ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пойманная
Наши против
Ритуалист. Том 1
Триггер
Трезориум (адаптирована под iPad)
Лекс Раут. Чернокнижник
Мисс Страна. Чудовище и красавица
Отражение. Зеркало войны
Бяка
Содержание  
A
A

Порывшись в полках шкафа, нашел спрятанную там мазь и смазал ею все места ушибов.

Уже спустя два часа ничего не будет видно, к сожалению, с губой так не получится. Ну ничего, совру, что неудачно упал – не в первый раз так. А что поделать, если порой голова сильно кружится, и я не всегда удачно ступаю по лестнице.

Я только успел все вернуть обратно, когда пришел вызов на терминал. Сначала подумал, что это родители, и уже прикидывал, как бы не показывать им мое лицо, но это оказался Алистер.

– Привет, как в университете дела? – мой друг, как всегда улыбаясь, поприветствовал меня, стоило мне только ответить на вызов.

– Да нормально. Ничего сверх обычного не происходило, – пожал плечами я.

– И кто же на этот раз не смог выдержать твоего вида? – Алистер сразу заметил разбитую губу.

– Помнишь, я тебе рассказывал о Миар, моей соседке? – Алистер много знал о моем прошлом, в принципе, как и я о его, так что мне нечего было скрывать.

– Эта та, которая молниями-то швыряется? – откинувшись на спинку стула, вспомнил он.

– Ага, она. Вот, встретил ее в университете. Представляешь, она стала идолом университета, и у нее есть свой фан-клуб. А у этого клуба есть настоящие фанатики своего дела. Вот и получилось так неудачно, – я развел руками.

– Ха, теперь понятно, – Алистер что-то сделал на своем мониторе и продолжил. – Может уже прекратишь страдать ерундой и хоть научишься драться? Сколько я раз тебе говорил, что они так и будут себя вести, пока не дать им сдачи.

– С моим здоровьем много не позанимаешься, – вздохнул я. – Да и так они быстро отстают от меня. Я же обычный, а они сверхи.

– И что? Это не значит, что ты хуже – сам же набрал одни из наивысших баллов в университете! Спорим, они даже половины не смогли бы набрать! – стал убеждать меня Алистер.

– Да, ты прав, – согласился я с доводами друга, но решил сменить тему: – Чего звонишь, кстати?

– Ах, да. Совсем забыл, – парень исчез с экрана, и продолжительное время я слышал только непонятный шорох. – Вот, перекидываю тебе файлы.

– И что на этот раз? – пока файлы передавались, я решил полюбопытствовать.

– Схема реактивных ботов, – гордо ответил мой друг, но почти сразу поник. – Только я никак не могу найти ошибку в расчетах. Посмотри, может чего получится?

– Хорошо, – файлы были приняты, и я их сложил в отдельную папку.

Мой друг грезил полетами. У него самого был дар левитации, но вот взлететь он не мог, а только планировать – на большее его способностей пока не хватало. Поэтому, если я искал пути, как сократить разрыв между обычными и сверхами, то он искал способ научиться летать, так как при планировании ему не удавалось развить хоть какую-то скорость. Сколько уже было провальных проектов, не перечесть, хорошо, что Алистер не мог разбиться.

На этом наш разговор закончился, так как мне и ему еще надо делать домашнюю работу. Нужно будет потом подумать, что при следующем звонке у него заказать из деталей и из отца выбить немного денег на это.

Взялся за учебники и стал изучать пройденный материал, но не заметил, как уснул. Проснулся я от каких-то повторяющихся стуков. В комнате было темно, и я ничего не видел. Удивительно, как родители меня не разбудили, наверное, снова придут поздно. Порой они по несколько дней не возвращаются домой, но о работе отказываются говорить, несмотря на мои расспросы.

Звук, разбудивший меня, повторился, и только после этого я смог наконец-то определить его источник. Стук раздавался у окна. Даже интересно, что же там такое, ведь моя комната на втором этаже.

Осторожно подойдя к окну, я выглянул и тут же захотел вернуться обратно, но не успел.

– Элрен Навар, а ну не прячься! Я тебя видела! – раздался звонкий девичий голос.

Я лишь обреченно покачал головой. Только этого мне не хватало. Но если не выйти, то она продолжит шуметь. В детстве она всегда так поступала и порой это доставляло лишние проблемы.

– Дверь внизу открыта, заходи, – я махнул ей рукой, приглашая домой, а сам отправился на кухню. Несмотря ни на что, не стоит забывать про гостеприимство.

– А тут почти ничего не изменилось, – раздался тихий голос Миар совсем рядом со мной. Даже не знаю, как не вздрогнул при этом от неожиданности.

– Мама бы обиделась на это замечание, – обронил я, поворачиваясь к старой подруге. – Она столько сил приложила, чтобы изменить дизайн дома. Я даже не помню, как все тут выглядело в детстве, так как было слишком много переделок.

– Это я сразу заметила. Я про домашний уют говорю, – для вида надула губы Миар, но спустя мгновение улыбнулась. – Так было и раньше.

– Наверное, мне это не дано понять, – пожал я плечами, подавая девушке печенье, а сам в это время стал разливать цитрусовый чай.

Вообще я люблю экспериментировать с чаем, но этот у нас был чаще всего, так как его любили все домашние. Да и если честно, я тоже не мог от него отказаться.

Мы с ней стали пить чай… в молчании. Я не смотрел на нее, так как не знал, что сказать. Слишком давно мы не общались, чтобы так просто начать разговор. Да и Миар не спешила с разговором, с удовольствием поедая домашнее печенье моей мамы.

– Очень вкусный у тебя чай. Мне редко удается попить что-то необычное. Мама предпочитает классический черный, – старая подруга первой решила нарушить неловкое молчание. – Как ты живешь?

– Стараюсь не помереть, – зло ответил я, вспомнив эпизод с ее фанатами, но сразу же пожалел об этом. Неправильно срываться на нее, Миар мне ничего плохого не сделала. Поэтому продолжил говорить более спокойным тоном. – Зачем ты пришла сюда спустя столько лет?

– Я увидела тебя сегодня в университете и сразу узнала, – после минуты молчания ответила девушка.

– А ты не могла подумать, что лучше было этого не показывать?!

– Почему ты злишься? – Миар с удивлением посмотрела на меня. – Мы так давно не виделись…

– Потому что ты только доставила мне проблем. И вообще, ты первая перестала общаться со мной, – все также не смотря на девушку, ответил я.

Все это время я был в обиде на нее за этот поступок. Тот же Алистер не перестал со мной общаться из-за того, что я обычный. Понимаю, что спустя такой промежуток времени глупо продолжать обижаться на девушку, но я не мог смириться с ее поведением. Да и вообще, день какой-то неудачный.

– Я не хотела… – Миар опустила голову, так что волосы закрыли ее лицо. – Родители запретили мне общаться с тобой. Потом спустя несколько дней меня перевели в другую школу, а там закрытый пансионат, и у меня совсем не осталось свободного времени.

– Это я знаю, – спокойно ответил ей я, делая очередной глоток чая. Удивительным образом чай меня хоть немного успокаивал.

– Тогда почему ты сердишься?

– Я обычный. Ты понимаешь, обычный! – все же не выдержав, я перешел на повышенный тон. – Когда все вокруг меня становятся сверхами, я остался без способностей, и мне почти каждый день об этом напоминают. Я не знал, что ты учишься в Рехольском университете, иначе не поступил бы в него. В детстве я тебе дал обещание, которое не смогу выполнить. Я бесполезен…

– Ты не прав, – робко ответила она на мою речь и протянула руку.

– Уйди! – я с яростью оттолкнул ее руку от себя и отвернулся. – Ты лишь еще одно воспоминание о моей беспомощности.

– Прости… – тихий шепот девушки в тишине, а дальше звук закрывшейся двери.

Я с силой сжимал в своих руках кружку.

– Да, я бесполезен, и ты лишь напоминаешь мне об этом.

Моя подруга детства невольно затронула рану, которую я все пытался не трогать. Когда мы были маленькие, я еще не так сильно болел, и мы часто проводили время вместе. Миар была робкой и застенчивой девочкой, но я помню, как нам весело было вместе. Однажды ее ударил какой-то мальчик и стал обзывать заревевшую девочку. Я не мог стерпеть, что моего друга обижают, и ввязался в драку. Парень был сильнее. Мне тогда сильно досталось, но я смог сломать ему пару ребер, отделавшись подбитым глазом, сотрясением и сломанной ногой. Дети в драках бывают порой очень жестоки. В тот день, чтобы успокоить Миар, которая ревела рядом со мной, я пообещал, что когда стану сверхом, буду защищать ее, и она никогда не будет плакать.

5
{"b":"558758","o":1}