ЛитМир - Электронная Библиотека

Мне было не до шуток.

— Теперь, если вы отправите им всё необходимое, я полагаю, недели достаточно, чтобы выписать временное удостоверение личности? — высказал я своё мнение.

— Неделя?! — удивились они. — Ваше посольство, получив твои данные, сделает запрос в Украину по месту выдачи твоего паспорта. Там проверят, и, если всё в порядке, подтвердят им твою личность. Только тогда консульство выписывает документ, — просветил меня чиновник.

— И не забывай о праздничных и футбольных днях, по которым украинское посольство не работает, — добавил другой, и они весело рассмеялись.

От их смеха я впал тоску.

— Надеюсь, мне не придётся здесь сидеть сверх срока? — упрямо спросил я.

— Мы делаем всё, что от нас зависит. Поверь, мы заинтересованы в том, чтобы депортировать тебя поскорей. И мы ценим, что ты не противишься этому, а сотрудничаешь с нами, — ответил чиновник, закончив с писаниной. — Вот тебе номер и прочие данные твоего миграционного дела, а также, наши адреса, куда ты можешь писать и звонить, если вдруг решишь воспользоваться своим паспортом, или захочешь что-то сообщить нам по сути твоего дела.

Я принял листок, поблагодарил их и направился к выходу.

— Мистер Иванов, — обратился ко мне тот, что из Саутхэмптона.

— Да, — приостановился я.

— Мы с тобой раньше нигде не встречались? — всё же решился он спросить.

— Этой весной в Саутхэмптоне, в агентстве по трудоустройству «Райт», — ответил я. — Вы проверяли мои документы, во время задержания женщины, — добавил я.

— А… Вспомнил! — с неким облегчением, восстановил он события в памяти.

Я вышел из офиса и поспешил отыскать литовских товарищей. Мне очень хотелось поговорить с кем-то на своём языке. О вчерашней удивительной игре сборной Англии и об украинских и британских чиновниках, готовящих мне пожизненное заключение на острове.

I don't want to spend my time in hell
Looking at the walls of a prison cell
I don't ever want to play the part
Of a statistic on a government chart…
Sting[102]

33

Я полагаю, Джодж Буш и его жидо-масонская компания всё это и организовали.

Поговорить с товарищами не получилось. Время, отведённое для общения, быстро иссякло, и нам пришлось разойтись по своим камерам.

Барри сразу заметил, что я не в духе, и решил поговорить со мной, как старший товарищ.

— Сергей, когда я увидел тебя в первый раз, я задал себе вопрос; действительно ли этот русский хочет покончить с собой? Но как только я заговорил с тобой, я уверенно ответил себе на этот вопрос — этот парень далёк от этого.

— Что именно ты услышал, чтобы так решить? — спросил я.

— Твои шутки! Я приветствовал тебя обычным «How are you?», а ты вдруг ответил мне «Still alive».[103] Это прозвучало, как издевательство над администрацией, наблюдающей тебя, как потенциального самоубийцу.

Затем, я спросил тебя; «Are you really Russian? Ты действительно русский? И ты ответил» Hope so. At least, I was born as Russian.[104]

Всё это прозвучало для меня неожиданно и забавно. И я подумал; этот парень определённо русский, и вовсе не склонен к самоубийству, как меня инструктировали-предупреждали. И вполне устраивает меня, как сосед. Не курящий, шутник и положительно воспринимает музыку Чайковского. Такого соседа по камере надо ещё поискать!

Я отношусь к попам без особого уважения, но отцу Джону я благодарен за его мудрое участие в подборе соседства, — ублажал, нахваливал меня Барри. — Ещё, я бы никогда не поверил, что ты способен отжиматься от пола такое количество раз. А недавно ко мне обратился дежурный офицер.

— Как там твой странный русский сосед? — спросил тот. — Сообщай нам, если заметишь что-то.

— Вы про возможное самоубийство? — уточнил я.

— Ну да. За ним надо присматривать!

— Ты какие-нибудь физические упражнения делаешь каждый день? — спросил я этого надзирателя.

— Причём здесь это? — удивился тот моему вопросу.

— А притом, что этот русский может разов сто от пола полноценно отжаться. И делает это частенько. Я сам несколько раз считал. Едва ли у него водятся мысли, близкие к самоубийству…

— Надеюсь, ты не против, что я это рассказал о тебе? — доставал меня Барри.

— Нет. Не против, — ответил я.

— Так этот офицер, тоже удивился услышанному. Кажется, я убедил его в том, что они заблуждаются относительно тебя. Во всяком случае, он поверил мне и обещал изложить всё в своём рапорте о наблюдении за тобой.

— Похоже, он так и сделал, — прервал я Баррины утешения.

— Сергей, я сказал ему что-то лишнее? — продолжал доставать Барри.

— Нет. Всё ты правильно ему сказал, Барри. Сегодня меня водили к начальнику, и тот сам признал меня нормальным.

— Вот и хорошо! Ты, Сергей, с этим не шути. Ты же не хочешь попасть в тюремную психушку, чтобы тебя там с настоящими идиотами подлечили?

— Нет, Барри, в тюремную психушку я точно не хочу! Одного их пациента я уже встречал здесь. Играли с ним в шахматы… Я домой хочу. Чтобы в своей квартире смотреть матчи между Украиной и Германией.

— Да уж, им точно понадобится твоя поддержка, — довольно согласился Барри.

— Боюсь, моя поддержка не поможет им одолеть сборную Германии.

— А мы их сделали! — замахал кулаками Барри.

— Только не стучи в дверь, Барри. Матч закончился вчера. Если ты сейчас начнёшь стучать в дверь и орать, они наверняка решат, что это русский, — ворчал я.

— Сергей, ты просто завидуешь нашей блестящей победе! — донимал он меня.

— Да, Барри, завидую. Да, признаю, что сборная Англия сыграла здорово. Да, знаю, что у сборной Украины в этой группе нет никаких шансов. Ты доволен?!

— Очень доволен! Мне приятно услышать это от тебя, Сергей. Это доказывает, что ты нормальный, дружишь с реальностью и не нуждаешься в психиатрической помощи, — хохмил Барри.

На следующее утро Барии пригласили на работу. Он отправился туда с учащимися. Как я понял, его функциональной обязанностью было поддержание чистоты в помещениях отдела образования.

В этот день, старшей преподавательнице английского языка, помогала новая коллега. Вместо знакомой мне Чебурашки, появилась другая женщина средних лет, которая оказалась более коммуникабельной и внешне вполне привлекательной.

Вскоре, в наш класс наведался и Барри с щёткой и совком. Не успел он подойти ко мне, как его приостановила старшая училка. Как я понял, она поинтересовалась, чего ему здесь надо? Я заметил, что Барри в своих объяснениях указал на меня, и старшая позволила ему посетить наш класс.

— Привет, Сергей! У вас здесь неплохая компания. Хорошо сидите! — поделился Барри своими впечатлениями.

— Не жалуюсь, — ответил я. — Как тебе твоя новая работа?

— Супер! Здесь есть возможность повидаться с людьми из другого крыла. И вообще, хорошо убивать время.

— Кстати, Барри, ты помнишь те спорные слова, которые ты считаешь продуктом моей личной фантазии? — вспомнил я о нашем лексическом споре в камере.

— Ну, конечно же, я не помню ни одного из твоих слов. Уверен, что ты их помнишь, — иронизировал Барри.

— Сейчас подходящий момент для решения этого вопроса. Думаю, наша учительница с радостью примет участие в нашем споре, — предположил я.

— Хорошая идея, Сергея! — согласился Барри. — У вас здесь симпатичные учителя, — отметил он.

Наши учителя в этот момент не были заняты. Обе сидели за своим столом, о чём-то говорили, попивая кофе. Мы с Барри подошли к их столу.

— Извините, — обратился я к ним. — У нас возникли некоторые вопросы. Полагаю, вы могли бы нам помочь, — изложил я суть нашего визита.

вернуться

102

Я не хочу проводить своё время в аду,
Пялясь на стены тюремной камеры.
Я даже не хочу быть частичкой официальной статистики…
вернуться

103

Всё ещё живой.

вернуться

104

Надеюсь, что так. Во всяком случае, я родился таковым.

166
{"b":"558763","o":1}