ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Синяя няня была больше по размерам: ее назначение — уход за двумя мальчиками. Ее бока покрыты вмятинами и царапинами, но механические клешни остались столь же сильными и длинными, как и прежде. Помимо стальных пластин, приваренных на груди для прочности корпуса, у няни был нос из твердого сплава и мощная челюсть.

Фирма, выпустившая эту модель — «Меко-Продактс», специально обращала внимание на конструкцию челюсти. Она стала отличительной чертой модели. Кроме того, у нее имелись дополнительные приспособления, которые устанавливались по желанию владельцев: острый резец с гидравлическим приводом для более дорогих образцов. Няня, стоявшая позади забора, была оснащена таким резцом.

Она медленно двинулась вперед, остановилась у самого забора и осмотрела его. Тонкий, старый штакетник местами прогнил. Она резко толкнула забор, который легко поддался и рухнул. И тут же зеленая няня приподнялась на колесиках и вытянула вперед длинные металлические клешни. Ее наполняло свирепое желание, жажда битвы.

Они обхватили друг друга мощными клешнями, упали и покатились по траве.

Ни одна из нянь не издавала ни единого звука. Драка шла жестоко — синяя няня старалась воспользоваться своей выступающей челюстью, тогда как зеленая пыталась ткнуть металлическими пальцами клешней в фосфоресцирующие фотоэлементы противницы. Она находилась в более трудном положении: будучи недорогой моделью, меньше весила и не обладала такой мощностью. И все-таки зеленая няня боролась свирепо и отчаянно.

— Не могу представить себе, — пробормотала Мэри Филдс, качая головой. — Ничего не понимаю.

— А не могло это натворить какое-нибудь животное? — высказал предположение Том. — У нас в округе нет больших собак?

— Нет. У мистера Петти был большой ирландский сеттер, но они переехали за город.

Мэри и Том смотрели на няню, встревоженные и обеспокоенные. Няня лежала на полу у дверей ванной, наблюдая, как Бобби чистит зубы. Ее зеленый сферический корпус был в глубоких вмятинах и царапинах. Один глаз разбит, и фотоэлемент выпал из орбиты. Левая клешня не задвигалась до конца внутрь тела: она беспомощно висела вдоль корпуса, бесполезная и ненужная.

— Не понимаю, — повторила Мэри. — Я позвоню в мастерскую и спрошу, могут ли они исправить такие повреждения. Том, это случилось ночью. Пока мы спали. Звуки, которые я слышала…

— Тише, — прошептал Том.

Няня двигалась к ним, уходя от ванной. Громко жужжа мотором, щелкая переключателями и реле, она проехала мимо них медленнее, чем обычно, и как-то устало. Изнутри доносились скрежещущие звуки. Том и Мэри повернулись и проводили ее глазами.

— Мне бы не хотелось, — прошептала Мэри.

— Не хотелось чего?

— Не хотелось, чтобы нечто подобное повторилось снова. — Она посмотрела на мужа глазами, полными тревоги. — Ты ведь знаешь, как ее любят дети… и нуждаются в ней. Без няни они будут одиноки и в опасности. Как ты думаешь?

— Может быть, больше ничего не случится, — ответил Том, стараясь успокоить ее. — По-видимому, это был несчастный случай.

Однако сам он не верил в это. То, что произошло с няней, не было несчастным случаем.

Он выкатил из гаража свой ракетный автомобиль, развернул его так, что грузовая площадка оказалась вровень с крыльцом, и вышел из машины. Не понадобилось и минуты, чтобы погрузить с трудом передвигающуюся няню; затем Том сел на место водителя и помчался через город в ремонтные мастерские «Сервис индастриз, инкорпорейшн».

Механик в белом комбинезоне, покрытом масляными пятнами, встретил его у входа.

— Снова неприятности? — устало спросил он; позади, в глубине длинного, с городской квартал, здания, стоял ряд разбитых, искореженных нянь. — Что с ней произошло?

Том молчал, не желая объяснять. Он скомандовал няне выйти из грузового отделения, предоставив механику самому делать выводы.

Грустно качая головой, механик встал и вытер грязь с рук.

— На ремонт потребуется немалая сумма: придется менять все нервоприводы.

— У вас уже бывали подобные случаи? — с трудом произнес Том, у которого внезапно пересохло в горле. — Она не разбилась: вы убедились в этом сами. Кто-то намеренно пытался уничтожить ее.

— Да, конечно, — равнодушно кивнул механик. — Она здорово пострадала. Судя по этим вмятинам… — он показал на повреждения в верхней части корпуса, — это дело рук одной из новых моделей фирмы «Меко» — их снабжают теперь челюстями, резаками и чуть ли не автогеном.

Том Филдс похолодел от ярости.

— Значит, подобные повреждения не являются для вас чем-то необычным, — тихо произнес он, чувствуя, как у него сжимается грудь, — это происходит постоянно.

— Видите ли, «Меко» выпустила эту модель относительно недавно: она довольно удачная и стоит всего в два раза дороже. Разумеется, — поспешно добавил механик, — у нас в продаже есть модель, ничуть не уступающая этой модели «Меко». Мы выпускаем даже более мощные модели, и цены ниже, чем у «Меко».

— Я хочу, чтобы мне починили эту модель, — стараясь казаться спокойным, ответил Том. — Другая мне не нужна.

— Сделаю все, что в моих силах. Но сразу хочу предупредить вас — после ремонта она уже не будет такой, как раньше. Ей причинили слишком серьезные повреждения. Я посоветовал бы сдать ее и взять другую — доплата окажется совсем небольшой. Поскольку через месяц на рынок выйдут совершенно новые модели, торгующие фирмы стараются…

— Давайте решим раз и навсегда. — Том Филдс достал сигарету и закурил, пытаясь скрыть от механика дрожь в руках. — Вы просто не хотите ремонтировать ее, правда? Когда выходят из строя старые модели, вам нужно продавать новые. — Он пристально посмотрел на механика. — Когда выходят из строя — или принимают меры, чтобы вывести их из строя.

Механик пожал плечами.

— Мне безразлично. Просто не хочу тратить время. Даже если удастся починить ее, она долго не протянет. — Он пнул искореженный зеленый корпус няни носком сапога. — Этой модели три года. Она устарела.

— Отремонтируйте ее, — прохрипел Том. Он впервые понял, что происходит на рынке роботов; самообладание могло покинуть его в любую секунду.

— Как хотите, — снова пожал плечами механик и начал заполнять ремонтную ведомость. — Мы будем стараться, только не ждите от нас чудес.

Пока Том Филдс дрожащими руками ставил свою подпись под ведомостью, в здание привезли еще двух искореженных зеленых нянь.

— Когда закончится ремонт? — спросил Том.

— Через пару дней, — ответил механик и кивнул в сторону длинного ряда полуразобранных нянь позади него. — Сами видите, — лениво заметил он, — как мы сейчас загружены работой.

— Ничего, я подожду, — ответил Том, — даже если на ремонт потребуется месяц.

— Пошли в парк! — закричала Джин.

И дети отправились в парк.

Это был прекрасный день. С неба падали горячие лучи солнца, трава и цветы клонились под легким ветром. Двое детей шли по аллее, усыпанной гравием, дышали воздухом, пропитанным ароматом растений, делали глубокие вдохи и старались задержать в легких запах роз, фиалок и цветущих гранатов как можно дольше. Они миновали рощу высоких могучих кедров. Почва под ногами была упругой и мягкой — бархатный сырой мех живого мира у них под ногами. За кедрами снова показалось солнце, появилось сверкающее голубое небо, впереди простирался огромный луг.

За детьми медленно двигалась няня, громко позвякивая подвеской колес. Поврежденная клешня была отремонтирована, а на место разбитого фотоэлемента вставлен новый. Однако плавная координация движений, с которой перемещалась няня раньше, теперь исчезла, а вмятины и царапины на зеленом корпусе так и остались. Время от времени няня останавливалась и дети останавливались тоже, нетерпеливо ожидая, пока она догонит их.

— Что с тобой, няня? — спросил ее Бобби.

— С ней что-то случилось, — пожаловалась Джин. — С прошлой среды она стала какой-то странной. Двигается медленно и не так, как всегда. И ее не было несколько дней, помнишь?

110
{"b":"558795","o":1}