ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

лицевая сторона

+---------------------------+

|Происхождение      названия|

|местными     жителями    не|

|объясняется.               |

+---------------------------+

обратная сторона

В Постоянной междуведомственной комиссии по географическим названиям, которая состоит при Главном управлении геодезии и картографии при Совете Министров СССР, поступившее предложение проходит всестороннюю экспертизу. И только после получения положительного отзыва этой комиссии предлагаемое название присваивается объекту постановлением Совета Министров союзной или автономной республики. Такова нормальная процедура присвоения названий. Поэтому, когда в газетах приходится читать, что альпинисты или туристы по праву первовосходителей присвоили вершине то или иное имя, это следует воспринимать как явное преувеличение. Их право только предложить название, т. е. сделать самый первый шаг в длинной цепочке прохождения этого предложения по инстанциям.

Правда, такие еще не утвержденные и не попавшие на государственные карты названия в туристском обиходе получают некоторое распространение, так как указываются на схемах, в отчетах о путешествиях. Но если в дальнейшем такие названия не получают официального утверждения, они нередко забываются, а объект получает от следующих поколений туристов все новые и новые названия. Да и зная о предложениях своих предшественников, некоторые туристы и альпинисты считают возможным заменять их другими. Случаи подобного вольного обращения с названиями многочисленны. Приведем лишь один характерный пример, описанный в литературе. С 1938 г. на Суганском хребте (Северный Кавказ) не раз бывали спортсмены Днепропетровского инженерно-строительного института. Посещения этого района они ознаменовали присвоением своих наименований: по названию института — гребень Строитель, пик Строитель, по названию родного города — пик Днепропетровец, по названиям городских газет — пики Днепровская правда и Заря. Последующие восходители, в том числе участники северо-осетинской экспедиции 1957 г., присвоили части вершин новые названия, в результате чего, по свидетельству самих альпинистов, стало трудно разбираться в путанице наименований вершин на этой сравнительно небольшой территории[19]. Более того, известны многочисленные примеры стремления заменить красивые местные названия значительно худшими, но «своими».

Очевидно, что для успешного прохождения предлагаемого названия через фильтр утверждающих организаций оно должно быть «удачным», т. е. удовлетворять некоторым элементарным требованиям:

1. Объект, для которого предлагается название, должен быть безымянным, т. е. не иметь ни местного названия, ни присвоенного постановлением Совмина. (Забвение этого требования служит одной из распространенных причин отвода предлагаемых названий.)

2. Название должно органически входить в региональную систему географических названий — это касается языка названия, его модели, использования местной географической терминологии.

3. Название должно четко характеризовать объект и быть простым, коротким, понятным и удобным для использования. Названия-посвящения должны сопровождаться убедительным обоснованием их правомерности.

4. Написание русских названий должно строго соответствовать правилам русской орфографии, а иноязычных — правилам их передачи на русский язык, которые приняты и используются Междуведомственной комиссией по географическим названиям.

Процесс наименования безымянных объектов высокогорного рельефа хорошо описан участниками первой памирской экспедиции Академии наук СССР 1928 г. Обращение к опыту именно этой экспедиции не случайно: во-первых, это действительно была первая крупная советская экспедиция в практически неисследованную область, а во-вторых, это была наименее «профессиональная» экспедиция: одним из ее руководителей был Н. В. Крыленко — нарком юстиции, но одновременно и «главный турист СССР», председатель Общества пролетарского туризма и экскурсий, а кинолетопись путешествия вел В. А. Шнейдеров, тогда еще молодой киноработник, а впоследствии известный кинорежиссер, основатель популярнейшего телевизионного «Клуба кинопутешествий». Оба они оставили интересные воспоминания о торжественном присвоении названий горным вершинам Заалайского хребта.

Вот как описывает это Н. В. Крыленко:

«Перед нами лежал, залитый солнечными лучами, гигантский Заалайский хребет… только три вершины из всего хребта имели названия, нанесенные на карты. Мы решили… «окрестить» сверкающие перед нами вершины. Ни одна из них не была ниже 5500—6000 метров, ни на одну из них еще не ступала нога человека. Длинным пологим склоном поднималась к небу высшая точка хребта… пик Ленина, высотою в 7134 метра. Непосредственно на восток от него поднимались два гиганта — пик Кызыл-Агун, или «Красный поток», и громадный снежный массив Курумды, что значит «Видимый». Оба эти названия мы сохранили и последовательно назвали затем все наиболее выдающиеся вершины хребта, начиная с востока на запад, следующими именами: самая восточная вершина была названа «Зарей Востока», затем шла Курумды. Прямо против нее… высился остроконечный пик, названный нами «Пиком пограничника»… большой массив сравнительно невысоких гор мы назвали «Горами Корженевского», в честь этого неутомимого исследователя Памира. Большую двуглавую гору, высившуюся дальше, мы назвали «Рогами архара», зубчатый массив… — «Горами баррикад». За пиком Ленина высились затем три почти одинаковые вершины… Мы назвали их именами трех ближайших, уже умерших соратников Ильича. Горы Дзержинского, Красина и Цюрупы вместе с пиком Ленина венчают теперь собою эти четыре великие могилы. Более мелкие вершины, следующие далее на запад, мы оставили пока без названия. Последнюю же остроконечную вершину… мы назвали «Горою Якова Свердлова» — первого президента нашего Союза»[20]. Все эти названия прошли соответствующее утверждение, были нанесены на географические карты и получили широкое распространение. С тех пор прошло более полувека. Неизмеримо улучшилась географическая изученность нашей Родины. В результате труда советских ученых на всю территорию Советского Союза завершено создание карты масштаба 1 : 100 000 — в 1 сантиметре один километр[21]. В процессе этой огромной работы были присвоены названия множеству ранее безымянных объектов. Среди присваивавшихся названий преобладали описательные, содержащие ту или иную характеристику объекта. Задача «придумывания» таких названий — содержательных и разных — на громадных по площади просторах Сибири, Дальнего Востока, высокогорных районов Средней Азии была далеко не простой. Однако в целом топографы с ней справились успешно. Так очевидец бывавший в Восточной Сибири, пишет в туристском сборнике: «…редким умением давать названия по внутренней сути обладают топографы высокого класса. Я не был на Вулканном хребте, — пишет он, — но уверен, что не спутал бы его с Торными горами или Скалистым хребтом, как речку Тальниковую не спутаешь с речкой Извилистой или Хрустальной»[22]. Оценка высокая, но, очевидно, вполне заслуженная. Конечно, безымянные объекты, в том числе и весьма значительные, еще остались. Вот по отношению к ним и должны применяться сформулированные выше требования.

Соответствие предлагаемого названия уже сложившейся в данном регионе системы географических названий достигается в первую очередь выбором языка названия. Понятно, что русские названия возможны в любом районе Советского Союза, поскольку русский язык является языком межнационального общения для всех народов СССР. Но хороши и названия на национальных языках, отражающие местную специфику: например, в Таджикской ССР недавно появилось название пик Турсун-Заде, присвоенное в честь народного поэта Таджикистана.

вернуться

19

См.: Покоренные вершины. М., 1976. С. 142, 143.

вернуться

20

Крыленко Н. В. По неисследованному Памиру. М.: Географгиз, 1960. С. 10, 11; См. также: Шнейдеров В. А. Путешествия с киноаппаратом. М.: Госкиноиздат, 1952. С. 21.

вернуться

21

United Nations. World cartography, vol. 10. N.‑Y., 1970, y. 74.

вернуться

22

Ветер странствий. М., 1973. Вып. 8. С. 83.

36
{"b":"558764","o":1}