ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Коул медленно открыл глаза. Повозка исчезла, на ее месте зияла громадная дыра, отверстая рана посреди шоссе. Над дырой висело зловещее черное облако. Высоко в небе кружил аэроплан.

Коул дышал медленно и неглубоко. Время шло. Солнце ползло по небу с мучительной неспешностью. Сейчас около четырех, через три часа стемнеет. Доживет ли он до вечера…

Интересно, они заметили, что он спрыгнул?

Коул лежал неподвижно, сжигаемый лучами заходящего солнца. Его тошнило, во рту пересохло.

По руке ползали муравьи. Громадное черное облако постепенно рассеивалось, превращаясь в бесформенную кляксу.

Повозки больше не было. Эта мысль не давала покоя, стучала в мозгу, убыстряя едва ощутимый пульс. Исчезла. Сгорела. Остался лишь пепел и кучка обломков.

Наконец аэроплан перестал кружить и исчез за горизонтом. Небо снова очистилось.

Коул, шатаясь, поднялся на ноги, вытер лицо. Тело болело. Он пару раз сплюнул, пытаясь очистить рот. Аэроплан передаст, что никто не выжил. Его больше не будут искать. И куда теперь идти?

Направо тянулась зеленая горная цепь. Возможно, получится туда добраться. Коул побрел по направлению к горам. Нужно быть осторожнее. Они следят за ним, и у них есть оружие невероятной мощи.

Ему повезет, если он доживет до темноты. Упряжка, повозка, весь инструмент сгорели. Коул с надеждой пошарил в кармане: пара отверток, ножницы, моток проволоки, припой, точильный камень, нож, принадлежащий хозяйке зеленого дома.

Всего ничего. Остальное безвозвратно пропало. Зато без повозки его труднее поймать, теперь они набегаются.

Коул ускорил шаг — впереди лежала ровная местность.

Новости не заставили себя ждать. На экране возникло лицо Диксона.

— Новая информация, комиссар. — Диксон изучал инфопластину. — Человека из прошлого обнаружили на тринадцатом шоссе, он ехал в сторону от Питерсвилля со скоростью десять миль в час. Завидев повозку, пилот немедленно сбросил бомбу.

— Он мертв?

— Пилот передает, что не обнаружил никаких признаков жизни.

Сердце почти перестало биться. Рейнхарт откинулся в кресле.

— Значит, мертв.

— Мы не узнаем наверняка, пока не исследуем останки. К месту взрыва уже отправлены войска. Скоро мы получим полный отчет.

Рейнхарт отключил видеофон. Неужели ему снова удалось ускользнуть? Неужели они никогда его не поймают? Разве может человек быть так проворен? А тем временем вычислитель не выдает никаких прогнозов.

Рейнхарт глубоко задумался, с нетерпением ожидая окончательного доклада.

Наступил вечер.

— Отдай! — вопил Стивен. — Кому сказал, отдай назад!

— А ты поймай меня!

Эрл убегал все дальше: мимо холма, военных складов, забора из неотекса, пока не очутился на заднем дворе миссис Норрис.

Стивен с ревом несся вслед за братом.

— Отдай назад! Сейчас же отдай!

— Что он у тебя отобрал? — строго спросила Салли Тейт, неожиданно вырастая у Стивена на пути.

Мальчик остановился, пытаясь отдышаться, грудь ходила ходуном.

— Он забрал мою видеорацию! — Личико Стивена сморщилось от гнева. — Пусть отдаст!

Эрл возник откуда-то справа, почти неразличимый в теплых вечерних сумерках.

— А вот и я! — крикнул он. — И что ты со мной сделаешь?

Стивен не спускал яростного взгляда с квадратной коробочки в руке Эрла.

— А ну отдай! А то расскажу папе.

— Заставь меня! — рассмеялся Эрл.

— Папа заставит!

— Отдай ему, — сказала Салли.

— Сначала поймай меня! — выпалил Стивен.

Он отпихнул Салли с дороги и кинулся на брата. От резкого толчка Эрл не устоял на ногах. Коробочка выпала на тротуар и врезалась в фонарный столб.

Братья медленно поднялись с земли.

— Смотри, — захныкал Стивен, — смотри, что ты сделал!

— Это не я. Ты сам меня толкнул!

— Нет, ты!

Стивен наклонился, поднял разбитую коробочку, затем присел под фонарем и принялся рассматривать игрушку.

Эрл с неохотой подошел и встал рядом.

— А нечего было меня толкать!

Быстро темнело. Холмы над городом уже поглотила тьма. Загорелись фонари. Стоял теплый вечер; где-то хлопали дверцей машины; в небе гудели снующие туда-сюда флаеры; усталые рабочие возвращались в пригороды с громадного подземного завода.

Томас Коул осторожно подкрался к трем подросткам, стоявшим под фонарем. От усталости и боли он еле передвигал ноги. Стемнело, а он так и не нашел надежного убежища.

Коул держался из последних сил. Он прошел пешком огромное расстояние и умирал с голоду.

В нескольких футах от фонаря Коул остановился. Дети не замечали его, поглощенные коробочкой, лежавшей у Стивена на коленях. Внезапно они замолчали. Эрл поднял глаза.

В тусклом свете фонаря фигура Томаса Коула выглядела зловеще. Длинные руки свисали по бокам, лицо расплывалось в темноте. Громадная бесформенная статуя нависла над подростками всего в нескольких футах.

— Кто вы? — осевшим голосом спросил Эрл.

— Что вам нужно? — подхватила Салли.

Подростки сбились в кучу.

— Уходите.

Коул слегка подался вперед. Свет фонаря упал налицо. Нос, длинный и тонкий, словно клюв, тусклые голубые глаза…

Стивен прижал коробочку к груди.

— Кому говорят, уходите!

— Постой, — криво усмехнувшись, прохрипел Коул. — Что это? — Он показал на коробочку длинным тонким пальцем. — У тебя в руках.

Подростки молчали. Наконец Стивен решился.

— Это моя видеорация.

— Только она не работает, — добавила Салли.

— Эрл ее сломал. — Стивен бросил на брата недовольный взгляд. — Бросил на землю, и она разбилась.

Коул присел на край тротуара, перевел дух. Он шел слишком долго, тело ломило от усталости. А еще он проголодался и смертельно устал. Некоторое время Коул просто сидел, стирая пот с лица и шеи, не в силах разговаривать.

— Кто вы? — спросила Салли, осмелев. — Почему на вас такая чудная одежда? Откуда вы пришли?

— Откуда? — Коул поднял глаза и помотал головой, чтобы прояснить мысли. — Издалека. Я пришел издалека.

— А какая у вас трудотерапия? — спросил Эрл.

— Терапия?

— Чем вы занимаетесь? Где работаете?

Коул набрал воздуха в легкие и медленно выдохнул.

— Я починяю вещи. Любые. Все, что захотите.

Эрл фыркнул.

— Никто не починяет вещи. Когда они ломаются, их выбрасывают.

Коул его не слушал. Неотвязная мысль заставила его резко вскочить на ноги.

— Где тут найти работу? Я умею чинить часы, пишущие машинки, холодильники, сковородки и кастрюли. Заделаю крышу. Все, что попросите.

— Почините вот это. — Стивен протянул ему рацию.

Стало тихо. Глаза Коула с трудом сфокусировались на коробочке.

— Что это?

— Мой передатчик. Эрл сломал его.

Коул осторожно взял коробочку, перевернул, поднес к свету, нахмурился. Длинные тонкие пальцы нежно ощупали поверхность прибора.

— Сейчас он его украдет! — выпалил Эрл.

— Не украду. — Коул покачал головой. — Я не вор.

Чувствительные пальцы нашли штифт, скрепляющий половинки прибора. Коул легко отжал пружинку. Коробочка открылась.

— Он открыл ее, — потрясенно прошептала Салли.

— Верните! — воскликнул струхнувший Стивен и протянул руку. — Верните, это мое!

Трое подростков со страхом смотрели, как Коул шарил в кармане, вытаскивал отвертки и складывал в ряд перед собой. Возвращать прибор он явно не собирался.

— Верните, это мое! — прохныкал Стивен.

Тусклые голубые глаза всмотрелись в трех хмурых подростков.

— Я починю вашу рацию. Вы же сами захотели, чтобы я ее починил.

Стивен переминался с ноги на ногу.

— Верните. — Мальчишку грызли сомнения. — А вы сможете? Она снова заработает?

— Да.

— Тогда ладно.

Лукавая улыбка тронула губы Коула.

— Давай так. Я починю ее, а ты принесешь мне еды. Я не занимаюсь починкой задаром.

— Еды?

— Еды. И немного кофе.

— Ладно, — кивнул Стивен.

51
{"b":"558795","o":1}