ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хэстен вошел внутрь. Он брел по пустым залам, собирая шлемом клочья паутины. Наугад выбрав одну из дверей, толкнул ее и оказался, по-видимому, в читальном зале. Здесь тоже лежали кучки пыли и серых остатков костей. Вдоль стен тянулись книжные полки и низкие столики. Хэстен подошел к полкам и ухватил несколько книг. Они развалились в его руках, осыпав пылью, шелушками бумаги и обрывками переплетных нитей. Неужели прошло только сто лет?

Хэстен присел за столик и раскрыл одну из более-менее сохранившихся книг. Слова были на неизвестном ему языке, явно романской группы, но, судя по всему, искусственном. Хэстен полистал книгу, потом взял наугад еще несколько и направился к двери. Вдруг его сердце подпрыгнуло. Он прислонился к стене, пытаясь унять дрожь в руках. Газеты!

Он поднял подшивку и принялся бережно переворачивать ломкие страницы, освещая их фонариком. Само собой, язык тот же. Жирные черные заголовки. Хэстен прихватил несколько газет и книг и вышел из здания.

На улице от свежего воздуха защипало в носу. Внимательно глядя по сторонам, Хэстен пересек площадь, проделал обратно весь путь до городских ворот и вскоре уже шагал по равнине, держа путь к капсуле.

Казалось, целую вечность он шел тяжелой поступью, опустив голову. Наконец усталость заставила его остановиться. Тяжело дыша и покачиваясь из стороны в сторону, Хэстен опустил свою ношу на землю и огляделся. Вдалеке, на горизонте, постепенно разрасталась серая полоска. Рассвет. Скоро взойдет солнце.

Подул прохладный ветерок. В проявляющемся сером свете деревья и холмы постепенно принимали четкие очертания. Хэстен обернулся к городу — к частоколу хрупких и тонких силуэтов покинутых зданий. Мгновение он смотрел, зачарованный первыми красками дня на шпилях и башнях. Затем поплыл туман, и краски померкли. Хэстен быстро нагнулся, поднял свой груз и поспешил прочь, ежась от пронизывающего страха — от города отделилось и зависло над ним черное пятнышко.

Через долгое, очень долгое время Хэстен обернулся. Пятнышко никуда не исчезло — более того, оно выросло. И больше не было черным; в ярком дневном свете пятнышко начало сверкать и переливаться всеми цветами радуги.

Хэстен прибавил шаг; он спустился с одного холма и поднялся на следующий. Секунду помедлил, глядя на браслет. Навигатор громко тикал — сфера времямобиля недалеко, нужно взять немного правее. Вытерев о штаны потные руки, Хэстен поспешил дальше.

Через несколько минут он перевалил через гребень холма и увидел блестящую металлическую сферу. Она спокойно лежала на траве, покрытая росой после ночного холода. Времямобиль! Оскальзываясь на мокрой траве, Хэстен бросился к нему по склону.

Он уже открывал дверь плечом, когда первое облако бабочек появилось над вершиной холма, медленно двигаясь в сторону капсулы.

Хэстен захлопнул дверь, запер замки и опустил груз на пол. Рука горела, боль становилась все сильнее, но на это не было времени — он поспешил к иллюминатору и выглянул наружу. Разноцветье мельтешащих бабочек облепило сферу. Они сидели на металле, на стекле. Внезапно ему стали отвратительны разноцветные мясистые тельца и трепещущие крылья. Хэстен прислушался. Он слышал их — приглушенный мягкий звук окружал его со всех сторон. Внутри сферы потемнело, потому что бабочки полностью залепили иллюминатор. Хэстен включил искусственное освещение.

Шло время. Хэстен изучал газеты, не совсем понимая, что делать. Вернуться назад? Или отправиться дальше в будущее? Лучше, наверное, вперед лет на пятьдесят. Бабочки опасны, но вряд ли они и есть тот летальный фактор, который он ищет. Хэстен взглянул на руку. Кожа почернела и натянулась, пораженная область росла. Он ощутил легкое беспокойство — рука не заживала.

Скребущие звуки со всех сторон начали раздражать его, наполняя беспокойством. Хэстен отложил книги и принялся расхаживать по кабине. Как могут насекомые, пусть даже настолько крупные, как эти бабочки, уничтожить человеческую расу? Конечно же, человек способен бороться с ними. Порошками, ядами, спреями.

Крошечная металлическая чешуйка опустилась ему на плечо. Он смахнул ее. За первой последовала еще одна и еще. Хэстен судорожно задрал голову.

Над потолке образовывался круг. Еще один появлялся чуть правее, а рядом третий. Повсюду на стенах и потолке сферы формировались круги.

Хэстен бросился к пульту управления и щелкнул тумблером. Пульт загудел, оживая. Хэстен лихорадочно принялся настраивать маршрут. Теперь уже повсюду шел металлический дождь. Металлические чешуйки были изъедены коррозией и покрыты какой-то жидкостью. Кислота? Бабочки выделяют активный агент? Позади упал большой кусок металла, и Хэстен судорожно оглянулся.

Бабочки хлынули в капсулу, танцуя перед ним. На полу лежал аккуратно вырезанный металлический круг. Не замечая его, Хэстен схватил паяльную лампу и зажег. Заурчало и взвыло пламя. Когда бабочки приблизились к нему, Хэстен нажал на рычажок и поднял сопло. Воздух словно ожил от горящих клочков, осыпающихся вокруг, и сферу наполнил отвратительный запах.

Хэстен быстро защелкал переключателями. Замигали индикаторные лампочки, пол под ногами задрожал. Хэстен повернул главный рубильник. Все больше бабочек толпилось в отверстии, пытаясь прорваться внутрь.

Второй металлический круг рухнул на пол, открывая новую дыру. Хэстен с отвращением отпрянул, размахивая паяльной лампой. Бабочки рвались в капсулу, их прибывало все больше и больше.

И вдруг наступила тишина, такая внезапная, что Хэстен заморгал. Бесконечный назойливый скрежет исчез. Вокруг не было никого, только слой пепла и обгорелых останков покрывал пол и стены — то, что осталось от проникших внутрь бабочек. Весь дрожа, Хэстен опустился на сиденье. Летальный фактор обнаружен. Он был здесь, в кучках пепла на полу, в аккуратно вырезанных в обшивке круглых дырах. Выделяют активный агент? Хэстен мрачно усмехнулся.

Последнее, что он успел увидеть, когда бабочки проникли в дыру в обшивке, сказало Хэстену все, что он хотел знать. Бабочки сжимали в лапках инструменты, крошечные режущие инструменты. Они прорезали дорогу внутрь капсулы, прорезали с большим трудом, используя собственное оборудование.

Хэстен сидел, ожидая, пока времямобиль завершит путешествие.

Охранники помогли ему выбраться наружу. С их помощью Хэстен сделал несколько неуверенных шагов.

— Спасибо, — пробормотал он.

К нему поспешил Вуд.

— Хэстен, как вы? С вами все нормально?

Он кивнул.

— Да, если не считать руки.

— Скорее идемте внутрь.

Они вошли в большой ангар.

— Садитесь. — Вуд нетерпеливо махнул рукой, и солдат поспешил подставить стул. — Принесите ему горячий кофе.

Прибыл кофе, и Хэстен сидел, не спеша потягивая горячий напиток. Наконец он отставил чашку и откинулся на спинку стула.

— Теперь вы нам расскажете? — не утерпел Вуд.

— Да.

— Отлично. — Вуд сел напротив. Включился магнитофон, заработала видеокамера. — Ну же, что вам удалось обнаружить?

Когда Хэстен закончил, повисла мертвая тишина. Ни охранники, ни техники не разжимали рта.

Вуд поднялся, весь дрожа.

— Господи, одна из форм токсичной мутации… Я ожидал чего-то в этом роде. Но бабочки! Да еще разумные, планирующие нападение!.. Видимо, мутация была очень быстрой и дала им превосходную приспосабливаемость.

— Может, мы что-то узнаем из книг и газет?

— Но откуда они взялись? Мутировали из какого-то существующего вида? Или пришли с другой планеты? Что, если это результат космической программы? Нужно срочно разобраться.

— Они атаковали только людей, — сказал Хэстен. — Коров не тронули. Только людей.

— Надеюсь, нам удастся их остановить. — Вуд постучал по видеофону. — Я заставлю Совет созвать экстренную сессию. Мы все им расскажем, и вы дадите свои рекомендации. Запустим специальную программу, будем вести наблюдение по всей планете. Теперь, когда мы знаем, в чем дело, у нас появился шанс. Спасибо вам, Хэстен, возможно, нам удастся остановить их.

77
{"b":"558795","o":1}