ЛитМир - Электронная Библиотека

Ефимушкин. Миллионы, Максим Федосеевич, большие миллионы. Сын твой, Илья Буторин — миллионер. Миллионы Буториных… Были приваловские миллионы, где-то там — миллионы морганов и рокфеллеров, а у нас — буторинские миллионы. Вот она, материальная база коммунизма.

Максим Федосеевич. Главное — своими руками. (Пауза.) Ну, а коли уж Буторины миллионщиками стали, то и выпить не грех! А здесь еще сын вернулся. Да гости такие… Дозвольте распорядиться!

Ефимушкин. Дело хозяйское.

Максим Федосеевич. Мигом обернусь. (Уходит.)

Входит Никонов. Он тоже в форме.

Никонов. И тут его нет!.. Здравствуйте. (Здоровается с Ефимушкиным и Фуреговым.) Куда же наш герой сбежал? Это уже становится загадкой.

Ефимушкин. А мы пока поздравим того героя, который появился. (Обнимает Никонова; Фурегов тоже поздравляет главного инженера.)

Никонов. Вы меня, друзья, не обнимайте. Все равно, даже взявшись за руки, не обнимете. Вот летом возьму отпуск, поеду на Кавказ, буду лазать по горам и стану легким, как молодой олень. (Тяжело садится.) Эта министерская комиссия меня вконец измотала.

Ефимушкин. Ничего, комиссии хороши тем, что они рано или поздно уезжают.

Никонов(мрачно косясь на Фурегова). Но эта, кажется, уедет не одна: увезет нашего уважаемого директора.

Ефимушкин. Уже не увезет.

Никонов. О-о-о!

Фурегов. Ефимушкин не отпускает.

Никонов. Молодец.

Ефимушкин(у телефона). Прошу Северную… Дежурный? Позовите Буторина.

В комнату Ильи, где уронив голову на руки, сидит за столом Василий, с внутренней стороны входит Гайнутдинов.

Гайнутдинов(весело). Убежала.

Василий(поднимает голову). Кто?

Гайнутдинов. Вера. И Настенька за ней.

Василий(вздыхает). От меня тоже… все бежит…

Гайнутдинов(не поняв Василия). Какой бес ты ноешь? Бежит, не замечает… Разве мужчина так надо? Ах, не замечаешь? Прощай. Мы с тобой далеко-далеко. Ты — себе, я — себе, одно удовольствие. Серьезный характер не имеешь!

Василий. А-а, ты вот о чем… Да, и здесь не везет. Легко сказать… Пять месяцев дуется, выдержи-ка тут характер.

Ефимушкин. Алло, алло!..

Гайнутдинов. От чистой сердца говорю, я бы на тебе, Вася, без разговоров женился. Брови черные, зубы белые, профессия богатая — что еще нужно человеку? Забывай скорей свою Малашу, пускай после плачет, извини пожалуйста.

Ефимушкин. Северная… алло… Я жду…

Гайнутдинов. Я тебе татарский девушка выпишу. Одно удовольствие! Глаза черные, зубы белые, танцовать пойдет — каблуки горят, работать пойдет — руки горят, обнимать начнет — совсем сожжет, головешка станешь.

Василий. Нет уж, Миша, ты эту свою девушку лучше какому-нибудь пожарнику сосватай. А я, брат, боюсь.

Ефимушкин. Да, жду…

Гайнутдинов. Невесту боишься, технику тоже боишься…

Василий(вспыхнув). Врешь, ничего не боюсь. Я эту технику… Давно я к ней присматриваюсь. Я ее так знаю, что…

Гайнутдинов. Возьмем?

Василий. Только я… иждивенцем быть не желаю. Предложение у меня…

Ефимушкин. Ушел? Хорошо. Дайте распорядочную.

Гайнутдинов. Давай сейчас! В той комнате вся дирекция собралась.

Василий решительно входит в общую комнату, но, увидав здесь все начальство, оробевший останавливается.

Ефимушкин(с телефонной трубкой в руке). А, Василий Максимыч… (В трубку.) Буторин Илья приходил в душ? Не приходил? Странно… (Опускает трубку.) Телефон мы твой оккупировали. Ты — звонить?

Василий. Нет, предложение у меня.

Ефимушкин. Предложение?

Василий. Да, по составу проходческой бригады.

Ефимушкин. Так ты что — сейчас?

Василий. А чего тянуть.

Ефимушкин. Ладно, выкладывай.

Василий. Я думаю, что можно сокращенный при агрегате состав сократить еще на половину.

Фурегов. Это как же?

Василий. Основной бурщик, он же бригадир и машинист погрузочной машины. Хочу вот сам прежде попробовать.

Фурегов(размышляя). Двое… Бурщик, машинист… Это, мне кажется, возможная вещь. Попробуй.

Никонов. Да это и просто, и хорошо!

Ефимушкин. Сильное ты надумал дельце, Василий Максимович. Спасибо тебе.

Василий(потупившись). Да ведь рудник-то мой, не чужой.

Ефимушкин(хитро посматривая на Фурегова). Твой, Василий, твой, в этом-то и все дело.

Фурегов. Давай-ка подсчитаем, сколько у нас высвободится проходчиков. (Сгрудились у стола, подсчитывают.)

В комнату Ильи с внутренней стороны входит Настенька.

Настенька. Ах, вы здесь?

Гайнутдинов. Настенька!

Настенька. Стосковались? Может быть, я вам еще мешаю?

Гайнутдинов. Не сердись, пожалуйста. Мы говорили с Васей между нами. Понятно? Есть мудрый восточный пословица: не скажи своей жене половина того, что знаешь.

Настенька. Жене?!

Гайнутдинов. Вообще девочка, извини пожалуйста.

Настенька. Не заговаривайся.

Гайнутдинов(после паузы). Позволь родным, Татария, письмо про тебя написать?

Настенька. Рано, Мишенька.

Гайнутдинов(умоляюще). Милая!

Настенька(с иронией). Дорогая?

Гайнутдинов. Дорогая.

Настенька. Когда вы, мужчины, научитесь красиво говорить про любовь. (С недовольным видом отходит.)

Гайнутдинов(подходит к Настеньке). Если ты меня бросишь…

Настенька. Что, что?

Гайнутдинов(отчаянно). Если ты меня бросишь…

Настенька, не выдержав, смеется. Гайнутдинов, обиженный, резко повертывается и идет к выходу.

Настенька. Миша! (Гайнутдинов останавливается). Иди ко мне, Миша. (Гайнутдинов подходит. Настенька от всего сердца улыбается ему.)

Гайнутдинов(радостно). Солнышка моя, глазам больно…

Настенька. Что же ты напишешь своим родным?

Гайнутдинов. Я напишу… что я люблю тебя так… как трава любит солнце, как проходчик любит шахта… Можно?

Настенька. Пиши, Мишенька. (Гайнутдинов внезапно целует Настеньку, и та, счастливая, устыдившись, выбегает. Гайнутдинов следует за нею.)

Фурегов(окончив подсчет). Армия! Целая армия! Мы двинем ее на проходку квершлага.

Ефимушкин, Никонов. Квершлага?

Фурегов(с улыбкой). Надо же когда-то начинать!

Ефимушкин. Совершенно верно.

Фурегов. Безо всякой угрозы для плана… А вечерком зайдемте ко мне. Я вам покажу одну смету… Обогатительную фабрику надо строить.

Никонов. А уходить собирался!

Фурегов. Знаешь, русскую пословицу: умирать собирайся, а рожь сей.

Входит Безуглый.

Безуглый. Добрый день, товарищи. (Оглядывается.) В этот простой и скромный дом сегодня вошло счастье.

Ефимушкин. А мне думается, оно вошло сюда еще в семнадцатом году.

Безуглый(смеется). Пожалуй, вернее. (Направляется к Никонову.) Позвольте, дорогой Иван Петрович, пользуясь вашим здесь присутствием, поздравить вас от всего сердца.

Никонов. Благодарю вас, Владислав Сергеевич.

16
{"b":"558772","o":1}