ЛитМир - Электронная Библиотека

Утром следующего дня Владимир прибыл, как штык. При нём была небольшая, полупустая сумка на плече. Всем своим видом он проявлял желание поскорей улететь отсюда и готовность полностью полагаться на меня. Я же, допускал немало ситуаций, в которых от меня мало что зависело. Мой партнёр явно переоценивал меня, и это не нравилось мне.

На железнодорожном вокзале я беспрепятственно взял два билета до Гэтвика. Покупая билеты со скидкой по своему документу, выданному мне компанией Юго-Западная Железная Дорога Англии, я подумал о фамилии Стыцькофф, вписанной в карточку. Это плохо сочеталось с паспортом на имя Siebe Jusper. Но избавляться от действующей карточки я не стал. Подумал, что в случае, не дай Бог, досмотра и обнаружения карточки на имя Стыцькофф, я смогу объяснить это займом у приятеля. Хотя, славянская фамилия на карточке и мой акцент… Я пока отмахнулся от неудобных вопросов.

Пассажиров в вагоне было мало. Ехалось хорошо. Мы могли спокойно разговаривать о своём. Поговорив с Владимиром, я быстро выяснил, что он даже не подозревает о многих особенностях применения чужого паспорта. Именно этой неосведомлённостью и объяснялась его лихая готовность и решительность. Я, так же, узнал, что он так и не попробовал применить свой голландский документ в реальных ситуациях. «Van» Вова не имел понятия ни о стране Нидерландах, ни о городе Утрехте, где он якобы постоянно проживал. Чтобы уличить его в самозванстве, не надо было привлекать кого-то говорящего по-голландски. Достаточно было задать ему простые вопросы, на его же родном украинском языке; об адресе проживания в Утрехте, о самом городе, об имени королевы или премьер министра Нидерландов… Или попросить сказать простые голландские слова — «здравствуйте» и «спасибо»…

Я завёл разговор о том, что некоторые успешно применяют поддельные паспорта для получения банковских кредитов. Что это менее опасно, чем летать на другой континент с поддельным паспортом. Но он не услышал моего осторожного предложения изменить планы в более реалистичное для него направление. Я не стал искушать его подробностями и призывать к этому. Он просто и честно хотел в Канаду.

В огромном зале аэропорта Гэтвик в этот летний день 20 июня 2001 года было многолюдно. Ко многим кассам тянулись длинные очереди.

Рассматривая вывески компаний и направлений, я вскоре отыскал компанию Virgin Atlantic, которая предлагала рейсы в северную Америку. Там не наблюдалось очереди и суеты. Я решил поинтересоваться, что они предлагают на сегодня?

Компанию представляли несколько молодых парней и девушек. Они не были заняты, и охотно уделили мне внимание.

— Возможно ли, сегодня вылететь в Канаду? — задал я им простой вопрос.

— Куда именно, вы хотите? — вежливо отозвался парень.

— Торонто. Желательно, — коротко ответил я.

— В Торонто. Есть билеты на ближайший прямой рейс, через три часа, — ответил он, не отрываясь от монитора.

— Цена?

— Эконом класс — 403 фунта в оба конец, без возможности сдачи билета, — озадачил он меня.

— Пока, спасибо, — ответил я, и отошёл от стойки.

Я был неприятно удивлён ценой. Ибо знал о рейсах, ценой до 200 фунтов.

— Ну что там? — спросил меня Володя, заметив моё недовольство.

— Предлагают вылет в Торонто через три часа, за 403 фунта, — ответил я, соображая, насколько это подходит нам.

— Нормально! Сергей, это то, что нам надо, — одобрил Володя, предлагаемый рейс.

— По-моему, это дорого. Пока есть время, надо поинтересоваться в других компаниях, — предложил я, и принялся снова осматривать в зале представительства компаний.

К билетным кассам другой авиакомпании, предлагающей рейсы в северную Америку, стояли длинные очереди. Приблизившись, я стал искать, к кому можно обратиться с вопросами. Вдоль очереди потенциальных пассажиров ходил какой-то мужик со служебной карточкой на груди и обращался к каждому с какими-то вопросами. Меня удивило, что они предъявляли ему свои паспорта. Понаблюдав за этой процедурой, я понял, что это некая предварительная проверка.

Наконец, я заметил женщину, представляющую эту авиакомпанию. Она не была занята и находилась в досягаемом месте. Я поспешил обратиться к ней.

— Не подскажите, есть ли у вас сегодня рейсы в направлении Канады? — спросил я её.

— Одну минутку, — отозвалась она, и задала кому-то мой вопрос по радио связи.

Ожидая ответа, я стал высматривать того служебного типа, пристающего к пассажирам, выкупающим или регистрирующим билеты. Но он где-то затерялся среди людей.

— Вам нужен один билет? — обратилась ко мне женщина.

— Два.

На сегодняшние рейсы в Канаду, в данный момент, двух свободных мест нет. Но в любое время могут быть отказы от забронированных билетов. Спрашивайте.

— Можете сказать цену на билет эконом класса до Торонто?

— Цена зависят от многих моментов, определится на момент продажи, — рассеянно ответила мне служащая.

В этот момент передо мной возник тип, которого я потерял среди пассажиров. Он подошёл к нам, и что-то сообщил женщине, которая отвечала на мои вопросы.

Пожилой мужчина был обозначен, как служба безопасности авиакомпании. Я соображал, что ещё я хотел бы спросить. Заметил, что мужик взглянул на меня, и обратился к своей коллеге.

— Какие-то проблемы? — устало спросил он женщину, занятую мной.

— Нет. Интересуются двумя местами на сегодняшние рейсы в Канаду, — ответила она.

Я уже решил оставить их. Но этот тип неприятно удивил меня своим служебным вниманием.

— Какое ваше гражданство? — вдруг, обратился он ко мне. При этом, довольно бесцеремонно рассматривая меня. Сам вопрос и казённая интонация, с которой он задал его, неприятно насторожили меня. Первое, что мне захотелось ответить ему, было грубое; не твоё дело! Я не с тобой разговариваю.

— Нидерланды, — вместо этого, коротко ответил я.

Он продолжал оценивающе посматривать на меня. На какой-то момент мы встретились взглядами. Мне показалось, что он хотел ещё о чём-то спросить.

— На сегодня пока свободных нет. Есть на завтрашние рейсы, — пояснила ему женщина.

Возможно, её замечание переключило его ход мыслей относительно меня, и он воздержался от следующего вопроса. Поблагодарив женщину, я оставил их. Унося с собой обострившееся чувство опасности. «Очередь в кассы, хмурые копы…»

Мои опасения подтверждались; предъявление здесь паспорта влечёт массу вопросов, касающихся твоей личности. Смотрят не только твой паспорт, также рассматривают и слушают и тебя самого.

— Ну что там? — спросил Владимир, когда я вернулся к нему.

— У этих, на сегодня билетов в нашем направлении нет. И что-то мне не нравится здесь, — ответил я, осторожно наблюдая за типом, интересовавшимся моим гражданством.

Но тот продолжал разговаривать с коллегой. Не дождавшись его возвращения к пассажирам, чтобы понаблюдать за его работой, мы ушли оттуда в более спокойное место.

— Сергей, чего ещё искать? Берём эти билеты по 403 фунта, и уже сегодня всё определится, — предлагал Владимир.

— Погоди, Володя. Дай мне ещё осмотреться. Что-то меня здесь напрягает.

— Что тебя смущает? Пока ты будешь осматриваться, закончат продажу и тех билетов, — ворчал Владимир.

— Смущает меня здесь контроль и возможные вопросы к пассажирам. Смотри сколько здесь полиции, — кивнул я в сторону проходящих по залу двоих, вооружённых автоматами, полицейских.

— Ну и что? Это обычное явление в любом международном аэропорту. Ну что такого страшного нам грозит?! В самом худшем случае; вычислят, отберут паспорта и не пропустят на самолёт? Если обращать внимание даже на полицейских, то мы никогда никуда не вылетим, — недовольно рассуждал Владимир.

— Предлагаешь, просто купить билеты и сделать шаг? — неуверенно спросил я.

— Ну, а что тянуть?! У тебя есть какие-то иные варианты?

— На данный момент, мне нечего предложить, — рассеянно отвечал я, продолжая думать обо всё замеченном здесь.

— Так идём брать билеты. Если они там ещё есть, — призывал Владимир.

122
{"b":"558763","o":1}