ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Гроувс! — закричал Бассет. — Ставьте на ноль! Скорее! Нужно убираться.

Кармайкл отшвырнул в сторону дуло «бориса» и с усмешкой посмотрел на Силлера.

— Простите, майор. На этот раз его маловато будет.

К ним потянулась рука — огромная рука, заслонившая собой свет. Пальцы. Грубая кожа с зияющими порами, ногти, толстенные пучки волос. Шар задрожал — гигантская ладонь обхватила его…

— Скорее, генерал!

И тут все прекратилось. Давление вдруг пропало, за иллюминатором — пустота. Стрелки на приборной панели вновь заплясали, а указатель главного циферблата полз к отметке «неси». К нулю. К Терре.

Бассет облегченно вздохнул, снял шлем и вытер пот со лба.

— Вырвались, — констатировал Гроувс. — Очень вовремя.

— Рука, — сказал Силлер. — Она тянулась к нам. Большая рука. Где мы были? Расскажите!

Кармайкл сел рядом с Гроувсом, и они молча переглянулись. Командор вздохнул. Людям нельзя говорить такое. Рухнет все, во что верят очень многие.

— Он точно записал свое видение в форме сказки. Знал, что всерьез такое утверждать нельзя.

— Да, как-то так все и было. Значит, они существуют. И тот, и другой. А может, и остальные: Страна Чудес, Страна Оз, Пеллюсидар, Едгин, и все мечты, все фантастические миры…

Гроувс взял командора за руку.

— Полегче. Скажем просто, что с кораблем не удалось разобраться. Ведь, с их точки зрения, мы никуда не исчезали, так?

— Да. — Экран задрожал, понемногу возвращаясь к жизни. На нем проступало изображение. — Правильно. Ничего не скажем. Лишь мы четверо знаем. — Тут он посмотрел на Силлера. — Даже не четверо — трое.

На экране появилось лицо председателя сената.

— Командор Кармайкл! Вы целы? Вам удалось приземлиться? С Марса никаких вестей. Команда в порядке?

Бассет выглянул в иллюминатор.

— Мы зависли где-то в миле над городом. Терра-Сити. Медленно опускаемся. В небе полно кораблей. Нам ведь не нужна помощь?

— Нет, — ответил Кармайкл и запустил тормозной двигатель, плавно гася скорость корабля.

— Когда-нибудь, когда война закончится, я расспрошу ганимедян, — сказал Бассет. — Хочу выяснить все до конца.

— Может, у вас и получится, — ответил Гроувс, словно вдруг протрезвев. — Ах да, Ганимед! Теперь-то уж нам войну не выиграть.

— Председатель будет расстроен, — мрачно заметил Кармайкл. — Ваше желание, доктор, может исполниться очень скоро. Война наверняка скоро закончится — мы ведь вернулись с пустыми руками.

В комнату вплыл тощий желтокожий ганимедянин в длинном, волочащемся по полу одеянии. Он замер и поклонился.

Кармайкл сухо кивнул.

— Мне сказали прийти сюда, — прошелестел гость. — Говорят, что тут, в лаборатории, есть нечто, принадлежащее нам.

— Да, это так.

— Если не возражаете, мы бы…

— Валяйте, забирайте.

— Хорошо. Рад отметить, что с вашей стороны нет вражды. Между нашими народами теперь мир, и я искренне надеюсь, что мы продолжим сотрудничество в атмосфере гармонии, как равноправные…

Кармайкл резко повернулся и направился к двери.

— То, что принадлежит вам, находится не здесь. Следуйте за мной.

Ганимедянин прошел вслед за командором в центральный корпус, где в самом центре огромного зала покоился шар.

Подошел Гроувс.

— Пришли забрать?

— Вот он, ваш звездолет, — сказал Кармайкл. — Забирайте.

— Наш времялет — не звездолет.

Гроувс с Кармайклом вздрогнули.

— Ваш… что?

Ганимедянин кротко улыбнулся.

— Наш времялет. — Он ткнул пальцем на шар в центре зала. — Вот же он. Если позволите, я погружу его в транспортный корабль.

— Приведите Бассета, — велел Кармайкл. — И поскорее.

Гроувс вылетел из зала и тут же вернулся с доктором.

— Доктор, представитель Ганимеда прибыл за принадлежащим ему устройством. — Кармайкл перевел дух. — За машиной времени.

Бассет аж подскочил на месте.

— Что? За машиной времени? — Доктора передернуло, и он вдруг отшатнулся. — Это машина времени? А мы… не…

Гроувс могучим усилием воли заставил себя сохранять спокойствие. Он слегка испугался, но все же встал рядом с гостем и спросил, стараясь, чтобы вопрос прозвучал как можно более беззаботно:

— Вы не откажетесь ответить на пару вопросов, прежде чем заберете свой… времялет?

— Конечно. Спрашивайте.

— Этот шар и правда путешествует сквозь время? Не сквозь пространство? Это машина времени? На ней можно попасть в прошлое? Или в будущее?

— Именно так.

— Понятно. А «неси» на циферблате — это настоящее?

— Да.

— Наверху — прошлое?

— Да.

— Значит, внизу — будущее. Последний вопрос. Всего один. Если отправиться в прошлое, то, поскольку Вселенная постоянно расширяется, мы выясним…

Ганимедянин догадался. На его губах заиграла легкая понимающая улыбка.

— Вы его запускали?

Гроувс кивнул.

— Вы отправились в прошлое и обнаружили, что там все гораздо меньше? Совсем крошечное?

— Именно так. Вселенная ведь расширяется! И в будущее путешествовали — там все куда больше. Огромное.

— Да. — Улыбка гостя стала шире. — Настоящий шок, не правда ли? Ваш мир вдруг становится меньше, его населяют крошечные создания. Впрочем, размер, конечно же, величина относительная. Это легко понять, отправившись в будущее.

— Ну что ж, — Гроувс облегченно выдохнул. — Тогда все. Забирайте корабль.

— Путешествия во времени обернулись полной неудачей, — с сожалением констатировал ганимедянин. — Прошлое слишком мало. Будущее чересчур громадно. Совершенно провальный проект. — Он коснулся щупальцем стенки шара. — Мы так и не смогли понять, зачем он вам. Кое-кто даже думал, — тут гость улыбнулся, — что вы захватили корабль в надежде добраться до своих далеких колоний. Но это уж просто смех. В такое трудно поверить.

Все молчали.

Ганимедянин свистнул, и в зал вошла группа техников — они стали грузить корабль на огромную платформу.

— Ну что ж, — пробормотал Гроувс, — выходит, мы все время оставались на Терре. А малыши — наши предки.

— Судя по одежде, примерно пятнадцатый век, — добавил Бассет. — Средние века.

Они переглянулись.

Внезапно Кармайкл захохотал.

— А мы-то думали… Мы думали, что мы в…

— Я же говорил — это всего лишь сказка, — заявил доктор.

— Сатира, — поправил Гроувс.

Они молча смотрели, как ганимедяне выкатывают шар из здания и грузят в транспортный корабль.

1954

Перевод В.Лопатки

Няня

(Nanny)

— Когда я вспоминаю прошлое, — сказала Мэри Филдс, — то поражаюсь, как мы сумели вырасти без такой няни, какая у наших детей.

С появлением няни жизнь в доме Филдсов действительно изменилась коренным образом. Как только дети открывали глаза утром и до самого вечера, когда их начинало клонить ко сну, няня всегда была с ними рядом и всячески о них заботилась.

Уходя на работу, мистер Филдс знал, что его дети в полной безопасности. Мэри освободилась от тяжелой и скучной работы по дому. Ей больше не нужно было будить детей, одевать их, следить за тем, чтобы они умывались, чистили зубы, завтракали и тому подобное. Она даже не провожала их в школу. Когда кончались школьные занятия, ей не приходилось ходить взад и вперед, не находя себе места от беспокойства, вдруг с ними что-нибудь случилось.

Из этого вовсе не следует, что няня баловала детей. Когда они начинали требовать что-то чрезмерное, выходящее за пределы здравого смысла (скажем, магазин сладостей или полицейский мотоцикл), слово няни было тверже стали. Подобно хорошему пастуху, она отлично знала, когда следует отказать своим овечкам в удовлетворении их желаний.

Оба ребенка в ней души не чаяли. Когда няню пришлось отослать на завод для ремонта, они плакали целыми днями.

Их не могли утешить ни мать, ни отец. Но когда наконец няня вернулась, все встало на свои места. Нужно признать, что няня возвратилась вовремя. Миссис Филдс изнемогала от усталости.

108
{"b":"558795","o":1}