ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Коул кивнул, потягивая кофе.

— Я хочу, чтобы вы поняли, во имя чего мы сражаемся. Терру со всех сторон окружает древняя Центаврианская империя. Никто не знает, сколько ей: века, тысячелетия. Империя одряхлела и прогнила изнутри, ее разъедает коррупция, но она не дает нам проникнуть за пределы Солнечной системы. Я уже рассказывал об Икаре и исследованиях Хеджа. С помощью Икара мы сможем победить центаврианцев. Мы так долго ждали, мы столько трудились ради того, чтобы вырваться из ненавистных пут и завоевать свое место среди звезд. Икар — оружие убойной силы. Впервые после его изобретения соотношение складывается в нашу пользу, но успех войны зависит от Икара, не от показаний вычислителя, понимаете?

Коул кивнул.

— Однако не все идет гладко. Я заложил в машину дату окончания работ над Икаром. Через десять дней. Половина срока прошла, а мы так и не приблизились к решению проблемы. Мы голову сломали над этой пусковой установкой! — Шериков усмехнулся. — Я пытался ее отладить собственными руками, но, увы. Сложнейшее устройство, но такое крохотное! Мы ведь собрали только одну модель. Экспериментальную. Если бы у нас были другие!

— Но эта же у вас есть, — сказал Коул.

— Модель, построенная по чертежам человека, которого давно нет в живых. Мы делали Икара в лаборатории, своими силами. Знали бы мы тогда, сколько забот он нам принесет!

Шериков вскочил.

— Идемте вниз. Я покажу.

Они спустились этажом ниже. Шериков шел впереди. У двери Коул резко остановился.

— Не бойтесь, глянете одним глазком, — успокоил его Шериков. — Мы храним его внизу, заботясь о безопасности. Входите, у нас много дел.

В центре лаборатории возвышался серый цилиндр, которому суждено было пронестись более четырех световых лет со скоростью, в сотни раз превышающей скорость света, и поразить Проксиму Центавра в самое сердце. Вокруг цилиндра лихорадочно копошились инженеры, спеша завершить работу в срок.

— Вот она, пусковая установка. — Шериков увлек Коула в глубь комнаты. — Ее тщательно охраняют. Центаврианские шпионы везде. Впрочем, мы им не уступаем. Иначе как бы мы добывали сведения для вычислителя?

В центре металлической подставки лежал светящийся шар. С обеих сторон шар охраняли вооруженные солдаты.

— Мы не спускаем с нее глаз, — сказал Шериков. — Слишком многое поставлено на кон.

Он протянул руку к шару. На середине пути рука уперлась в невидимую преграду.

Шериков рассмеялся.

— Стена. Отключите.

Один из охранников поднес руку к запястью и надавил на запонку. Вокруг шара разлилось мерцание и тут же погасло.

— Смотрите. — Шериков осторожно снял шар с подставки. — Это пусковая установка для нашего чудовищного дружка. Именно она замедлит его продвижение внутри Центавра. Замедлит и вернет в нашу вселенную в самом сердце звезды — и звезды не станет. — Бородач просиял. — Не станет Центавра, не станет Армуна.

Коул его не слушал. Он вертел шар в руках, сосредоточенно вглядываясь внутрь.

— Без линз вы не увидите проводов. — Шериков сделал знак, чтобы принесли микролинзы. Затем насадил их Коулу на переносицу, закрепив за ушами. — Вы можете регулировать изображение. Сейчас установлено тысячекратное увеличение.

Коул охнул и пошатнулся. Шериков поддержал его. Коул с опаской ворочал шеей, фокусируя изображение.

— Не спешите, не все сразу. Этот прибор позволяет соединять микроскопические проводки. Специальными инструментами, разумеется. — Шериков облизал губы. — Но у нас не получается их соединить. Немногие владеют навыком работы с микроскопическими инструментами. Мы использовали роботов, но они не способны принимать решения, только действовать.

Коул молчал. Подобравшись, сжав губы, он пристально вглядывался внутрь шара. Внезапно его сосредоточенность встревожила Шерикова.

— Вы похожи на прорицателя древности, — пошутил поляк, но по его спине пробежал холодок. — Отдайте шар. — Он протянул руку.

Коул медленно вернул шар, затем так же задумчиво передал бородачу линзы.

— Итак, — сказал Шериков, — вы знаете, чего я от вас хочу. Я хочу, чтобы вы подсоединили эту чертову штуковину. — Он приблизил к Коулу посуровевшее лицо. — Вы сможете, я знаю. Я видел, как вы рассматривали ее. Видел игрушку, которую вы починили. Никто, кроме вас, не сделает этого за пять дней. А если не справитесь вы, Центавр по-прежнему будет править вселенной, а Терра и дальше прозябать в Солнечной системе. Только вообразите, одно крошечное заурядное солнце, песчинка посреди Галактики!

Коул не ответил.

— Ну, что скажете? — заволновался Шериков.

— А что случится, если не справлюсь? Случится со мной?

— Попадете к Рейнхарту, который уничтожит вас на месте. Он думает, что вы мертвы, и если заподозрит, что я вас спас…

— Понятно.

— Я привел вас сюда только ради этого. Справитесь, вернетесь домой, в свое время. Если нет…

Коул сосредоточенно размышлял.

— Что вы теряете? Давно были бы покойником, если бы я не вытащил вас оттуда!

— Обещаете, что вернете меня в мое время?

— Обещаю!

— А Рейнхарт не вмешается?

Шериков рассмеялся.

— Каким образом? У меня своя охрана. Видели, сколько их? Вернетесь, куда денетесь!

— Да, я видел ваших людей.

— Стало быть, согласны?

— Согласен, — сказал Томас Коул. — За пять дней я соединю провода и запущу установку.

IV

Три дня спустя Джозеф Диксон подтолкнул секретную инфопластину через стол своему боссу.

— Думаю, вас это заинтересует.

Рейнхарт медленно поднял пластину.

— Что там? И не лень вам было тащиться в такую даль?

— Нет, не лень.

— А видеофон на что?

Диксон хмуро усмехнулся.

— Поймете, когда расшифруете. Это с Проксимы Центавра.

— С Центавра?

— От нашей контрразведки. Они передали мне тотчас же. Я расшифрую для вас.

Диксон обошел стол, наклонился над плечом комиссара, забрал из рук Рейнхарта пластину и сломал большим пальцем печать.

— А теперь крепче держитесь за кресло. Наш агент в Армуне сообщает, что Высший совет Центавра собрался для того, чтобы обсудить готовящееся нападение Терры. Шпионы центаврианцев передают, что бомба Икар практически готова к запуску. Последние приготовления ведутся в подземной лаборатории под Уральским хребтом, а руководит работами физик Петр Шериков.

— Нашли чем испугать. Я знаю об этом от самого Шерикова. Почему вас так удивляет, что центаврианцам стало известно о бомбе? Терра кишит шпионами.

— Это еще не все. — Диксон дрожащим пальцем провел по пластине. — Центаврианские шпионы сообщили Совету, что для завершения работы над пусковой установкой Петр Шериков призвал из предшествующего временного континуума опытного механика.

Рейнхарт вцепился в стол, закрыл глаза и судорожно выдохнул.

— Человек из прошлого еще жив, — пробормотал Диксон. — Но как? От гор не осталось мокрого места. И как ему удалось обогнуть половину земного шара?

Рейнхарт, сидевший с перекошенным лицом, открыл глаза.

— Его спас Шериков, больше некому! Должно быть, он вытащил его оттуда перед самой бомбежкой. Я сам назвал ему точное время. Без помощи этого человека Шериков не справился бы с пусковой установкой.

Рейнхарт вскочил с кресла и забегал по комнате.

— Я уже загрузил в вычислитель информацию о его уничтожении — и машина показала соотношение семь к шести в нашу пользу. А теперь выходит, что мои данные были ложными!

— Так загрузите новые!

— Нет, — Рейнхарт покачал головой. — Так нельзя. Вычислитель должен функционировать. Мы не имеем права допустить вторичной поломки. Если Дюффе узнает…

— Но что же делать? Нельзя оставлять в машине ложную информацию. Это измена.

— Данные нельзя просто так изъять из машины! На их место должны быть загружены новые! — Рейнхарт раздраженно мерил шагами кабинет. — Черт подери, я был уверен, что ему конец! Ситуация чрезвычайная. Этого человека следует уничтожить во что бы то ни стало.

55
{"b":"558795","o":1}