ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она растерянно заморгала.

— Я сейчас же отправляю к вам отряд. Но какого…

— Скажи, пусть держат бластеры наготове. А еще лучше, подними по общей тревоге всех.

Холл разместил на столе командора четыре предмета: микроскоп, полотенце, ремень и небольшую красно-белую ковровую дорожку.

Командор Моррисон нервно отодвинулась.

— Майор, вы уверены?..

— С ними теперь все в порядке. Вот что самое странное. Несколько часов назад это полотенце пыталось меня убить. Я вырвался и расстрелял его в клочья. Но вот оно, вернувшееся. Такое, каким было всегда. Безвредное.

Капитан Тейлор осторожно потрогал пальцем красно-белый коврик.

— Мой коврик. Я привез его с Земли. Подарок жены. Я… я ему полностью доверял.

Все переглянулись.

— Коврик мы тоже расстреляли, — напомнил Холл.

Молчание.

— Тогда что же на меня набросилось, если не вот эта дорожка? — поинтересовался капитан Тейлор.

— Оно выглядело, как дорожка, — медленно произнес Холл. — А то, что напало на меня, выглядело как полотенце.

Командор поднесла полотенце к свету.

— Полотенце как полотенце! Оно ни на кого не может напасть.

— Конечно не может, — согласился Холл. — Мы проделали над этими предметами все анализы, до которых только додумались. Они — именно то, чем и должны быть, все элементы на своем месте. Безупречно стабильные неорганические объекты. Невероятно, чтобы любой из них смог ожить и стать агрессивным.

Лейтенант Доддс пошарил по туалетному столику в поисках перчаток. Он пребывал в растерянности. Весь отряд созывали на срочное совещание.

— Куда же я их… — пробормотал он. — Какого черта?!

На кровати лежали две пары одинаковых перчаток, одна возле другой.

Доддс нахмурился, помотал головой. Откуда это? У него была только одна пара. Значит, вторая — чья-то еще. Прошлой ночью заглядывал Боб Уэсли, перекинуться в картишки. Он, должно быть, и забыл.

Видеоэкран вновь осветился.

— Всему экипажу, срочное сообщение. Всему экипажу, срочное сообщение. Аварийный сбор всего экипажа.

— Ясно, ясно! — нетерпеливо бросил Доддс и схватил перчатки.

Как только перчатки оказались надетыми, они потянули руки вниз, к талии. Заставили пальцы сжаться на рукоятке бластера, извлечь его из кобуры.

— Будь я проклят! — пробормотал Доддс.

Перчатки заставили руку упереть бластер в грудь. Палец нажал курок. Хлоп! То, что осталось от лейтенанта, медленно повалилось на пол, со все еще открытым в изумлении ртом.

Услышав вой аварийной системы, капрал Теннер тотчас же устремился напрямик к главному зданию.

Перед входом он задержался, чтобы сбросить подкованные металлом ботинки. И нахмурился. Возле двери лежали два дезинфекционных коврика.

Ладно, какая разница. Одинаковые же. Он ступил на коврик, остановился. Поверхность брызнула струйками воды под давлением, часто пульсирующей, стекающей по ногам и ботинкам и убивающей любые семена и споры, которые он мог подцепить, находясь снаружи. Потом капрал прошел в здание.

Минутой позже к двери подбежал лейтенант Фултон. Скинул прогулочные ботинки и встал на первый попавшийся коврик.

Тот спеленал его ноги.

— Эй! — воскликнул Фултон. — Перестань!

Он попытался высвободить ноги, но коврик не отпускал. Фултон перепугался. Он выхватил бластер, но не стрелять же по собственным ногам.

— На помощь! — завопил Фултон.

Как раз подходили двое солдат.

— В чем дело, лейтенант?

— Помогите отделаться от этой штуки.

Солдаты рассмеялись.

— Я не шучу! — заорал Фултон, его лицо побелело от боли. — Она схватила меня за ноги! Она… Да помогите же!!!

Солдаты поспешили на выручку. Фултон упал, корчась и заходясь криком. Наконец солдатам удалось ухватить коврик за край и сорвать с ног офицера.

Ног у Фултона не было — ничего, кроме мягких костей, уже полуразложившихся.

— Теперь мы знаем, — угрюмо бросил Холл. — Это форма органической жизни.

Командор Моррисон повернулась к капралу Теннеру.

— Вы увидели два коврика, когда подошли к зданию?

— Да, командор, два. Я ступил… на один из них. И пошел дальше.

— Счастливчик. Выбрали верный.

— Нам следует быть внимательными, — сказал Холл. — Следить за дубликатами. Несомненно, это, чем бы оно ни было, имитирует объекты, с которыми соприкасается. Вроде хамелеона. Маскировка.

— Две, — задумчиво пробормотала Стелла Моррисон, глядя на две вазы с цветами по разные стороны стола. — Трудно будет сказать хоть что-нибудь. Два полотенца, две вазы, два кресла. Должна иметься уйма предметов, с которыми все в порядке. Все они, которые повторяются, в норме… за исключением одного.

— В том-то и сложность. Я не заметил ничего странного в лаборатории. И с этим другим микроскопом все в норме. Увеличивает, как положено.

Командор оторвалась от двух одинаковых ваз, стоявших на столе.

— Как насчет них? Может, одна из них тоже… тогда какая?

— Множество предметов у нас не в одном экземпляре. Одежда, мебель. Я не обратил внимания на то кресло у себя в комнате. Оборудование. Невозможно быть уверенным, что однажды…

Засветился экран. Появилось изображение вице-командора Вуда.

— Стелла, еще один случай.

— Кто на этот раз?

— Лейтенант Доддс.

— Если это органическая жизнь, должен же быть какой-то способ, чтобы мы смогли ее уничтожить, — пробормотал Холл. — Мы стреляли по нескольким и, несомненно, убили. Их можно убить! Но мы не знаем, сколько их всего. Не исключено, что это бесконечно делящаяся субстанция. Вроде протоплазмы…

— А тем временем…

— Тем временем все мы отданы на ее милость. Вот она, наша смертоносная форма жизни, собственной персоной. Это объясняет, почему все прочее мы сочли безопасным — с формами жизни вроде этой ничто не может сосуществовать.

— Но ее можно убивать. Ты сам сказал. А это дает нам шанс.

— Если мы сумеем вовремя обнаружить. — Холл обвел глазами помещение. Возле двери висели две фуражки. Две ли их там было минутой раньше? Он устало потер лоб. — Надо попытаться найти какой-либо яд или коррозионный агент, что-нибудь такое, что уничтожит их всех. Не можем же мы просто сидеть и ждать, пока они на нас нападут. Нужно что-то такое, что можно распылять. Так, как, например, мы поступали с обманными слизняками на Венере.

Командор смотрела мимо него, сузив глаза. Он повернулся, следуя за ее взглядом.

— В чем дело?

— Никогда раньше не замечала, чтобы в углу стояло два портфеля. Раньше всегда был один… Думаю… — Она смущенно помотала головой. — Откуда нам знать? От всего этого недолго свихнуться.

— Тебе не помешал бы хороший стаканчик виски.

— Славная идея, — оживилась она. — Но…

— Но что?

— Не хочу ни к чему прикасаться. — Она прикоснулась рукой к бластеру на поясе. — Я готова палить из него во что попало.

— Паническая реакция. Спокойно, иначе мы перебьем друг друга, одного за другим.

В наушниках прозвучал сигнал тревоги. Капитан Юнгер тут же прекратил работу, взглянул на образцы, которые собирал, торопливо ссыпал их в сумку.

Оказывается, он остановился ближе, чем предполагал. Капитан в замешательстве замедлил шаг. Вот он, его маленький, яркий, конусообразный вездеход. Гусеницы уверенно стоят на мягкой почве, дверца раскрыта.

Юнгер поспешил к нему, стараясь не растерять образцы. Он открыл крышку багажника сзади, скинул с плеча сумку, уложил ее. Захлопнул багажник и скользнул на водительское сиденье. Повернул выключатель. Но двигатель не завелся. Странно. Пытаясь понять, в чем дело, он вдруг заметил кое-что, заставившее его вздрогнуть.

Несколькими сотнями футов дальше, среди деревьев, стояла вторая машина, точно такая же, как у него. И она находилась именно там, где, как он помнил, ее оставил. Конечно, он прибыл в той машине. А кто-то еще пошел за образцами, и это вездеход другого разведчика.

101
{"b":"558795","o":1}