ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, — обернулся я к ним.

— Спроси его, что он хочет? — кивнул он на парня, приставшего к нему.

— Он не поймёт, чего ты хочешь, — сказал я умолкшему товарищу с тетрадкой в руках.

— Я хочу выяснить, как меня известят об отъезде, если я покину свою комнату? — объяснился он по-русски.

Я передал его вопрос.

— Мы объявляем по громкоговорителю. Если он услышит своё имя, пусть просто подойдёт к информационному центру, — объяснил офицер и поспешил сбежать.

— Я всё понял! — ответил мне парень. — Будем соседями.

— Мы уже соседи, — ответил я.

— Ты откуда? Взялся за меня разговорчивый парень.

— Украина.

— Ваших здесь — полно! — прокомментировал он.

— А ваших? — спросил я.

— Я из Эстонии.

— Ваших — тоже достаточно, — заметил я.

— Заходи ко мне. У меня есть чай, — пригласил он.

Я согласился, так как мне не сиделось в своей комнате.

— Собрался домой? — спросил он, включив чайник.

— Да.

— Долго пробыл в Англии?

— Два года, — поддерживал я беседу, как мог.

— А я лишь пару месяцев, — сообщил он о себе.

— Не успел сделать задуманное?

— Успел! Мне так даже лучше. Пусть доставляют меня домой за их счёт, — довольно комментировал он.

— Хоть кто-то здесь доволен! — заметил я.

— Я приехал в Англию с одной целью. Возможно, тебе покажется это странным, но я хотел купить здесь некоторые компакт диски. Музыку, — объяснил он цель своего важного визита.

— Мне это не кажется странным, — заинтересовался я разговорчивым чудаком. — Что же именно, ты хотел здесь купить?

— Понимаешь, у меня дома вся эта музыка есть. Но я давно искал это на качественных, оригинальных, фирменных дисках. Вот и решил поехать в Лондон. Посмотреть и найти то, что мне надо.

— Нашёл?

— Да. Всё нашёл. Но это оказалось не так просто, как я себе представлял. И значительно дороже, чем я думал.

— А что ты искал? — заинтересовался я, полагая, что он нуждался в какой-то редкой музыке. — Наверное, «Ласковый май»? — серьёзно добавил я.

— Однако, шуточки у тебя! — усмехнулся он моему предположению. — Ну, если ты знаешь, это в основном классический английский рок, семидесятых годов. Led Zeppelin, Deep Purple, Uriah Heep, Roxy Music, Eagles и тому подобное.

— Eagles — не английская команда, — заметил я.

— Я знаю, — отмахнулся он.

— Ты не мог найти всё это в Эстонии? — удивился я.

— Там в основном — всё подделки. А за настоящие фирменные компакты просят космическую цену, — с досадой махнул он рукой. — А у меня сложился довольно большой список. Вот я и решил слетать в Лондон со списком желаемых компактов. Ты, наверно, думаешь, что я сумасшедший? — вопросительно взглянул он на меня.

— Вовсе не думаю, — поспешил я успокоить его. — Я когда-то тоже ездил в другие города на сборища таких сумасшедших, чтобы обменяться винилом, — рассказал и я что-то о себе.

— О! Тогда ты понимаешь меня, — обрадовался он.

— Легко!

— Представляешь! Я полагал, что найду в Лондоне хороший магазин и быстро куплю там всё, что мне надо. А оказалось, что всё здесь не так-то просто, — понесло его.

— Здесь всё — очень не просто. Особенно, для иностранцев! — заметил я.

— Это точно! — согласился он. — Захожу я голодный, со своим списком в первый магазин на Оксфорд стрит.

— НМV? — уточнил я, зная это место.

— Точно! Ты в курсе!

— В некоторой степени, — пожал я плечами.

— Так вот. Цены мне сразу не понравились! 8–13 фунтов за диск! Ну, ладно, начал я поиск, согласно списку. И удивился, когда многого не нашёл на стеллажах. Вылавливаю молодого пацана, что там работает. Показываю ему список, говорю ему, что хочу купить всё это. И вижу, что он впервые слышит о таких исполнителях. Я охренел! Работничек! Берёт он мой список и обращается к компьютеру. По буквам набирает имена, которые, я думал, весь мир знает… Короче, призвал он на помощь ещё одного такого же, и стали они изучать мой список. Затем, совещаться с кем-то по внутреннему телефону. Прибежал их менеджер с серьгой в ухе, наверное — гомик. Уткнулся в список, долго изучал это с приоткрытым ртом. Дебилы! Наконец, молодые кое-что принесли мне из своих подсобок. Купил я тогда немного. Но понял, что в Лондоне народ понятия не имеет об этой музыке, хотя она и появилась здесь.

— Появилась твоя музыка здесь 25–30 лет назад, — вставил я. — А ты имел дело с местными типами, которым всего лишь по двадцать годиков.

— Но ведь они работники музыкального магазина!

— Не забывай, какое количество наименований у них в продаже. Они знают и помнят только то, что сами слушают или каждый день слышат по радио. А ты искал музыку динозавров, о которых они могут узнать лишь из рок энциклопедии.

— Возможно, ты прав. Короче, в этом магазине я понял, что для выполнения моей задачи, потребуется значительно больше денег и времени. Так, я решил задержаться в Лондоне.

Снял комнату, сделал копию списка, на всякий случай, и стал втихаря подрабатывать, где позволят.

На работе меня и замели эти уроды. Говорят, не имеешь права работать в стране! Хорошо, что к этому времени я успел всё купить. Но хотел ещё немного подработать, пока, получается, — закончил он свою историю.

У него оказались серьёзные запасы хороших сортов чая, которые он умело старательно заваривал. Как старый дед. Выглядел он лет на 35.

Мы пили чай. Возникла пауза. Я почувствовал, что парень сейчас начнёт спрашивать, что я делал два года в Англии? Мне не хотелось говорить об этом.

— Из того, что ты назвал мне по своему списку, — вернулся я к прежней теме, — Eagles ты купил, вероятно, лишь один альбом — «Hotel California»? — поинтересовался я.

— Не только этот, — возразил он. — Я прикупил ещё один — их сборник, — уточнил он.

— Я их знаю лишь по одной песне «Отель Калифорния», — сказал я, с удовольствием попивая его чай. — Я полагаю, что у них, кроме этой песни, больше ничего стоящего нет. Подозреваю, что эту песню сотворил кто-то другой и подарил, или продал им, — продолжал я.

— Во! Сразу видно — советская школа! Приятно иметь дело со знающим человеком. Всё знает, и понятно, по-русски говорит! — похвалил он меня. Работали бы в их музыкальных магазинах наши люди, я бы всё купил за один день. В Лондоне во всех музыкальных магазинах покупателей обслуживает молодёжь. У них спрашиваешь, а они о чём-то своём думают; скорей бы на перекур и косяк травки выкурить.

— У них можно отыскать и мелкие частные лавочки, торгующие подобным муз-товаром. В таких магазинчиках можно встретить продавца, готового поговорить о любой музыке и способного многое подсказать. Такие динозавры даже рады ответить на твои вопросы и поговорить с тобой о жизни.

Я знал одну такую точку в Саутхэмптоне. Музей! Завалы старого редкого винила и кучи британских музыкальных журналов, издания с начала 60-х годов. А работал там стареющий хиппи, лет под 60. В его лавочке можно было рыться-копаться сколько твоей душе угодно. И поговорить с ним, тоже всегда — пожалуйста, — делился я впечатлениями о провинциальной Англии.

Мой новый сосед с интересом слушал меня и подливал мне чаю. Он явно желал продолжения чаепития. Снова наполнил и включил чайник. От меня ожидали сказок.

— Кстати, ты, вероятно, переслушал песню «Отель Калифорния» бесчисленное количество раз. И ещё много раз будешь слушать, — предположил я.

— Ясный перец! И я — не один такой! — согласился он.

— Но наверняка, ты не знаешь, о чём эта песня.

— Я пробовал переводить слова, но ничего особого там не нашёл. Ерунда какая-то о чудесном месте и гостеприимных людях. Это неважно, зато, сама песня — прямо в душу! — отвечал он.

— Я так же, как и ты долго считал, что эта песенка про чудесный отель. А однажды, я случайно повстречал одного гуцула-меломана, приблизительно твоего возраста…

— Кто такой гуцул? — перебил он меня.

— Ну, это некая этническая группа, они внешне чем-то на цыган похожи, проживают вокруг Карпатских гор, промышляют скотоводством…

207
{"b":"558763","o":1}