ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Филип К.Дик

Вторая модель

--отсутствует-

Джон Браннер

Предисловие

(Introduction)

Файл отсутствует :(

1987

Азартная охота

(Fair Game)

Профессор Энтони Дуглас с тяжким вздохом опустился в любимое кожаное кресло, с еще более тяжким вздохом снял ботинки и, охнув, зашвырнул их в угол, затем сложил руки на коленях и, прикрыв глаза, откинулся на спинку.

— Устал, дорогой? — участливо спросила его жена Лора, на секунду отвернувшись от духовки.

— Устал — еще мягко сказано. — Энтони взглянул на вечернюю газету, лежащую на столе, но решив, что даже самые важные на свете новости не стоят того, чтобы из-за них подниматься, достал из кармана пиджака сигарету и не торопясь закурил. — Вымотался до потери пульса. Видите ли, в колледже затеяли новый проект, и воплощать его заявилась из центра целая орава молодых да ранних: каждый при цветастом галстучке, у каждого в руке кожаный чемоданчик, а на лице — елейная ухмылочка.

— Ну и тебя?..

— Нет, от меня им в ближайшие год-два не отделаться. — Профессор Энтони Дуглас самодовольно улыбнулся и выпустил из ноздрей облачко сероватого табачного дыма.

— Вот и славно, — сказала Лора и, улыбнувшись уголками губ, вновь принялась за приготовление ужина.

Благодаря ли дружелюбным отношениями в крошечном городишке, затерянном среди горных круч Колорадо, или, может, благодаря всегда пронзительно свежему, бодрящему местному воздуху, но даже в эти дни, когда чуть ли не каждый, обзаведясь дипломом физика, норовил занять на кафедре местечко потеплей, ее муж, профессор Энтони Дуглас сохранял завидное присутствие духа, которое напрочь покинуло почти всех его ровесников-коллег.

По лицу Энтони блуждала улыбка. Он устал, но душу его не терзали ни сомнения, ни зависть. Энтони опять вздохнул, на сей раз скорее от удовольствия, чем от усталости, и лениво пробормотал:

— Что правда, то правда, этим молодцам я в отцы гожусь, но в своем деле опережаю их на добрую полудюжину шагов. Тем более что мне известно, на какие рычаги давить и за какие ниточки дергать, чтобы по… — Энтони умолк на полуслове.

— Что ты говоришь? — рассеянно поинтересовалась Лора.

Энтони, вцепившись в подлокотники, приподнялся в кресле и с ужасом уставился в окно. Оттуда на него взирал огромный, матово поблескивающий глаз.

— Господи ты боже мой! — вырвалось у Энтони.

Глаз исчез. Сгинул. За окном опять были лишь привычные холмы, заросшие кустами и деревьями, да пустынная в этот поздний час улица. Энтони осел в кресле.

— Что такое? — уже более настойчиво спросила Лора. — Ты что-то увидел, дорогой? Там, за окном?

* * *

Энтони Дуглас непрерывно сжимал и разжимал руки, губы его подрагивали.

— Я сказал тебе чистую правду, Билл. Я видел его. Он был настоящим!

— А кроме тебя кто-нибудь еще его видел? — спросил профессор Уильям Хендерсон, темноволосый красавец, лет на десять моложе Энтони. — Лора, например?

— Нет, она стояла спиной к окну.

— А когда это произошло?

— Да с полчаса назад. Приблизительно в шесть тридцать. Я как раз только-только вернулся домой, снял ботинки, и тут!.. — Дуглас провел дрожащей ладонью по лбу.

— Говоришь, видел глаз и ничего кроме него? — поинтересовался Уильям, задумчиво покусывая кончик карандаша.

— Только глаз. Один огромный глаз. Он разглядывал меня, точно…

— Что точно?

— Точно я — бактерия на предметном столике микроскопа.

В комнате повисла тишина. Через минуту сидящая за столом напротив рыжеволосая жена Уильяма — Вивьен Джин Хендерсон — тихо заметила:

— Тебя все считают закоренелым материалистом, Тони. И ничего такого за тобой прежде вроде бы не водилось… Обидно, что никто, кроме тебя, не видел это таинственное око.

— И хорошо, что никто не видел.

— То есть?

— Представьте, что я почувствовал, увидев как меня разглядывает глаз величиной с рояль? Любой другой на моем месте в ту же секунду рехнулся бы!

Хендерсоны обменялись многозначительными взглядами, затем Уильям спросил жену, преподававшую психологию:

— Ну и что ты думаешь по этому поводу, дорогая? Ведь этот случай, вроде бы, по твоей части?

— Нет, по твоей, — не терпящим возражения голосом заявил Энтони. — Ведь именно ты заведуешь в колледже кафедрой биологии.

— Так ты полагаешь, что видел какое-то неизвестное науке животное? — уточнил Уильям.

Энтони с несчастным видом пожал плечами.

— Не знаю.

— Мне кажется, что тебя кто-то просто-напросто разыграл, — предположила Вивьен. — Или, быть может, ты стал свидетелем какого-нибудь рекламного трюка. А может мимо окна кто-то просто прошел с плакатом, на котором был намалеван глаз.

— Глаз был живой, — возразил Энтони. — И он оглядел меня, а затем исчез… Будто отодвинулся от окуляра. — Он поежился. — Говорю же вам, глаз пристально разглядывал меня.

— Только тебя?

— Да, только меня.

— И тебе показалось, что он смотрит на тебя сверху вниз?

— Именно сверху вниз. — Энтони показал пальцем на потолок.

— Возможно, это был Бог, — задумчиво пробормотал Билли.

Энтони промолчал, но лицо его сделалось пепельно-серым, губы задрожали сильнее прежнего.

— Ерунда, — уверенно заявила Вивьен. — Бог — лишь символ, отображающий образы нашего подсознания.

— А глаз взирал на тебя с угрозой? — поинтересовался Билл. — Как если бы ты совершил что-то предосудительное?

— Нет, скорее с интересом. — Энтони поднялся. — Ну мне пора домой. А то Лора будет волноваться. Я ей ничего, конечно, не сказал. Она слишком впечатлительная для таких новостей.

— Да и нам, признаться, от твоего рассказа не по себе, — признался Билл.

Энтони направился к двери. Вивьен заметила ему вслед:

— Возможно, за нами наблюдают.

Энтони замер.

— Не за нами, а за мной. Вот только кто наблюдает?

— Представитель внеземной цивилизации, — предположил Билл. — Ну, скажем, разумное существо в Марса.

Энтони открыл входную дверь и с опаской выглянул наружу. Уже наступила ночь, кроны деревьев раскачивал ветер, но ничего подозрительного видно не было.

— Если что-нибудь надумаете — сразу же позвоните мне.

— Непременно, — заверила его Вивьен. — А ты, как только доберешься до дома, прими таблетку-другую успокоительного.

Спасибо за совет, я так и сделаю. — Выйдя на крыльцо, Энтони помотал головой, — Господи, может, я и вправду сошел с ума? Ладно, увидимся позже. 

Он спустился по ступенькам, держась рукой за перила. 

Спокойной ночи, — пожелал ему Билл. 

Дверь за спиной Энтони закрылась, со всех сторон к нему подступила тьма. Энтони сделал осторожный шажок по направлению к своему автомобилю, казавшемуся черной кляксой на фоне темно-серых холмов. Ничего не произошло. Тогда Энтони сделал еще шаг, затем еще. Глупо, конечно, мужчине на исходе двадцатого века бояться неизвестно чего. Хотя… Еще шаг. И еще. 

Наконец вытянутая рука Энтони нащупала ручку. Он распахнул переднюю дверцу, проворно залез в кабину. Перевел дух, а затем завел мотор и включил фары. 

Гигантский глаз? Ерунда! Наверняка над ним просто подшутили недоумки-студенты. Или, может, это проделки каких-нибудь террористов? Возможно, они прознали о новом секретном проекте и решили свести его — самого важного физика-ядерщика Соединенных Штатов — с ума. 

Энтони медленно, на самой малой передаче повел автомобиль к дому. Его глаза обшаривали каждый куст, каждое дерево у дороги, мозг напряженно обдумывал случившееся.

У обочины впереди что-то блеснуло в свете фар. Энтони притормозив, уставился на блестящий предмет. Похоже на брусок золота. 

Но это же невозможно! 

Энтони опустил боковое стекло и вгляделся. Неужто и вправду золото? Энтони рассмеялся. Конечно, нет. Предмет, безусловно, был похож на золотой брусок, какие он не раз видел прежде, но этот брусок, скорее всего, был просто позолоченным. 

1
{"b":"558796","o":1}