ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мередит пошарил в ранце и показал банку тушенки с ключом.

— Думаю, этого хватит.

— А воду?

Мередит постучал по фляжке.

— Хорошо.

Кент придирчиво осмотрел юношу с головы до ног. На Мередите были кожаные ботинки, плащ-палатка и краги, голову защищала ржавая каска, с шеи на ремешке из недубленой кожи свисал бинокль. Кент коснулся теплых перчаток на руках Мередита.

— Это последняя пара. Таких больше не найти.

— Может, оставить?

— Будем надеяться, что они вернутся… вместе с тобой.

Кент взял его под руку и отвел еще дальше, чтобы их не могли услышать. Остальные члены племени, мужчины, женщины и дети, молча наблюдали за ними, столпившись у входа в Убежище. Убежище было сделано из бетона и укреплено столбами, которые время от времени приходилось менять. В далеком прошлом его скрывала маскировочная сетка, но она давно сгнила, а крепившая ее проволока проржавела и порвалась. Впрочем, все равно в воздухе теперь нет никого, кто мог бы заметить небольшое круглое отверстие, служившее входом в обширные подземные помещения, где обитало их племя.

— Итак, — приступил к главному Кент, — наши три вопроса… У тебя ведь хорошая память?

— Да, — ответил юноша.

— Сколько книг ты помнишь?

— Мне прочли только шесть, — пробормотал Мередит. — Но я знаю их наизусть.

— Достаточно. А теперь слушай. Мы готовили вопросы целый год. К сожалению, можно задать всего три, зато мы отбирали их как никогда тщательно.

После этих слов старик прошептал ему на ухо три вопроса.

Последовало долгое молчание. Мередит обдумывал вопросы, закрепляя их в памяти.

— Неужели Великий К сумеет на них ответить?

— Не знаю. Вопросы трудные.

Мередит согласно кивнул.

— Очень. Остается только молиться.

Кент хлопнул его по плечу.

— Пора. Ты готов. Если все пройдет гладко, вернешься через пару дней. Мы будем ждать. Удачи, мой мальчик.

— Спасибо, — поблагодарил Мередит и медленно пошел к остальным.

Билл Густавсон, с блестящими от волнения глазами, молча протянул ему пистолет.

— Вот компас, — сказал Джон Пейдж, отойдя от своей женщины.

Он подал Мередиту маленький армейский компас. Его женщина, юная брюнетка, похищенная из соседнего племени, одобрительно улыбнулась.

— Тим!

Мередит обернулся. К нему бежала Энни Фрай. Шагнув навстречу, он взял ее за руки.

— Все будет в порядке, не волнуйся.

— Тим. — Она смотрела на юношу безумными глазами. — Тим, береги себя. Ладно?

— Конечно. — Он улыбнулся, неуклюже поглаживая ее пышные, коротко стриженные волосы. — Я вернусь.

Но сердце сжималось от черного предчувствия, леденящего страха смерти. Мередит резко оторвался от девушки.

— Прощайте, — обратился он ко всем.

Племя повернулось и пошло прочь. Он остался один. Пора в путь. Мередит еще раз мысленно повторил три заветных вопроса. Почему выбрали именно его? Но кто-то же должен пойти и задать эти вопросы.

На краю поляны юноша оглянулся.

— До встречи! — прокричал Кент, стоя рядом со своими сыновьями.

Мередит помахал в ответ и через минуту уже скрылся в лесу, одной рукой нащупывая рукоятку ножа, в другой сжимая компас.

Он шел размеренным шагом, поводя ножом из стороны в сторону, срезая молодые побеги и ветки, преграждавшие путь. Порой в траве под ногами сновали огромные насекомые, а один раз прополз пурпурно-красный жук размером почти с кулак. Интересно — до Крушения они были такие же большие? Вряд ли. В одной из заученных наизусть книг говорилось о формах жизни на Земле в былые времена. О гигантских насекомых там ничего не было. А животные содержались в стадах и шли на убой. На них не охотились и не ставили капканы.

Ночь Тим Мередит провел, лежа на бетонной плите, когда-то служившей частью фундамента давно исчезнувшего здания. Дважды он просыпался, прислушиваясь к шорохам каких-то существ, но в целом ночь прошла спокойно. Утром он достал банку тушенки и немного поел. Потом собрал вещи и снова отправился в путь. К полудню счетчик на ремне зловеще защелкал. Пришлось остановиться. Переводя дыхание, Мередит огляделся.

Все верно — до руин подать рукой. Теперь радиоактивные источники будут попадаться постоянно. Он постучал по счетчику. Хорошо, что прихватил его. Мередит осторожно двинулся дальше. Пощелкивание прекратилось. Значит, опасное место позади. Он поднялся по склону, пробираясь через ползучие растения и отмахиваясь от бабочек, тучей метнувшихся в лицо. На вершине остановился и поднес к глазам бинокль.

Вдалеке, посреди бескрайнего зеленого простора, виднелось черное пятно. Выжженное место. Огромная полоса разрушений, покореженного металла и бетона. Дыхание перехватило — вот они, руины. Совсем уже близко. Впервые в жизни Мередит видел настоящие развалины большого города, обломки колонн и развороченный асфальт на месте улиц и домов.

Безумная мысль мелькнула в голове. Что, если скрыться, не идти дальше? Можно было бы спрятаться в кустах и выждать какое-то время. А потом, когда все сочтут его мертвым и посланные племенем разведчики вернутся ни с чем, незаметно проскользнуть мимо и зашагать на север, подальше отсюда.

На север. Где-то там обитает другое, довольно многочисленное племя. С ними было бы безопасно. Свои вряд ли станут искать его, к тому же у северного племени есть бомбы и бактериосферы. Если бы добраться до них…

Нет. Мередит судорожно вздохнул. Так нельзя. Ему поручили важное дело. Каждый год племя посылало по одному юноше с тремя вопросами. Трудными, тщательно обдуманными вопросами. Такими вопросами, на которые ни один человек не знает ответа. Он мысленно повторил их. Сумет ли ответить Великий К? На все три? Целых сто лет Великий К отвечал на вопросы, скрытый в развалинах своего огромного дома. Если он не пойдет, если больше никто не пойдет… страшно даже подумать. Мередит вздрогнул. Великий К вызовет новое Крушение, такое же, как и первое. Если это произошло однажды, может случиться опять. Надо идти — другого выбора нет.

Мередит опустил бинокль и стал спускаться по склону. Мимо прошмыгнула гигантская серая крыса. Он схватился за нож, но крыса уже исчезла. Крысы — это плохо. Они разносят инфекцию.

Прошло полчаса, и счетчик снова защелкал, на сей раз с неистовой частотой. Мередит немного отошел назад. Впереди зияла воронка от бомбы, усеянная обломками и еще не успевшая зарасти кустарником. Лучше обойти ее. Мередит двинулся в обход, ступая медленно и осторожно. Счетчик щелкнул еще раз и умолк. Коротко, словно пуля пролетела. Наступила тишина. Он в безопасности.

Днем пришлось снова утолить голод скудным пайком и жажду водой из фляжки. Теперь уже недалеко. К ночи он доберется до места. Пройдет разбитыми улицами прямо к каменным развалинам, поднимется по ступеням, которые ему столько раз описывали. Там, дома, в Убежище, каждый камень старательно нанесен на карту. Мередит наизусть помнил, по какой улице идти к дому Великого К. Знал, как лежат на земле створки огромных разбитых дверей, представлял пустые и темные коридоры. Он пройдет по ним в просторный неосвещенный зал, кишащий пауками и летучими мышами, под гулкое эхо своих шагов. И наконец увидит его, Великого К, молчаливо застывшего в ожидании вопросов. Трех — только трех. Выслушает их, начнет обдумывать и решать. Внутри механизма что-то загудит и засверкает. Придут в движение шарниры, шатуны, переключатели, начнут открываться и закрываться реле.

Сумеет ли Великий К ответить?

Мередит продолжил путь. Впереди, на много миль за непроходимым лесом, все вырастали очертания руин. Солнце уже клонилось к западу, когда, вскарабкавшись по крутым валунам, он глянул вниз на то, что когда-то было городом. Мередит включил фонарик. Свет был тусклым и дрожащим, батарейки почти разрядились. И все же Мередит видел искореженные улицы и кучи обломков — останки города, где когда-то жил его дед.

Мередит стал спускаться и с шумом спрыгнул прямо на дорогу. Счетчик сердито защелкал, но он не обратил на него внимания. Другого входа здесь нет. На противоположной стороне высилась куча шлака, отрезая другие подходы. В рассветных сумерках виднелись гнездившиеся среди валунов птицы, а порой мелькала юркая ящерица, торопясь проскользнуть в какую-нибудь щель. Здесь все-таки теплилась жизнь или какое-то подобие ее. Птицы и ящерицы, сумевшие приспособиться к существованию среди костей и обломков. Больше здесь не было никого. Ни племен, ни крупных животных. Даже дикие собаки предпочли уйти подальше от этих мест. По вполне понятной причине.

89
{"b":"558795","o":1}