутёвого монаха церкви Единого брата Герона, крадучись подбежала к тому месту, где Тринн стояла до атаки на Гунвальда, и схватила... Вот тут Дилля пробрало! Герон взвалил себе на спину не что иное, как самого Дилля, точнее, его бесчувственное тело, и изо всех сил помчался прочь от драконицы. Впрочем, попытка выкрасть останки друга Герону не удалась - Тринн развернулась и двумя молниеносными прыжками настигла монаха.

- Оставь его в покое, лишенец! - рыкнула она, и монах рухнул вместе со своей ношей. - Кто знает, вдруг он сумеет в лабиринте миров найти дорогу и вернуться домой. Однажды так и случилось, может, и сейчас такое повторится.

- Р-разве ты не собираешься его... нас съесть? - голос Герона дрожал и прерывался.

Дилль монаха таким испуганным ещё никогда не видел. Да что там, он вообще Герона испуганным не видел, даже во время схватки с мастером клинка Орхамом, когда Эрстан так бездарно обездвижил своих соратников.

- Вообще-то, теперь, когда Дилль вытащил эту заразу у меня из зубов, я вполне могу и закусить, - задумчиво сказала драконица и, прищурившись, посмотрела на монаха.

Морда драконицы, избавившаяся от уродливой опухоли, сверкала зубастой улыбкой - Дилль готов был поклясться, что это именно улыбка, а не оскал. Герон, однако, в драконьей физиогномике разбирался не больше, чем суслик в дворцовом этикете, а потому закрыл глаза и сжался в преддверии неминуемой смерти.

- Шучу, расслабься, - драконица уселась по-собачьи, обернув свои ноги длинным шипастым хвостом. - Будем ждать.

Герон довольно долго оставался в той неудобной позе, в какой его настигла драконица, потом, видимо, решил, что помирать лучше с удобствами и уселся на грязную мостовую, скрестив ноги. Тринн никак не отреагировала на его движение, и монах слегка осмелел.

- Дозволено ли мне будет спросить, - слегка подрагивающим голосом начал он, - чего вы ждёте?

- Когда наш путешественник соизволит вернуться в своё тело, - фыркнула Тринн. - Возможно, ему нравится болтаться бестелесным и наблюдать за нами, но к его сведению тело, покинутое разумом, умирает даже быстрее, чем дракон без магии.

Герон покрутил головой, но никого не увидел. Дилль всполошился. Тринн, получается, чувствует его присутствие и сообщает, что нужно вернуться. Знать бы ещё как?

- Если ты такая знающая, подскажи, что именно мне нужно сделать, чтобы снова стать человеком? - с сарказмом сказал он.

55
{"b":"558748","o":1}