ЛитМир - Электронная Библиотека

Одной ночью на соседнее со мной рабочее место посадили парня, которого раньше я не видел в нашей смене. Я удивился, когда он дружелюбно поприветствовал меня по-русски.

— Привет! — уверенно обратился он ко мне, располагаясь у приспособления.

— Привет, — отозвался я, приостановив свою работу и текущие мысли.

Парень выглядел как представитель кавказской национальности, возрастом около 30 годков. Он приветливо улыбался мне.

— Джордж, — назвался он.

— Сергей, — охотно ответил я. — Ты откуда, если не секрет? — начал я разговор.

— Не секрет. Из Грузии, — весело ответил он.

— Ваших много в Саутхэмптоне, — прокомментировал я.

— Стало много за последние месяцы. Полгода назад в городе было всего несколько беженцев.

— Такое трудно представить! — удивился я.

— Представь, не было продовольственных ваучеров для супермаркета ASDA, на кассах просто были списки беженцев и нам отпускали товар на определённую сумму, ведя учёт твоего потребления. По мере прибытия новых беженцев, таковое стало невозможно, и начали выдавать ваучеры.

— Ты рассказываешь удивительные вещи, я о таком не знал. Как тебя, вообще, занесло из Грузии, именно в Саутхэмптон?

— Сначала я прилетел, как и все, в Лондон. Но в аэропорту Хитроу, при проверке документов, усомнились в моей личности, и временно поместили меня в обезьянник. Я толком и не понял, почему. Адвокат объяснил мне, что моя виза действительна, а вот приглашение колледжа, куда я прибыл изучать язык, — липа. И на меня готовят документы для депортации обратно в Грузию. По совету адвоката, я подписал прошение о предоставлении мне убежища, и меня вскоре выпустили. Только уже без паспорта со студенческой визой, но с удостоверением искателя убежища.

— А почему в Саутхэмптон отправился?

— Я пробовал остановиться в Лондоне. Встретился там с земляками, а они рассказали мне о грузине, который перебрался в некий Саутхэмптон, и якобы неплохо устроился там. Я позвонил ему и расспросил об условиях. Тот коротко рассказал и пригласил. Так я и решил подъехать сюда.

— Ты побывал в критической ситуации, близкой к депортации на родину. Вероятно, такое скорое, принудительное возвращение в Грузию было бы для тебя серьёзной неприятностью?

— Неприятностью?! Для меня это был бы полный крах и позор! Я потратил на поездку в Англию более четырёх тысяч долларов, это огромные деньги в условиях Грузии. Чтобы собрать эту сумму, мне пришлось продать дом деда с участком земли и ещё, брать в долг у родственников.

— А что, дом с земельным участком так дёшево оценили?

— Три с половиной тысячи — это немалые деньги в Грузии. И дом был не в городе, а в горной местности, откуда бегут все, кто может. Там многие хотят продать собственность и уехать.

— Чем ты занимался дома?

— После окончания университета, исторический факультет, преподавал в школе. Но, работая школьным учителем, трудно выживать. Платят копейки, и те задерживают.

— А дом достался по наследству?

— Да, это старый дом. Его мой дед построил. Там на участке есть фруктовые деревья, виноград. Мы бы не продавали этот дом, если бы не крайняя необходимость. Просто не было другого выхода из материального тупика. Посовещались и решили продать, пока есть возможность отправить меня в Англию. Сам факт продажи дедовского дома — это уже позор. Но теперь такие времена…

— Это значит, твои родственники возложили на тебе большие надежды и ответственность?

— Да уж. Они молятся за меня! Как минимум, я должен вернуть деньги, потраченные на эту экспедицию, — тяжело вздохнул Джордж.

— Я думаю, это вполне посильная задача для тебя. Ты можешь заработать сумму, достаточную чтобы не только выкупить дедов дом, а и купить ещё один такой, пока в Грузии низкие цены на недвижимость.

Расскажи-ка мне, что происходит сейчас в Грузии? Помнится, у вас очень весело праздновали выход из СССР. Хотя, по-моему, Грузия вполне комфортно паразитировала в составе Союза.

— Ох, не говори! Сейчас там все вспоминают о Союзе, как о рае. Нам теперь стыдно упоминать о тех празднованиях, ибо с первых же дней самостоятельного существования Грузии, у нас всё стало меняться к худшему.

— Сколько сейчас составляет население Грузии?

— Трудно сказать. Едва ли кто-то знает точно. Было пять миллионов. Но Абхазия отделилась, и многие мигрировали из страны. Я думаю, миллиона три осталось. Но если так будет продолжаться, то эта нация может и вовсе исчезнуть.

— Вы с большой радостью и надеждой избрали Шеварнадзе своим президентом. Он не оправдал ваших надежд?

— Он оказался обычным продажным ишаком, который заботится только о личном обогащении. Сейчас всё, что связано с обеспечением страны любыми энергоносителями, контролируется его семейством. Они нагло спекулируют, наживаясь на людях, загнанных в энергетический тупик. Представь, в столице электроэнергию включают лишь на несколько часов в сутки. За керосином люди в очередях стоят, и продажа лимитирована.

— Странно. Шеварнадзе должен быть вовсе не бедным человеком. Он с Горби хорошо и не бесплатно поработал на ЦРУ. Я где-то читал, что его активы составляют до 25 миллиардов долларов. И теперь, вместо того, чтобы спасти страну и погибающий народ, и стать национальным героем, он просто мародёрствует в собственной стране. Вероятно, он выполняет поставленную перед ним задачу.

— Мы тоже думали, что он уже нажился вместе с Горбачёвым на продаже СССР, и у него остались широкие международные связи. Думали, он наведёт в стране порядок. Ошиблись, однако. Он оказался алчным ишаком, которому всё мало!

— Джордж, ты упоминаешь ишака, как нечто негативное. Но ведь это вполне симпатичное и разумное животное.

— Да, ты прав. Сравнивать Шеварнадзе с ишаком — это несправедливо по отношению к безответному животному. В горной местности у нас очень уважают и ценят ишаков. Особенно ишачек. Белый, молодой ишачка. Мечта!

— Почему ценят именно ослиц белой масти?

— Потому что блондынка, красивый! Если молодых женщин совсем нет, электричества нет, телевидения нет… А жить хочется даже в глухих горных посёлках.

— Не понял! Ишаки вместо женщин? — удивился я.

— А почему нэт? Ишак там, как член семьи. И работник, и любимый женщин, — весело объяснил мне Джордж.

— Ты серьёзно или анекдот мне рассказываешь?

— Какой анекдот, спроси своих соседок. Бывают женщины хуже ишака! Все знают, что в глухих населенных пунктах молодая, белая ишачка очень ценится. Молодёжи совсем нет, женщины только очень старый… Поэтому, мужчины ишак любят. А что тебя так удивляет?

Я слушал его и смеялся от души, представляя себе, как народ больше любит и ценит бэлый ишак, чем своего продажного президента. ass, donkey..[40] Мне нечего было сказать.

Я просто представлял себе картинки из грузинской жизни; длинные очереди людей с бидончиками к автоцистерне с керосином и натуральное хозяйство в горной деревне, где единственной радостью для мужиков — блондынка ишак.

— Сергей, вот если когда-нибудь приедешь ко мне в гости в Грузию, я тебе покажу много интересного.

— Подгонишь мне молодую ослицу?

— Почему нет? Для дорогого гостя…

— Кстати, Джордж, если к твоему возвращению в Грузию, преподавание в школах будет по-прежнему не в спросе, и ты выкупишь дедовский дом в деревне, то тебе стоит заняться там разведением ишаков и предоставлением их на прокат. Одного ишака обязательно назови Эдуардом Шеварнадзе, а другого Леонидом Кучмой и сдавай их мужикам по самой низкой цене, а в День Независимости — бесплатно.

На наше веселье к нам подошёл Ли.

— Что у вас тут интересного? — поинтересовался он.

— Джордж рассказывает мне истории о Грузии. Говорит, у них местные мачо ишаков любят, особенно блондинок.

— Сергей, это положительный пример для наших духовных лиц. Если ты смотришь британские теленовости, то знаешь, как часто этих святош обвиняют в сексуальных связях с мальчиками. Уж лучше это делать с ишаками, чем с детьми.

вернуться

40

ass — зад, задница, жопа. Donkey — осёл, ослица

62
{"b":"558763","o":1}