ЛитМир - Электронная Библиотека

Агентство обещало оплатить работу в эту ночь по двойному тарифу, то бишь по 11 фунтов за час. Дома же предполагались хаотичные пьяные хождения с неизбежным хлопаньем дверьми, поучительные призывы быть проще. И снова — бессонница. Всё складывалось в пользу трудовой ночи, где бессонная ночь компенсировалась достойной оплатой, а время скрашивалось активной разговорной практикой с аборигенами, речь которых отличалась южным невнятным произношением, и требовала дополнительных слуховых навыков.

В эту ночь, в целях экономии, работников привлекли немного. В большинстве, это были иностранцы. Работать в ночь с субботы на воскресенье считалось дурным тоном, и прибегали они к таким заработкам лишь в случаях крайней необходимости.

Цех выглядел пустынно. Кондиционеры и радио работали в обычном режиме. Срочная работа заключалась лишь в исполнении нескольких операций. Нас сосредоточили за соседними столами, и близость рабочих мест позволяла нам общаться в процессе пайки, клёпки, упаковки. Чуть позже, кто-то подволок проигрыватель с порцией компактов.

Выключили радио, звучавшее на весь цех, и мы продолжали ночную работу в новых ритмах.

Среди работающих выделялся тип неряшливой внешности, с производственным всезнанием и показной суетной деловитостью. Называли его Джулиани, но я машинально, мысленно окрестил его Джузеппой.

Работников постоянно перемещали от одной операции к другой, так, я временно оказался рядом с Джузеппе. Наши случайные кратковременные производственные отношения с ним, почему-то оказались ощутимо натянутыми. Продолжать работать молча, становилось некомфортно, и я, сконцентрировав остатки своей любви к ближнему, дружелюбно обратился к напарнику с вопросом;

— Откуда ты, приятель?

Беглый английский с увесистым акцентом и прочие внешние детали, легко выдавали Джузеппе, как иностранца. Однако по его реакции я заметил, что простой вопрос напряг моего коллегу. Я понял, что моё товарищеское любопытство едва ли сблизит нас, скорее наоборот.

Но необдуманный вопрос уже прозвучал, вибрация неприязни пробежала между нами и неприятно сотрясла воздух. Джузеппе насупился, и сосредоточился на выполняемой работе.

— Из Италии, — коротко и неохотно буркнул он, не отрываясь от работы.

Как говорят итальянцы по-английски, я знал. Его произношение звучало иначе. Мне стало любопытно.

— Откуда именно? — увлёкся я, и нетактично продолжил знакомство.

— Наполи, — правильно произнёс он название Неаполь.

Но ответил он довольно холодно, давая понять, что предложенная мною тема — неуместна. Его настороженность в сочетании с неитальянским акцентом была мне понятна. Парень работает, как гражданин Италии, но выглядит и звучит, как румын, болгарин, или молдаванин. А тут ещё случайные коллеги задают неловкие вопросы.

Пока я молча гадал, нам предложили снова поменяться рабочими местами, и я приступил к другой операции, с новыми сотрудниками и разговорами.

Мысли о европейском паспорте вновь овладели моим сознанием. Остаток ночи пролетел в машинальном исполнении немудреной однообразной работёнки, пустых приятельских разговорах под сочно звучащую музыку. А также, в интенсивном обдумывании положительных и отрицательных сторон бытия с чужим паспортом.

Положительные моменты этого пути сводились к возможности беспрепятственно перемещаться и трудоустраиваться в странах Евросоюза. Это открывало какие-то перспективы в материальном и гуманитарном (познавательном) смысле.

С другой стороны, мне следовало тщательно продумать и не забывать о некоторых моментах, осложняющих задуманное.

Такой паспорт, в зависимости от страны и качества исполнения, оценивали от 600 до 2000 фунтов, что уже охлаждало и заставляло задуматься.

Получив желаемое «гражданство», следовало подготовиться к массе новых неудобных вопросов, игнорировать которые не всегда удастся. Это вопросы о «родном языке», соответствующем акценте, городе проживания, профессии и о наличии прочих широко применяемых документов, кроме паспорта. Представив себя гражданином какой-нибудь скандинавской страны, язык которой мало кто знает, (что сокращает вероятность разоблачения), у меня не будет в запасе даже нескольких общеизвестных слов и фраз из «родного» языка. Мне также потребуется запастись знаниями о каких-то географических наименованиях, именах действующих политиков и прочих национальных героев.

Трудоустройство в чужой стране, в данном случае в Англии, неизбежно вовлечёт меня в утомительные бюрократические процедуры присвоения номера национального соцстрахования. А это повлечёт массу других вопросов; о подобном социальном номере в родной стране, имена и даты рождения родителей… Неподготовленность к подобным вопросам в сочетании с тяжеловесным славянским акцентом, может привести к разоблачению на любом этапе неспокойного пути, и болезненно разрушить шпионские планы личной европейской интеграции.

К утру я подвёл итог о заработанных за ночь 88 фунтах (минус неизбежные налоги на содержание королевской семьи и прочие государственные расходы), и степени сложности задуманного.

Посетив туалет, я с удовольствием умылся, поставив точку очередной, вполне плодотворной бессонной ночи, в окружении чужих людей.

Зеркало честно отражало физию с уставшими, покрасневшими глазами, без очевидных признаков пролетарской принадлежности и христианского фанатизма.

Не определившийся. Неприкаянный. Бесцветный.

Сравнивая себя с самозванцем Джузеппой, я вяло примерял на свою внешность голландский или скандинавский ярлык. Я с удовольствием представлял себе процесс познания азов другого языка, искоренения родного предательского акцента…

Скрываемое украинское гражданство, не позволяющее мне работать на чужом острове или жить по-человечески в Украине, тоже, на мой взгляд, едва ли гармонировало с моей внешностью и внутренней сутью.

В пустынном фабричном туалете перед умывальником стояло притомлённое, заблудшее в кафельном пространстве тело. Субъект, формально прописанный в конченной пост-совковой стране, где человек, как личность, — ничего не значит. В этом теле трепыхалась душа, потерявшая связь с национальными Богами и подуставшая от бесчеловечных жидо-коммунистических серпов, молотов, прочих гербов с вилами и ханжеского христианства.

Осознание русской национальности и утраченной связи со своей нацией усугубляло чувство потерянности. Мысли беспокойно пульсировали, перескакивая с одного языка на другой.

Возбуждённое, шпионскими замыслами, сознание, продолжало лихорадочно искать приемлемые бюрократические ярлыки, максимально гармонирующие с моей внешностью и внутренним содержанием. Это был отчаянный поиск гармонии души, тела, и приемлемого окружения.

Преступный замысел? Чушь! Естественная реакция здравого человека, оказавшегося в стеснённых островных условиях. Выживание.

На какой-то момент, в качестве примера гармоничной личности (достойной жить при коммунизме), мне представился образ первого украинского президента — Леонида Кравчука. Самодовольная физиономия и вся его внешность, завидно гармонировали с его содержанием и средой обитания. Лживость и коварство продажного компартийного бонзы совкового разлива, так и сияли на его холёной харизме. Этот был доволен собой, своей национальностью, гражданством и страной с народом, позволяющим ему иметь их. «Маемо тэ, що маемо». Да он имеет по полной программе, потому и сыт, доволен и уважаем. Они имеют, потому что народ позволяют им таковое…

В отражении зеркала я видел кричащую дисгармонию; уставшие, воспалённые глаза, выражающие постоянный поиск, неудовлетворение и недовольство собой, присвоенным гражданством, неискоренимым акцентом и прочими текущими обстоятельствами. С этими глазами надо было что-то делать, они предательски выдавали меня. Никакой паспорт не скроет напряжённость и загнанность в глазах среднестатистического совка, мечущегося в поисках выхода из украинского социально-экономического безнадёжья. Мне следовало бы хорошенько выспаться. Иначе, можно мозгами тронуться!

56
{"b":"558763","o":1}