ЛитМир - Электронная Библиотека

— Этот парень спрашивает; как тебя звать? — обратился я к ней, кивнув головой на рядом стоящего приятеля.

— Шо ты ей про меня сказал? — недоверчиво насторожился земляк.

— Сказал, что ты хочешь узнать её имя, — ответил я.

— Я же просил тебя просто спросить, как её зовут, а не переводить на меня! — раздражённо упрекнули меня в ненадлежащем исполнении поручения.

— Но меня не интересует, как её звать. Ведь это ты хотел! — завёлся я.

Девушка назвала сумму, вложила в пакет бутылки и терпеливо ожидала оплаты, осторожно наблюдая за нашим диалогом.

— Мы берём пиво, или как? — спросил я насупившегося товарища-собутыльника.

— Берём-берём, — проворчал тот. — Так ты спросишь её?

— Я спросил, но тебе же не понравилось, как я это сделал…, Да и она прикинулась занятой, — рапортовал я, получая сдачу.

— Так спроси снова! — назидательно подсказали мне.

— Слушай, озабоченный Ромэо! О такой простой фигне мог бы и сам как-нибудь спросить, — посоветовал я с интонацией раздражённого сарказма.

Девушка, закончив с нашей покупкой, заметила напряжение на другой стороне прилавка и тактично занялась кассовыми хлопотами. Земляк смотрел на меня с неприязнью и о чём-то соображал.

— Ну, так ты спросишь её? — обиженно вернулся он к волнующей его теме.

— Алё барышня! А как тебя звать?… Если это не секрет, — шутливо обратился я к ней, с надеждой разрядить глупо-мрачную ситуацию, и поскорей освободиться от участия.

— Холли, — коротко ответила та.

— Её зовут Холли, — язвительно доложил я вопросительно взирающему на меня земляку. — Удовлетворён?

— Нет, не удовлетворён, — озлобленно рыкнул тот. — Я хотел бы поговорить с ней, но разве с тобой можно… — с досадой махнул он рукой.

— Так говори, кто тебе не даёт. И, поинтересуйся, хочет ли она говорить с тобой?

— Она-то хочет. Это ты не хочешь, и мне не даёшь, — уверенно выдали мне диагноз текущей ситуации.

Девушка, тем временем, отошла от кассы и удалилась, поправляя что-то на винных полках.

— Чтобы не мешать твоему личному счастью, я пошёл отсюда, — подвёл я итог очередному приступу идиотизма, и направился к выходу. Земляк последовал за мной. Выйдя на улицу, он мрачно предложил расположиться в ближайшем сквере на скамейке. Это место мне нравилось, но близость магазина предполагала продолжение темы и возможные потуги вернуться туда для дальнейшего охмурения рыжей британской тёлы. Из всего этого мне понравился вызревающий романтический образ пары; неугомонно мычащий украинский бык и вежливо недоумевающая британская тёла.

There must be some misunderstanding, there must be some kind of mistake…[38]

Я сидел на холодной скамейке, дул с горлышка пиво и улыбался. Недовольный моим поведением сосед, яростно перелив в себя трёхсотграммовую бутылочку, заворчал о моём несносном характере, о зависти к его успехам у женщин, о нежелании участвовать в интересных и перспективных, на его взгляд, замыслах…

Всё это я уже слышал, становилось не скучно, а тошно.

Металлическая табличка, закреплённая на каменной стене, с благодарностью от жителей города извещала о героическом участии в 1982 году военно-морских подразделений из Саутхэмптона в боях за Фолклендские Острова. Мы находились в историческом месте и мрачно потребляли уценённое пиво. Я не слышал рядом сидящего товарища, рассеянно думал о своём. Оставшееся пиво хотелось допить наедине. В ответ на очередной вопрос-предложение, вслух я выразил лишь желание пойти к себе в комнату и завалиться спать. На меня снова обиделись. Я не пытался исправиться. Просто встал и побрёл в сторону своего временного места проживания.

Шагая по центральной улице, я отреагировал на ярко проявившееся солнышко и изменил свои планы. Вероятность того, что я смогу уснуть и качественно выспаться днём, была ничтожна. Прояснившаяся вдруг погода подсказывала погулять в удовольствие, а сон отложить на ночь. Свернув с центральной улицы, я брёл, рассматривая витрины мелких магазинов. Зайдя в один из них, торгующий всякими мелочами за копеечные цены. Я нашёл там увесистую упаковку почтовых конвертов (бутылки для сообщений) за 50 пенсов и штопор для проникновение в винные бутылки. Продвигаясь среди прилавков, заметил бабулю, примеряющую солнечные очки в дешёвой пластмассовой оправе комичной формы. Та заметила задержавшийся на ней взгляд, и, не снимая идиотских очков с оправой формы сердечек и стёклами розового цвета, задорно обратилась ко мне;

— Мне это идёт?

От меня снова ожидали ответа. Захотелось послать!

— Вы выглядите как рок-звезда на пенсии, — вполне вежливо и совершенно честно, ответил я.

— Действительно!? — расцвела в улыбке бабулька и посмотрелась в зеркало. Я стоял рядом и наблюдал. Эта, похоже, не обиделась, — подумал я.

— Retired rock star…[39] — примерила она к себе присвоенный ей статус.

Судя по её довольной улыбке, моя оценка пришлась ей по душе. Приопустив очки на нос, она снова взглянула на меня поверх очков повнимательней.

— В каком месяце ты родился? — выдала она неожиданный вопрос.

— В ноябре, — коротко ответил я.

— Я так и подумала. Скорпио! — радостно впечатала бабка, явно довольная своей наблюдательностью.

— Могу ли я узнать и день твоего рождения? — с игривой вежливостью продолжила она.

— Седьмое ноября, — послушно отвечал я из уважения к её возрасту.

— О боже! Да мы с тобой родственники. Меня звать Берил, — заявила она, и протянула руку.

— Сергей, — ответил я и пожал крупную кисть с заметно деформированными в суставах пальцами.

Юморная разговорчивая бабка оказалась очень преклонного возраста. Свободной от рукопожатия рукой она поспешно водворила на нос уже свои очки, и внимательно взглянула мне в глаза. Вероятно, рассмотрев во мне субъекта, которому можно об этом сообщить, она решила продолжить;

— А я родилась 8 ноября! Так что, теперь мы имеем представление друг о друге. Я хорошо знаю людей ноябрьского типа. Уважаю скорпионов!

— Не все так считают. Несколько минут назад, от другого человека я только и слышал о своём скверном характере и невыносимых шутках.

— Знаю, знаю… Мы не всем нравимся. Поверь моему огромному опыту, тебе не следует беспокоиться об этом, и тем более искажать себя. Оставайся самим собой, у нас масса положительных качеств. К примеру, чувство юмора и ответственности. Просто держись подальше от людей, которые тебя не понимают и не выносят. Нам нельзя долго задерживаться в чуждом окружении, где мы не можем быть собой, это действительно делает нас ядовитыми. Ты уж, поверь мне, людей, которые уважают и любят нас, немало! И это, как правило, достойные люди, способные правильно понять нас. Нам следует ценить и беречь их дружбу, они нам нужны, как воздух. Люди, которые способны правильно понимать и положительно воспринимать нас, какими мы есть, помогают нам стать лучше. Там же, где тебя не воспринимают… Не трать на них попусту себя и своё время. Всё равно ничего хорошего из этого не выйдет. Уходи поскорей, иначе недоразумений и врагов наживёшь… И сам расстроишься, будешь переживать попусту. Я-то уж знаю! Пожилая леди увлеклась, и говорила хотя и правильным литературным английским, какой нечасто услышишь на улицах, но без учёта моего приторможенного восприятия на слух. Игнорируя незнакомые слова, я улавливал общую суть сказанного, отмечая несовременную размеренную интонацию и тщательное произношение.

Изложив коротко позицию скорпиона с большим жизненным опытом, она вернулась к текущей ситуации.

— Ты сейчас свободен? — спросила она, уверенная, что я свободен.

— Думаю, да, — ответил я, соображая, к чему она клонит.

— Тогда я приглашаю тебя к себе домой. Здесь у меня припаркована машина, в которой сидят и ожидают меня двое деток. Если желаешь, присоединяйся к нам, и поехали.

Мы вышли из магазина, неподалёку стоял старый коричневый фургон Вольво. Когда мы приблизились к автомобилю, с заднего сиденья возникли два спаниеля. Они уткнулись мордами в стекло и радостно заскулили.

вернуться

38

Это, должно быть, какое-то недоразумение. Это, должно быть, какая-то ошибка.

вернуться

39

Рок звезда пенсионер.

58
{"b":"558763","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жаркая зима для двоих
Ницше в комиксах. Биография, идеи, труды
Берег мой ласковый
Это же любовь! Книга, которая помогает семьям
Ты мой! ИСКУШЕНИЕ
В паутине снов
Чума теней
Чтобы сказать ему
Линия мести