ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты все, верно понял, Сергей. Мне здорово повезло с тобой. Однако мне трудно удалить её из своей памяти. Я постоянно думаю об этом, — признал Майк.

— Смотри на вещи реально; она не хочет тебя. Зачем тебе такая компания?

— Сергей, я хотел бы, чтобы ты ещё посмотрел её последнее письмо ко мне.

Он достал конверт, адресованный ему уже в крыло — С. Это была небольшая записка от руки. Суть сказанного Майку сводилась к тому, что она горько ошиблась и разочаровалась в нём, что он коварно злоупотребил её доверчивостью, скрывая от неё — близкого человека, своё сомнительное прошлое. И она теперь не может избавиться от чувства подозрения и неприязни к нему — человеку, способному злоупотребить чьим-то доверием в своих корыстных целях…

Судя по почерку, словарному запасу и построению предложений, подруга была достаточно взрослой, образованной и амбициозной особой, едва ли склонной к пониманию и сочувствию. Типичная английская стерва, каких и в Украине, в условиях рыночных отношений, становится всё больше.

Майк ожидал моего заключения. Мне было жаль его. Он отчаянно запал на самовлюблённую сучку.

— Майк, всё оказывается гораздо хуже, чем я представлял себе до того, как прочёл её письмо. На хрен тебе вся эта Санта-Барбара?!

— Её звать… — хотел поправить меня Майк.

— Санта-Барбара — это такой бесконечный американский телесериал, в котором происходят постоянные глупые разборки между мужчинами и женщинами. С этой мадам тебя ничего хорошего не ожидает. Она обращается к тебе, как конченому типу! Здесь и намёка нет даже на приятельские отношения. Никаких положительных чувств она не испытывает к тебе. По-моему, она хочет просто избавиться от тебя. А ты обманываешь себя какими-то иллюзиями. Максимум, что может быть положительного в твоих отношениях с ней — это некий союз на почве секса. В остальном — это чужой тебе человек. Если за время твоего пребывания здесь, ей повстречается правильный парниша с постоянной работой и без вредных привычек, она сразу прекратит всякую связь с тобой. Займётся организацией своей личной жизни. Извини за прямоту, но я едва ли ошибаюсь, в данном случае. Ты же хотел услышать моё мнение.

Майк внимательно слушал меня и грустно кивал головой.

— Сергей, разумом я признаю всё, сказанное тобой. Но душой мне больно принять факт, что она отвернулась от меня. Выходит, у меня не осталось ни кого близкого.

— Майк, ещё не вечер. У тебя есть четыре месяца на спокойное осмысление своего положения. Постарайся успокоиться и восстановить связь с реальностью. Избавься от ложных иллюзий.

— Хорошо бы всё это время провести в твоей компании, Сергей. Ты определённо помогаешь мне!

— Спасибо, Майк. Я снова начинаю верить в свои способности.

— Кстати, а ты здесь за что? — отвлёкся Майк от больной личной темы и поинтересовался моей биографией.

— За террористический акт, — ответил я. — Подстерёг у посольства Украины в Лондоне, одного украинского государственного деятеля-упыря и пришиб его булыжником.

Майк изумился услышанному, и собрался задавать свои вопросы.

— Я пошутил. Пока я всего лишь попользовался поддельным паспортом, — пояснил я.

— Ты и не похож на убийцу, — уверенно заявил Майк. — Теперь тебя вернут в Россию?

— Вернут в Украину, — поправил я. — Так я совсем не похож на убийцу-санитара-чистильщика? — удивился я его уверенности.

— Сергей, не шути так, — отмахнулся Майк, — мы же — христиане! — Мне тоже, похоже, больше нечего делать в Англии. Думаю, пока я здесь, мне следует восстановить связь с приятелями, которые живут в Испании. Когда-то я помогал им при переезде туда. Они приобрели в Испании недвижимость и теперь большую часть года живут там. Это некая английская коммуна; целый район, построенный английскими инвесторами, и распродано через сеть английских агентств недвижимости. У некоторых и бизнес там уже какой-то организовался. Они предлагали мне оставаться там, но тогда у меня были интересы в Англии, — откровенно сливал сосед свои мысли вслух.

Я слушал его, а про себя думал; я снова погружаюсь и растворяюсь в чужих проблемах. Это какая-то мания! Индус мистер Рай предупреждал меня!

Ведь, совсем недавно, пребывая в одиночной камере, я почти восстановил комфортное душевное равновесие. Достиг состояния монаха, добровольно уединившегося в монастырской кельи, чтобы освободиться от суетных мыслей и эмоций. Самого Бога я ещё не слышал, но уже хорошенько ушёл в себя и, по крайней мере, был готов слушать качественный джаз.

Но британское радио ФМ не жаловало джаз, а жизнь постоянно сводила меня с людьми, готовыми поделиться со мной, как с человеком, способным слушать и понимать.

— Мне, повезло, что я оказался именно с тобой, Сергей. Слава богу, и спасибо отцу Джону за помощь. Я в этом очень нуждался! — продолжал говорить Майк, призывая меня к дружеской беседе. — Сегодня я, наконец, смогу воспользоваться связью с внешним миром, Я вижу, что тебе можно доверять, Сергей…

— Сергей, ты где? — призвал моё внимание Майк, не услышав моего ответа на признание в доверии.

— Да, я слушаю тебя, — рассеянно отозвался я.

— Сейчас я покажу тебе, что у нас есть! — вытащил он из пластикового вещевого мешка переносной музыкальный центр средних размеров. Там было радио и СД проигрыватель. Вместо того чтобы включить его в сеть и достать компакт диски, Майк стал ногтем выкручивать винты на задней панели. Я лишь наблюдал, гадая, что он там спрятал. На наркомана он не похож, письма от своей подруги он хранил открыто…

Приподняв заднюю панель, он стал что-то выковыривать пластиковой вилкой из пространства в области динамиков. У него не получалось.

— Сергей, помоги мне, — указал он на вилку, а сам приподнял панель, насколько позволяли провода.

— Что я должен вытащить оттуда? — уточнил я задачу.

— Там втиснут мобильный телефон. Тебе следует добраться до него и расшевелить, а затем, мы вытряхнем его наружу.

Во, человек знал куда собирается, и что следует брать с собой, — подумал я, и принялся выуживать вилкой мобильник.

Вскоре, аппарат вывалился наружу.

— Well done, Sergei! — похвалил меня Майк и быстренько засунул телефон под матрас.

— Теперь, возле другого динамика нащупай и вытащи зарядное устройство, — снова приподнял он панель.

С этим я легко справился. Всё добытое, было упрятано с глаз долой, и Майк восстановил проигрыватель в прежнее состояние.

— Сегодня мы сможем воспользоваться телефоном. Но попозже, когда выключенный свет в камере будет вполне естественным, — объяснил Майк.

«Мы идем к цели, обучаясь действовать творчески и обучая других. Мы верим в человека», — лишь подумал я.

В ожидании благоприятной ситуации для пользования мобильной связью, мы проговорили с Майком всё время, предоставленное для общения с соседями по крылу. Я совсем забыл, что собирался встретиться с литовскими парнями.

Майк имел при себе две SIM карты. Одна — оператора Orange, которую, он заблаговременно пополнил, другая — запасная, оператора Vodafon, с почти пустым балансом. Договорились, что я буду пользоваться номером от Водафона.

После десяти вечера мы выключили свет в камере и заняли свои спальные места. Майк достал телефон и вскоре заговорил с кем-то. С первых сказанных им фраз, я определил по его извиняющейся интонации, что он позвонил своей подружке. Было очевидно, что она не очень обрадовалась его звонку. Постоянно слышалось его просящее «Please, listen to me!»[100]

Я задумался, кому я хотел бы позвонить? Но удалось восстановить в памяти лишь два номера; соседа Толи и Натальи. Да и не знал, что сказать им. Предполагал, что мне придётся отвечать на многочисленные вопросы.

Наконец, Майк закончил переговоры с подругой. Как я понял, его не услышали, и связь с внешним миром не сделала его счастливей. Он, молча, удалил СИМ карту из телефона, вставил другую, и передал аппарат мне. Я проверил баланс на этом номере (078 841 588 120). Там оказалось около двух фунтов. Этого было достаточно. Набрал номер Анатолия.

вернуться

100

Пожалуйста, послушай меня!

158
{"b":"558763","o":1}