ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вперед, — скомандовал Рейнхарт, пригнулся и побежал, на ходу поглядывая на часы. Еще пара минут.

Впереди показались охранники. Рейнхарт выстрелил, из-за его спины полицейские принялись палить во врагов, фиолетовые вспышки вспыхивали в темноте коридора, поражая пойманных врасплох людей Шерикова, которые, корчась, валились на пол. Некоторым удалось скрыться в дыму, отступив по коридору.

Рейнхарт упрямо пробивал путь к лаборатории, ведя своих людей за собой.

— Вперед! Не останавливаться!

Внезапно его настиг рокочущий голос Шерикова, усиленный микрофонами в стенах. Рейнхарт остановился и огляделся.

— Рейнхарт, все кончено. Вам не выбраться на поверхность. Бросайте оружие и сдавайтесь. Вы окружены. Сражение проиграно.

Рейнхарт снова побежал, продираясь сквозь плотное облако пыли.

— Ты уверен, Шериков? — хмыкнул он на ходу.

Шериков рассмеялся, жесткий металлический хохот больно ударил по барабанным перепонкам.

— Я не намерен убивать вас, комиссар. Идет война, вы нужны нам: мне жаль, что вы узнали про человека из прошлого. Признаю, мы недооценили центаврианских шпионов. Но теперь, когда вам все известно…

Голос Шерикова заглушил грохот, нарастающая вибрация прокатилась вдоль коридора.

Рейнхарт осел на пол, пытаясь разглядеть в пыльном мареве циферблат наручных часов. Наконец-то. Вовремя, секунда в секунду.

Первая из водородных бомб, запущенная из здания Совета на другом конце света, приближалась к цели. Операция началась.

Ровно в шесть Джозеф Диксон, стоя на поверхности земли в четырех милях от входа в тоннель, отдал приказ о наступлении.

Самым важным было разрушить защитные экраны. Бомбы превосходно справились с задачей. По сигналу Диксона тридцать истребителей, устремившись вниз с десятимильной высоты, пронеслись над горами. Не прошло и пяти минут, как экраны были разнесены вдребезги, а излучатели обесточены. Лаборатория осталась без защиты.

— Что ж, пока все идет по плану, — пробормотал Диксон, наблюдая из укрытия за полем боя.

Небесная флотилия, сделав свое дело, с ревом унеслась прочь. Направляясь к входу в тоннель, по степи грохотали вездеходы.

Тем временем люди Шерикова пошли в контратаку.

Установленные на поверхности орудия открыли огонь. На пути войск выросли столпы пламени. Наступающим пришлось развернуться, ибо степь превратилась в грохочущий хаос. На месте взорванных вездеходов кружились обломки; несколько машин затянуло в воронку и подбросило в воздух.

Диксон приказал подавить огневые точки врага. В воздух снова поднялись истребители, от рева двигателей содрогнулась земля. Наземные войска разделились, пытаясь подобраться к тоннелю в обход, под защитой холмов.

Забыв про врагов на земле, орудия задрали стволы вверх. Делая вираж за виражом, истребители кружили над горами, сотрясая землю оглушительными взрывами.

Постепенно и неохотно орудия начали затихать, пока последнюю пушку не вывела из строя метко сброшенная бомба.

Диксон с удовлетворением разглядывал поле боя. Истребители роем черной мошкары покружились над неподвижными обломками и, не дожидаясь противовоздушных пушек-роботов, уже прожигавших небо слепящими вспышками, скрылись из виду.

Диксон посмотрел на часы. Ракеты уже в пути. Осталось несколько минут.

Осмелев, вездеходы перегруппировались для лобовой атаки и снова понеслись по горящей степи, направляясь к искореженным обломкам вражеских пушек, прямо к входу в тоннель.

Их встретили редкие выстрелы уцелевших орудий. Теперь люди Шерикова спешили к входу, чтобы встретить атакующих там. Первый вездеход показался из-за холма…

Оглушающий залп огня взорвал воздух. Крохотные пушки-роботы были натыканы повсюду, поднимая узкие стволы из-под кустов, деревьев и камней. Нападающие попали под перекрестный огонь.

Из-за холма к застрявшим вездеходам бежали защитники лаборатории. Их встречали выстрелы, степь кипела и дымилась. Пушка-робот, визжа, катилась к вездеходам, не переставая стрелять на ходу.

Диксон нервно поежился. Ну же, скорее! Прикрыв ладонью глаза, он вглядывался в небо. Ничего не видно. И от Рейнхарта нет вестей. Видно, комиссар угодил в переплет. В подземном лабиринте, в запутанном клубке тоннелей кипит отчаянная схватка.

В воздухе несколько шериковских самолетов тщетно пытались отбить атаку превосходящих сил врага.

Защитники лаборатории, пригибаясь на ходу, со всех ног неслись к застрявшим вездеходам. Над ними с воем кружили вражеские истребители, гремели орудия.

Диксон затаил дыхание.

Первая ракета упала с высоты. На месте ее падения горы исчезли, обратившись дымом и газом. Жаркая волна хлестнула Диксона по лицу, отбросила назад. Он быстро вскочил в свой флаер и понесся прочь. Спустя некоторое время Диксон оглянулся. Приближалась вторая ракета, за ней — третья. Посреди гор, словно выбитые зубы, зияли ущелья. Теперь добраться до подземных лабораторий не составляло труда.

На земле уцелевшие вездеходы спешили покинуть зону поражения, чтобы переждать атаку с воздуха. После падения последней, восьмой, бомбы вездеходы повернули назад.

Диксон развернулся и последовал их примеру. Лабиринт обнажился. Верхний уровень был начисто снесен. Разгромленная лаборатория напоминала покореженную консервную банку, верхние этажи просматривались с поверхности, и туда, навстречу высыпавшим из-под земли защитникам подземной крепости, устремились захватчики.

Диксон наблюдал за боем. Люди Шерикова на уцелевших лифтах поднимали на поверхность тяжелые орудия, но в небе правили бал истребители, окончательно подавившие сопротивление противовоздушных установок. Истребители с ревом проносились над разгромленной лабораторией, точечно роняя небольшие бомбы прямо на пушки.

Внезапно в кабине флаера включился видеофон. Диксон резко обернулся.

На экране возник Рейнхарт.

— Отзовите войска.

Форма на комиссаре висела клочьями, щека кровоточила. Рейнхарт кисло усмехнулся, откидывая волосы со лба.

— Все кончено.

— Шериков…

— Уже отозвал своих. Мы заключили мир.

Рейнхарт судорожно вдохнул, стирая с шеи пот и въевшуюся грязь.

— Бросайте флаер и немедленно спускайтесь.

— А человек из прошлого?

— Не все сразу, — буркнул Рейнхарт, вынимая бластер. — Спускайтесь, вы нужны мне сейчас же.

Комиссар отвернулся от экрана. В углу комнаты стоял Шериков.

— Где он? — рявкнул Рейнхарт.

Шериков облизнул губы.

— Комиссар, вы уверены, что…

— Я отозвал войска. Лаборатория в безопасности. Я сохранил вам жизнь. Теперь ваш ход. — Рейнхарт сжал бластер и двинулся к Шерикову. — Где он?

Еще мгновение Шериков сопротивлялся, но затем поник, признавая поражение.

— Я покажу, — еле слышно прошелестел он. — Идемте вниз.

Рейнхарт пошел за Шериковым по коридору. Полицейские убирали обломки, тушили пламя.

— И без выкрутасов, Шериков.

— Ясно, — покорно кивнул поляк. — Томас Коул один, в дальнем крыле.

— Коул?

— Человек из прошлого. Томас Коул — его имя. — Поляк слегка повернул голову назад. — У него есть имя.

Рейнхарт поднял бластер.

— Шагайте вперед. Мне не нужно никаких осложнений. Я пришел за ним.

— Не забудьте кое-что.

— Что именно?

Шериков остановился.

— Комиссар, ни в коем случае нельзя повредить шар. Я говорю о пусковой установке. От нее зависит все: исход войны, судьба целой…

— Знаю. Ничего вашему шару не будет. Шагайте вперед.

— Если с шаром что-нибудь случится…

— Да не нужен мне ваш шар! Я пришел за Коулом.

Они дошли до конца коридора и встали перед металлической дверью. Шериков мотнул головой.

— Там.

Рейнхарт отступил назад.

— Открывайте.

— Сами открывайте, а меня в это дело не впутывайте.

Рейнхарт пожал плечами, шагнул к двери и, держа бластер наготове, провел рукой перед видеосенсором. Ничего не произошло.

57
{"b":"558795","o":1}