ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На него накатила волна отчаяния. Возможно, это было простой случайностью — проволочка и автобусный жетон. Возможно… Дженнингс внимательно изучил квитанцию и с одной стороны, и с другой, и даже на просвет. И вдруг его желудок сжался в комок, в висках застучало. Нет, он не ошибся, проволочка и жетон совсем не случайны. Потому, что квитанция была помечена послезавтрашним днем. Этот «сверток», что бы в нем ни находилось, никуда еще не сдан и будет сдан только через двое суток.

Он посмотрел на остальные предметы. Клочок билета. Ну какой, скажите на милость, прок от этой мятой, тертой бумажки? Клочок билета никуда тебя не проведет, в лучшем случае он может рассказать, где ты был.

Где ты был!

Он аккуратно разгладил складки и попробовал разобрать напечатанное на билете. Текст был разорван поперек строчек, так что сохранилась только часть каждого слова.

КИНОТЕ
ПОР
СТЮАРТСВИ
АЙО

Дженнингс торжествующе улыбнулся. Вот оно. Место, где он был. Недостающие буквы угадывались без малейшего труда, так что информация была полной. И можно не сомневаться: он тогдашний предвидел такую ситуацию. Три из семи предметов использованы, осталось четыре. Стюартсвилл, Айова. А есть он, такой город? Наверняка есть. Дженнингс посмотрел в окно автобуса. До аэровокзала компании «Интерсити» оставалось чуть больше квартала. Чтобы добраться туда, потребуются какие-то секунды. Короткая пробежка от автобуса, если, конечно, ПБ за штаны не поймает…

Не поймает, не должна. А то к чему бы остальные четыре предмета? Ну а на ракетоплане он будет во временной безопасности. «Интерсити» — компания крупная, достаточно крупная, чтобы ПБ не дергала ее без очень серьезных к тому оснований. Дженнингс сунул свои не слишком презентабельные драгоценности в карман и дернул шнурок звонка.

Секунду спустя он был уже на тротуаре. До аэровокзала оставались какие-то десятки метров.

Ракетоплан высадил его на окраине городка на крошечную, заросшую пожухлой травой посадочную площадку. На площадке не было никого, кроме нескольких апатичных носильщиков, лениво перекладывавших какой-то багаж, а больше — отдыхавших от жары и от своих непосильных трудов в тени большого пыльного дерева.

Дженнингс зашел в зал ожидания и присмотрелся к окружающей публике. Люди как люди — рабочие, мелкие предприниматели, домашние хозяйки. Тот же самый набор, какой найдешь в любом другом городке Среднего Запада. Водители грузовиков. Старшеклассники и старшеклассницы.

Он пересек зал и вышел на улицу. Так вот, значит, где находится завод Ретрика. Возможно. Если он верно понял смысл билетного обрывка. Так или иначе, что-то здесь есть, иначе «он» не стал бы включать этот обрывок в число семи загадочных предметов.

Стюартсвилл, Айова. В голове Дженнингса начал брезжить некий, весьма еще смутный план. Он сунул руки в карманы и зашагал по улице, мимоходом присматриваясь к обстановке. Редакция местной газеты, маленькие столовые, гостиницы, бильярдные, парикмахерские, мастерская по ремонту телевизоров. Ракетный магазин, за огромными витринными стеклами сверкают щеголеватые ракетопланы. Просторные, на всю семью. В конце квартала подмигивает вывеска кинотеатра «Портола». Вот, значит, как он называется.

А дальше — фермы, поля, мили и мили зеленых лугов. В небе несколько громоздких транспортных ракет, таскающих туда-сюда фермерскую технику и всякие припасы. Маленький, заштатный городок. Самое место для «Ретрик констракшн». Самое место, где может затеряться завод, вдали от города, вдали от ПБ.

Дженнингс повернул назад; пройдя с квартал, он завернул в закусочную «У Боба» и сел за стойку. Молоденький очкарик, подошедший к нему минуты через две, торопливо вытирал руки о белый фартук.

— Кофе, — сказал Дженнингс.

— Кофе, — согласился очкарик и довольно быстро принес дымящуюся чашку. Народу в его забегаловке было раз-два и обчелся. В оконное стекло колотились две жирные прошлогодние мухи.

Снаружи, за окном тек редкий, ленивый ручеек фермеров и хозяек, вышедших из дома за покупками.

— А вот скажите, — начал Дженнингс, помешивая кофе, — если человек захочет найти здесь работу, куда ему лучше сунуться?

— Какую работу? — Очкарик подошел поближе и облокотился о стойку.

— Радио, электроника. Я электронщик. Телевизоры, ракеты, компьютеры, все в этом роде.

— А что вам не попытать счастья в больших промышленных городах? Детройт, Чикаго, Нью-Йорк.

— Нет, — покачал головой Дженнингс. — Терпеть не могу большие города. Никогда их не любил.

— Да? — засмеялся очкарик. — А вот из здешних многие мечтают получить работу в Детройте. Так вы электронщик?

— А нет тут каких-нибудь заводов? Ну, или ремонтных мастерских?

— Да нет, откуда у нас тут заводы, — сказал очкарик и пошел обслуживать подошедших клиентов.

Дженнингс убито ссутулился над остывшей чашкой. Ошибка? Может, плюнуть на этот Стюартсвилл, Айова, и вернуться в Нью-Йорк? Скорее всего, он неверно истолковал обрывок билета. Но ведь что-то этот обрывок все-таки значит. Если только он не ошибся от начала до конца. Ну, на этот-то счет поздновато уже разбираться.

Обслужив клиентов, очкарик вернулся на свой боевой пост, к стойке.

— А вообще тут есть какая-нибудь работа? — спросил Дженнингс. — Хоть на несколько дней, а то я плотно сел на мель.

— На фермах всегда работы хватает.

— А как насчет гарантийных мастерских? Телевизионных и всяких.

— Чуть дальше по улице есть телевизионное ателье. Спросите у них, может, и предложат что-нибудь. А на фермах прилично платят. Им теперь не хватает людей, парни-то почти все в армии. Вилами помахать не желаете?

— Да не то чтобы очень, — рассмеялся Дженнингс и положил на стойку пару монет. — Спасибо.

— А некоторые здешние мужики ходят иногда на приработки куда-то из города, по шоссе. Там вроде бы есть какой-то правительственный объект.

Дженнингс кивнул, толкнул раздвижную дверь и вышел на размякший от жары тротуар. Он шел куда попало, обдумывая в деталях свой фантастический план. Это был роскошный план, способный в случае удачи одним махом решить все проблемы. Но сперва требовалось найти «Ретрик констракшн», для чего у него был один-единственный ключ — если это и вправду был ключ. Мятый, тертый обрывок билета, лежащий в его кармане. Ну и твердая вера в справедливость своих предположений.

Правительственный объект. Дженнингс остановился, взглянул по сторонам. На другой стороне улицы была стоянка такси, двое таксистов сидели в своих машинах, курили и читали одну и ту же газету. А что, попытка не пытка, тем более что все равно делать больше нечего. «Ретрик констракшн» должна казаться на вид чем-то совсем другим. А действовать под видом правительственного объекта весьма удобно, никто не будет досаждать расспросами. Люди давно уже привыкли к завесе секретности, окружающей подобные заведения.

— Мистер, — сказал он, подойдя к первому таксисту, — вы не можете просветить меня по одному вопросу?

— По какому? — буркнул таксист, неохотно отрываясь от газеты.

— Говорят, тут рядом есть какой-то правительственный объект, где можно получить работу.

Таксист осмотрел Дженнингса с головы до ног и молча кивнул.

— А какая там у них работа?

— Не знаю.

— А где они нанимают людей?

— Не знаю.

— Ну что ж, — пожал плечами Дженнингс и повернулся ко второй машине. — И на том спасибо.

— Они редко приезжают сюда за людьми, — сказал в спину ему таксист. — Да и берут-то всего десяток-другой. Так что поискал бы ты лучше работу в каком-нибудь другом месте.

— Спасибо за совет.

— Знаешь, друг, — высунулся из машины второй таксист, — они ведь точно берут совсем мало поденщиков. И проверяют их чуть не на просвет. А так вообще никого на территорию не пускают, у них там военная работа.

— Секретная? — безразлично поинтересовался Дженнингс.

81
{"b":"558795","o":1}