ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хорошо. Идём брать. Если нас здесь разоблачат, возможно, наши потери не ограничатся паспортами и деньгами, потраченными на билеты, — бурчал я на пути к представительству Virgin Atlantic.

— Ерунда! Серёга, просто, у тебя очередной приступ паранойи. Покупаем билеты и вперёд, — подбадривал меня Вова.

Мы вернулись к авиакомпании Virgin Atlantic и стали у стойки их офиса.

— Чем могу? — обратился к нам парень, с которым я разговаривал полчаса назад.

— Мы хотели бы купить два билета эконом класс до Торонто, — заявил я.

— Минутку, — оживился тот и обратился к компьютеру. — Итак, билет туда и обратно, сегодня, на рейс в 14:55, цена — 403 фунта, без права сдачи или обмена, начало регистрации — через час. ОК?

— ОК, — согласился я, скрепя сердце.

— Ваши паспорта, джентльмены?

Мы передали ему свои документы. Я знал, что здесь не станут рассматривать паспорта, им лишь бы побольше продать билетов.

Он сосредоточился на оформлении билетов. Мы ожидали.

Ввёл данные паспортов в компьютер и снова обратился к нам.

— Как будете платить?

Я, молча, выдал ему банковскую карточку на имя S. Jasper.

— За два билета? — спросил он, приняв карточку.

— Володя, имеешь 403 денег? — спросил я рядом стоящего van Vova.

— Да-да, — достал он из кармана джинсов наличные и, отсчитав нужную сумму, передал мне. Я выложил деньги перед ожидавшим сотрудником компании.

— Благодарю! — принял он наличные, быстро пересчитал, и занялся моей карточкой. Сняв нужную сумму с моего счёта, он вернул мне карточку.

Закончив с нашими билетами, вложил их в паспорта и передал нам.

— Благодарю, джентльмены! Всего вам доброго!

До начала регистрации ещё оставалось немало времени. Эскалатором мы поднялись на второй этаж и расположились в Интернет-кафе.

Это оказалось одно из Интернет-кафе, «E-internet exchange» которые я посещал в Лондоне и Саутхэмптоне. Я был их членом? 1 015 145, с апреля 2001 года.

Володя обрадовался отведённому для курения месту, и торопливо прикурил сигарету.

— Наконец-то! — жадно затянулся Вова.

Пока он сосредоточено курил-молился, я обратился к скучающему дежурному парню-администратору. Просто предъявил ему свой членский билет, и присел за компьютер. Проверил почту, коротко ответил на сообщения. Дежурный парень сделал отметку в моём членском билете, а я оплатил услугу.

Вернулся к Владимиру.

— Что скажешь? — спросил я его.

— Мандраж есть, но, покурив, стало лучше.

Мимо, не спеша, оглядывая всех и всё вокруг, прошли трое полицейских. Они были наряжены в бронежилеты и с укороченными автоматами на плече.

— Нас уже ищут! — прокомментировал я.

— Серёга, не шути так, а то мне снова захотелось курить, — серьёзно реагировал Вова, и потянулся к сигаретам.

— В нашей ситуации меня утешает лишь один момент. То, что мы покидаем их страну, и поэтому, я надеюсь, что они будут смотреть на нас сквозь пальцы.

— Как будет, так и будет! — отмахнулся Вова и снова закурил.

Нетрудно было заметить, что душа у него не на месте. Мы оба пребывали в заячьем состоянии, от которого следовало бы как-то избавиться. Адреналин переполнял нас.

— Блин! Определил же кто-то, кому, куда можно, а кому — нельзя. Гражданам Украины — никуда нельзя! Так кто-то решил. И сейчас мы пытаемся обойти чьи-то уродливые правила, а поэтому, формально, считаемся преступниками, — успокаивал я себя ворчанием, вместо курения.

Чтобы чем-то отвлечься, я стал рассматривать свои билеты. Это была компания Virgin Atlantic, рейс VS 47, 20 июня 2001 года, билет на обратный рейс Торонто — Лондон был на 10 июля, в 20:30 местного времени.

Объявили о начале регистрации на наш рейс. Ещё за несколько минут до этого, на пути к нашему коридору, ведущему к регистрации, я заметил двоих долговязых, одинаково одетых парней. Они неуклюже топтались на одном месте, ожидая чего-то. По наличию у них рации и прочим мелочам, я понял, что они работники аэропорта. Их функции мне стали понятны, когда появились первые пассажиры, направляющиеся к регистрации на наш рейс.

Они останавливали их и о чём-то спрашивали. Пассажиры предъявляли им документы. Кто бы они ни были, нам предстояло испытать на себе их внимание.

— Володя, посмотри на тех двух типов внизу, — указал я на стоящих парней.

— И что? Уборщики? — спросил Вова, не увидев в них ничего особого?

— Фильтровщики, — поправил я.

— Не понял, — пожал плечами Вова.

— Погоди, сейчас появится кто-нибудь из пассажиров, посмотришь, — пояснил я.

Вскоре, прибыл мужчина с чемоданом на колёсах, который направлялся к регистрации, не обращая внимания на двух неуклюжих парней, стоящих на проходе. Но те обратились и к нему. Он остановился и рассеяно что-то ответил. Затем достал документы с билетом и протянул им. Он задержался с ними лишь на минутку. Получил свои документы обратно, и прошёл далее к коридору.

— Ну и что? — пожал плечами Владимир.

— Ничего. Нам предстоит так же пройти через это, — ответил я, гадая, какие вопросы они могут задать нам?

Пассажиров на наш рейс прошло совсем мало. Парни нелепо стояли без дела, но своего поста не покидали.

— Думаю, что уже ничего не изменится. Можно идти на регистрацию. Как ты, готов? — обратился я к Владимиру.

— Я давно готов! Идём. Сидеть здесь, уже сил нет, снова тянет курить, — поднялся Вова и взял свою сумку.

Спускаясь эскалатором на первый этаж, я подумал; может, следует подождать, когда появятся и другие пассажиры, чтобы проходить не одним. Тогда контролёры, не желая задерживать людей, проделают своё дело на скорую руку. Но кроме нас никого не появилось, и мне не хотелось предлагать Владимиру, снова чего-то подождать. Как обычно, мне не хотелось досаждать кому-то. Хотя, в душе у меня было не спокойно. И несовершенство нашего импровизированного плана, и суетливая поспешность в действиях, и висящая в воздухе подозрительность, всё более усиливали во мне гадкое чувство дискомфорта. Подавляя раздражительность, и настраивая себя на вынужденный, вежливый разговор с двумя служебными типами, я неохотно шагал к ним на встречу. Хотя, ещё оставалось достаточно времени, чтобы подождать в сторонке, понаблюдать за прохождением других пассажиров, и подгадать момент, когда появится кто-то перед нами и за нами, то есть, оказаться в гуще очереди. Сумбурно думая об этом, и угождая попутчику, я оказался в поле зрения охранников. Приблизившись к двум парням, я услышал их негромкое обращение к нам.

— Просим прощения, джентльмены. Одну минутку, — сделали они пару шагов нам на встречу.

Мы приостановились. Про себя я сочно выругался в адрес всех и всего, и в свой адрес особенно.

— Ваши билеты и паспорта, пожалуйста, — пробубнил один из них. Другой стоял рядом, молча, поглядывая на нас.

Я тоже рассмотрел их. Оба были высокие, худые, нескладные, и, как мне показалось, неуверенные. Я почувствовал себя немного лучше.

Достав свои документы, я протянул их одному из них. У Владимира документы принял другой. Они принялись изучать наши паспорта. Открыв первую страницу, они стали сравнивать нас с фото.

— Как давно вы в Англии? — спросил тот, который проверял мой паспорт.

— Около шести месяцев. Работа, — ответил я, ожидая вопроса, почему мы не летим в Канаду из Голландии?

Тот лишь кивнул головой, и стал рассматривать билет.

— Ну, давай же, заканчивай! Ты же видишь, перед тобой транзитный субъект, покидающий вашу страну, без намерений возвращаться сюда, — мысленно поторапливал я, наблюдая за его медленными действиями.

— Вы вместе? — спросил другой проверяющий Владимира.

Володя, вопросительно посмотрел на меня.

— Да, мы вместе, — ответил ему я.

— Я спрашиваю вас, — снова обратился тот к Владимиру, проигнорировав мой ответ.

Владимир, пожал плечами, дав ему понять, что не понимает вопроса.

— Он что, не понимает английский? — задал безадресный вопрос, проверяющий Владимира. Его коллега, рассматривавший мой билет, поднял голову, и взглянул на Вову. Возникла неловкая пауза. Парни обменялись взглядами. Мол, такое может быть?

123
{"b":"558763","o":1}