ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но вы же терранский не с радара выучили.

— Нет. Я выучила ваш язык, разговаривая с представителями вашей расы. Это было давно. Я знаю ваш язык сколько себя помню.

Брент ошеломленно покачал головой:

— Но вы же сказали, что мы — первый терранский корабль на этой планете.

Девушка рассмеялась:

— Истинно так. Но мы часто посещали ваш крохотный мирок. Мы знаем о нем все. Мы часто останавливаемся на вашей планете, когда путешествуем. И я там была — много раз. Правда, последний раз это случилось очень давно, но раньше я чаще путешествовала.

Бренту стало как-то не по себе:

— А вы кто вообще такие? И откуда?

— Я не знаю, где наша изначальная родина, — ответила девушка. — Но сейчас мы расселились повсюду. Наверное, в незапамятные времена мы жили на какой-то одной планете. А вот теперь трудно найти во вселенной уголок, где нас не было бы.

— Так почему же мы раньше с вами не сталкивались?

Девушка улыбнулась и продолжила есть:

— Разве ты не слышал, что я сказала? Вы сталкивались с нами. И очень часто. Мы даже сюда терранцев привозили. Я помню, причем очень хорошо, как несколько тысяч лет назад…

— Какой длины ваш год? — резко спросил Брент.

— У нас вообще нет такого понятия — год. — И девушка подняла на него огромные, ясные глаза. В них скакали насмешливые искорки. — Во всяком случае, в терранском понимании.

Прошла целая минута, прежде чем до него дошло.

— Это что же… — пробормотал он. — Тебе что же, больше тысячи… лет?

— Мне одиннадцать тысяч лет, — просто ответила девушка.

Кивнула, и робот быстро убрал тарелки.

Она откинулась в кресле, зевнула, потянулась, подобно гибкой, маленькой кошке, и вдруг вскочила на ноги.

— Пойдем. Обед окончен, пора показать тебе дом.

Брент вскочил и поспешил за ней. От его уверенности в себе не осталось ровным счетом ничего.

— Ты… бессмертная, правда? — Он забежал вперед и преградил ей путь к двери. — Лицо его покраснело, Брент тяжело дышал. — Ты ведь не стареешь.

— Конечно, я не старею.

Брент попытался подобрать правильное слово:

— Вы… боги.

Девушка улыбнулась, темные глаза весело сверкнули.

— Да нет, не боги. У вас, кстати, есть все то же самое — знания, наука, культура. Вы когда-нибудь догоните нас. Мы просто очень старая раса. Миллионы лет назад нашим ученым удалось остановить процессы старения, и с тех пор мы больше не умираем.

— Тогда ваш народ не увеличивает свою численность. Никто не умирает, никто не рождается.

Девушка отодвинула его в сторону и прошла в холл.

— Ничего подобного, у нас все в порядке с рождаемостью. Нас становится все больше и больше. — И она остановилась в дверном проеме: — И мы не отказались от удовольствий плоти.

Она задумчиво оглядела Брента, словно ощупывая взглядом плечи, руки, темные волосы, широкое лицо. — Мы почти как вы. Только живем вечно. Но у вас тоже это получится. Когда-нибудь.

— Так вы ходили среди нас? — жестко спросил Брент. Теперь многое становилось понятно. — Так значит, все эти древние мифы и религии — все это правда. Легенды про богов. Чудеса. Вы контактировали с нами, дарили нам что-то. Что-то для нас делали.

И он пошел за ней. Сколько нового он узнал, и за такой короткий срок…

— Да. Я полагаю, что мы действительно кое-чем вам помогали. Ну, когда появлялись у вас — пролетом.

Девушка ходила по комнате и опускала тяжелые портьеры. Мягкий полумрак окутал кушетки, книжные шкафы и статуи.

— Ты играешь в шахматы?

— В шахматы?!

— Это наша любимая игра. Мы ее придумали и научили ей ваших предков. Брахманов.

Острое личико скривилось — девушка расстроилась:

— Неужели ты не умеешь? Жалко. А что ты умеешь? А твой товарищ? Судя по его внешнему виду, его интеллектуальные способности повыше твоих. Он играет в шахматы? А почему бы тебе не сходить к кораблю и не привести его?

— Думаю, не стоит, — сказал Брент. — И подошел к ней. — Насколько я знаю, он ничего такого особенного делать не умеет.

Он протянул руку и ухватил ее за локоть. Девушка изумленно отстранилась. Брент облапил ее и прижал к груди.

— Зачем он нам? — тихо сказал он.

И поцеловал ее. Алые губы оказались теплыми и сладкими, она ахнула и отчаянно забилась в его объятиях. Он чувствовал, как сопротивляется и выгибается тоненькое тело. Темные волосы испускали одуряющий аромат. Брент разжал руки, и она выскользнула и отодвинулась, тяжело дыша, запахивая сверкающее платье и не сводя с него настороженных блестящих глаз.

— Я могла бы убить тебя, — прошептала она. И дотронулась до украшенного драгоценными камнями пояса. — Ты ведь не знал, правда?

Брент шагнул вперед:

— Могла бы. Ну и что? Ты же не убьешь.

Она попятилась:

— Только без глупостей!

Красные яркие губы изогнулись в мимолетной усмешке:

— А ты храбрый. Правда, не очень умный. Но для мужчины — неплохое сочетание. Глупый и храбрый.

Он попытался обнять ее снова, но она извернулась и выскользнула.

— Я смотрю, ты в хорошей форме. Как у тебя получается ее поддерживать? На таком маленьком корабле?

— Фитнесом занимаюсь регулярно, — ответил Брент. И загородил собой дверь. — Тебе небось скучно. Все одна да одна. Проживешь так пару тысяч лет — с тоски взвоешь.

— Мне есть чем заняться, — отозвалась она. — И не подходи ко мне. Мне нравится твое мужество, но честно предупреждаю: я…

Брент схватил ее и грубо прижал к себе. Она яростно отбивалась. Он завел ей локти за спину, облапил, запрокинул лицо и впился губами в полураскрытый рот. Она укусила — Брент почувствовал, как в кожу впились мелкие беленькие зубки. Он зарычал и отодвинулся. Она смеялась, в черных глазах скакали веселые искорки — и продолжала отбиваться. Дыхание участилось, щеки раскраснелись, приобнажившиеся груди тяжело поднимались и опускались, а тело извивалось, как у животного, попавшего в ловушку. Он ухватил ее за талию, прижал к себе и вздернул вверх.

Его едва не сбило с ног волной силы.

Руки разжались, девушка упала, ловко приземлилась на ноги и отскочила на пару шагов — легко, словно танцуя. Брент перегнулся пополам от жгучей боли. По рукам и по шее тек холодный пот. Он рухнул на кушетку и прикрыл глаза — все мышцы свело, тело корчилось в муке.

— Извини, — сказала девушка. И прошлась по комнате, не оглядываясь на Брента. — Ты сам виноват — я тебя предупреждала. Наверно, тебе лучше уйти. Давай, отправляйся на свой кораблик. Не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Нам не положено убивать терранцев.

— Что… что это было?

— Да ничего особенного. Я так понимаю, форма защиты. Пояс сделали на одной из наших индустриальных планет — он прекрасно работает, как видишь, а вот принципа действия я не знаю.

Брент сумел подняться на ноги:

— А ты, я погляжу, девушка суровая…

— Девушка?.. Я слишком стара, чтобы так называться. Я была стара за много лет до того, как ты родился. Я была стара еще в те времена, когда твои люди не знали, как строить космические корабли. Вы только учились шить себе одежду и записывать мысли примитивными знаками — а я уже была стара. Перед моими глазами прошли сотни народов, сотни империй канули в небытие. Я видела, как египтяне колонизировали Малую Азию. Я видела, как в долине Тигра люди возводят первые кирпичные дома. На моих глазах шли в бой ассирийские боевые колесницы. Мы с друзьями побывали в Греции, Риме, в Лидии и на Крите, мы посетили великие царства краснокожих индейцев. Для древних мы были богами, для христиан — святыми. Мы приходили и уходили. Но вы тоже не стояли на месте, и мы стали прилетать все реже. У нас есть и другие пересадочные станции — ваша не единственная.

Брент слушал молча. На щеках снова выступил румянец. Девушка вальяжно разлеглась на одной из мягких кушеток, оперлась на подушку и смотрела на него — спокойно-спокойно. Одна рука вытянута, другая лежит на колене. Она сидела, подобрав под себя длинные стройные ноги, сжав крошечные изящные ступни. Она выглядела, как всласть наигравшийся котенок. А он и верил, и не верил тому, что она только что сейчас сказала. Все тело болело — а ведь она наверняка не активировала пояс на полную мощность. А поди-ка — он чуть не помер.

36
{"b":"558796","o":1}