ЛитМир - Электронная Библиотека
I hung my head, I hung my head…
Sting.[58]

Хотя, надо отметить, что некоторые считали меня вполне хорошим парнем. Мореходы из разных стран, заходящие в порт Саутхэмптон, обменивая, у меня сигареты на фунты, всегда отчаливали с добрыми словами в мой адрес и искренними пожеланиями повидать меня здесь снова и снова. Несколько человек, постоянно скупающих у меня эти сигареты по 15 фунтов за блок, тоже были хорошего мнения обо мне, и всегда рады моему звонку. Почти все, кому я помогал в открытии банковских счетов или трудоустройстве, тоже не жаловались на меня.

Если не превышать дозу общения и близости, то я мог сойти за вполне, социально приемлемого типа.

Толя и Вася, оправдали мои гражданские надежды. Ознакомившись с украинскими новостями, они заглянули ко мне.

— Сергей, я же говорил, тебе, что народ поднимется! — заявил Вася с порога.

— Вася, это может привести к досрочному избавлению от Кучмы, но украинский народ в этом никак не участвует. Уж очень похоже, что всё это делается службами. Российскими, или американскими. Или же, кто-то из украинских политиков заказал.

Это чмо для своего переизбрания на повторный срок выпросило у Ельцина существенную денежную поддержку. Врало-обещало дружбу и сближение с Россией. Теперь России ясно, что пользы им от него — никакой.

Сейчас Кучма уже не устраивает ни Россию, ни Америку, ни Европу. И особенно, он противен самой Украине, за исключением, узкого его окружения, жирных котов — мародёров, преимущественно еврейской национальности.

Но едва ли украинскому народу, каков он сейчас есть, можно надеяться, на то, что Кучму сменит некто, искренне заботящийся о стране и народе. Мировое правительство проконтролирует ситуацию, и обеспечит эту безвольную страну очередным моральным уродом, который вместе со своими зятьями, кумовьями, братьями и племянниками будет, себе во благо, иметь и опускать всех и всё в своей стране.

Думаю, что Америка, со своими интересами в Украине, уже присмотрела кандидата на президентський пост. Это будет какой-нибудь уязвимый госчиновник с кругозором сельского бухгалтера. Американские спецслужбы подложат под него своего агента в виде какой-нибудь радистки Кэт, владеющей украинским языком, а затем, правдами и неправдами, денежными подкупами и посулами, будут проталкивать его в президенты.

Если получится, тогда это будет их человек в Украине. И служить он будет, прежде всего, Америке, неуклюже прикрываясь корявой риторикой о национальном патриотизме и високих ценностях западной демократии.

— Сергей, если можно, мы возьмём эти новости, дадим почитать ребятам на работе. Если будет продолжение, приноси ещё, — приостановил Толя мои ворчливые прогнозы.

— Хорошо, принесу. Уверен, завтра будут новости.

На следующее утро я побежал прямо в колледж и с нетерпением бросился в поток русско и украино язычных новостей из Украины.

Уличные демонстрации, выражающие свою наприязнь и полное недоверие перзиденту, продолжались. Акции и лозунги, демонстрирующие отношение к Кучме, обрели откровенно оскорбительные формы. Сам президент никак на это не отвечал. От его имени и в интересах украинского народа, реагировали лишь подразделения милиции. Снова возникали сталкновения, отдельных демонстрантов задерживали.

Но главной темой новостей была идея о том, что украинский народ хотел бы видеть на посту президента, действующего премьер министра Виктора Ющенко. Демонстранты призывали его выйти и открыто выразить своё отношение к происходящему в стране.

И он выссказал свою позицию. В присущей ему невнятной речи, он промямлил что-то о необходимости соблюдения законов… Иными словами, он дал понять, что не готов публично признать Кучму негодяем, поддержать движение «Украина без Кучмы» и досрочно сменить его. И слава Богу!

Многие были разочарованы его безвольной и неопределённой позицией.

Меня это не удивило. Было общеизвестно, что Кучма допускал на высокие государственные посты только лиц, преданных ему, и на которых у него имелся компромат, достаточно серьёзный для обеспечения послушания.

В тот день я встретил в колледже грузина Джорджа.

— Привет, Сергей! — бодро приветствовал он, оторвав меня от монитора.

— А, привет, Джордж. Что нового в Грузии?

— У нас пока без перемен. Зато у вас весело.

— Да уж! Интересно, чем это закончится. Ты в курсе событий?

— Да, об этом на всех сайтах.

— Вчера распечатал новости, принёс домой, так твоя землячка Нели расценила это, как моё желание поссорить её с украинскими соседеми.

— Сергей, во первых, она мне не землячка. Нели жила в Грузии, но сама она осетинка. А во вторых, не обращай внимания на глупый, необразованный женщин.

20

Мистер Джаспер, я могла вас видеть где-то раньше?

Вернувшись к своим личным поискам в Интернете, я обратился по одному из объявлений о сдаче в рент комнат в восточном Лондоне. Арендодателем оказалась украинская женщина. Мы договорились о встрече, чтобы посмотреть предлагаемое жильё.

Погода в день нашего приезда в Лондон была пасмурной и холодной. Договорились встретиться неподалёку от станции метро Stratford, в шесть вечера. Мы с Егором тупо топтались в условленном месте, в ожидании автомобиля. Хозяйка запаздывала. Я позвонил ей. Ответил мужчина, и сообщил, что они, пробираясь сквозь транспортные пробки, медленно движутся к нам. Я предложил им прозвонить мне, когда они доберутся до места встречи. А сами перешли в ближайшую точку общепита быстрого питания. Там оказалось просторно и безлюдно. Мы взяли себе горячий кофе, и присели за стол у окна, откуда хорошо просматривалось место запланированной встречи.

Егор пробовал расспросить меня о жилище, которое мы собираемся арендовать, но я мог сообщить ему совсем немного.

Я наблюдал из окна унылый вид у станции метро Страдфорд. Это была большая станция, через которую проходили два маршрута метро и один маршрут электрички. Там всегда было многолюдно, а в конце рабочего дня — особенно. Восточная часть Лондона мне не очень нравилась, но здесь можно было найти жильё дешевле.

Наконец, наши люди прибыли. Мы приблизились к ним и поприветствовали, дав понять, что мы те, кто ожидает их. Ими оказалась пара типичных украинцев среднего возраста, из западных областей. Нас пригласили на задние сиденья авто. Когда мы тронулись с места встречи, было уже темно и мне было сложно ориентироваться в незнакомой местности. Познакомились. Я тут же забыл их имена, и стал задавать им свои вопросы.

— Это далеко от станции метро?

— От этой — далековато. Но есть ближе станция электрички Forest Gate. Если там сесть на поезд, то можно подъехать на Страдфорд, — объяснили мне.

— Сколько комнат в доме и как много жильцов там предполагается? — продолжал я доставать их.

— Три комнаты на втором этаже, они уже заняты. И две комнаты на первом. Одна из них — общая. А другая — свободная, её мы вам и покажем.

— Так сколько там жильцов?

— Двое уже поселились. Ещё трое должны скоро въехать, — как-то неуверенно ответили мне.

— Значит, все три комнаты на втором этаже уже заняты, осталась одна на первом?

— Да. Это самая большая комната. Мы хотим за неё 70 фунтов в неделю.

— Там есть самая необходимая мебель?

— Два спальных места имеется. Одеяла и подушки везём. Поселиться можно уже сегодня. Если у вас нет постельного белья, то я вам покажу магазин, здесь неподалёку, сейчас будем мимо проезжать, там сейчас «сале», можно дешево купить простыни и подушки, — подсказала женщина.

Я хотел уточнить, что означает «сале», но вскоре она указала нам на освещённые витрины магазина, кричаще украшенные крупными, красными надписями «Sale». (Распродажа).

Я предположил, что они арендовали этот дом у хозяина или агентства недвижимости, и теперь сдают комнаты, стараясь заселить его максимально.

вернуться

58

Я повесил голову…

104
{"b":"558763","o":1}