ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А теперь, — сказал доктор Веллер, — мы приступим к возведению терминалов для Э-бомб.

Один терминал строился в Перу — в Арекипе. Второй, с другой стороны земного шара, в Банданге, на Яве. Всего за месяц из земли выросли две гигантские башни, упирающиеся вершинами в пылевые облака. Обнуленные — все, как один, в защитных скафандрах и шлемах — неустанно трудились над завершением программы.

Доктор Веллер взял Лемюэля с собой, когда полетел в Перу. На всем пути от Сан-Франциско до Лимы пейзаж выглядел абсолютно одинаково: летящий пепел, догорающие огни там, где воспламенились металлы. Ни одного признака жизни, ни одного отдельно стоящего предмета — сплошной выгоревший шлак. Океаны превратились в исходящие паром котлы с кипящей водой. Границы суши и воды более не просматривались. Поверхность земли стала бело-серой, без вкраплений цвета. Голубые моря и зеленые леса, дороги, города и поля исчезли с ее лица.

— Вон там, — показал доктор Веллер. — Видишь?

Лемюэль хорошо разглядел постройку. Она оказалась настолько прекрасной, что у него едва не прервалось дыхание. Усилиями обнуленных над морем расплавленного шлака высился подобный гигантскому пузырю купол из прозрачного пластика. А внутри виднелся сам терминал — ажурная башня из сверкающего металла и проводов, взглянув на которую, доктор Веллер и Лемюэль уважительно примолкли.

— Вот видишь, — пояснил Веллер, проведя ракету через шлюз защитного колпака и посадив ее на поверхность. — Мы вернули в подлинное состояние лишь поверхность Земли. А в глубину не проникли — разве что на одну милю. А ведь основная масса планеты так и не преобразовалась. Вот для этого и нужна Э-бомба. Все еще жидкое ядро планеты взорвется, и Земля превратится в новое солнце. А потом мы применим С-бомбу, и вся система станет единым целым — огромной массой огненного газа.

Лемюэль кивнул:

— Логично. А потом…

— Потом Г-бомба. Мы проделаем то же самое с галактикой. Что же до завершающих стадий… О, наш план настолько величествен, настолько далеко простираются наши мечтания, что я даже боюсь загадывать. Но… после Г-бомбы… — тут Веллер слабо улыбнулся и блеснул глазами, — после Г-бомбы — В-бомба. Нас ждет вся Вселенная.

На выходе из ракеты их уже ждал доктор Фриш — какой-то нервный и дерганый.

— Доктор Веллер! — воскликнул он. — У нас проблемы! Непредвиденные обстоятельства!

— Что случилось?

Лицо Фриша исказилось — он был растерян и испуган. Однако собрав в кулак все свои способности обнуленного, он мобилизовал интеллект и подавил дурацкие таламические импульсы.

— Некоторое количество человеческих существ выжило!

Веллер не поверил своим ушам:

— В смысле? Но как…

— Я слышал их голоса! Как обычно, вращал ушами, наслаждаясь бульканьем и ревом океана жидкого шлака, и уловил необычный шум! Оказалось, это голоса человеческих существ!

— Но где?

— Под поверхностью земли. Некоторые богатые владельцы заводов и фабрик тайно перенесли предприятия под землю — хотя правительство строго-настрого запрещало подобное!

— Да, мы специально издали такие законы…

— Так вот, эти промышленники действовали, руководствуясь примитивной таламической жадностью. Они целые армии рабочих перебросили вниз — чтобы во время войны использовать их как рабов. В результате в живых осталось более десяти тысяч человек! И они…

— Что они?

— Они каким-то образом собрали огромные буры и теперь с огромной скоростью продвигаются в нашу сторону. Нам предстоит нешуточное сражение! Я уже оповестил команду корабля, летящего на Венеру. Его вскоре выведут на поверхность.

Лемюэль и доктор Веллер в ужасе переглянулись. Обнуленных — от силы тысяча, а врагов в десять раз больше!

— Какой кошмар, — выдавил доктор. — И надо же, мы так близки к завершению. Когда будут готовы башни-излучатели?

— Понадобится еще шесть дней, прежде чем Земля наберет критическую массу, — пробормотал Фриш. — А буры уже близко. Пошевелите ушами — вы их услышите.

Лемюэль и доктор Веллер последовали его совету, и до них тут донесся нестройный гам человеческих голосов. А также грохот, рев и звяканье вгрызающихся в землю буров — те двигались к двум строго определенным точкам. К терминалам.

— Да, это просто люди! Самые обычные! — охнул Лемюэль. — Это понятно по голосам!

— Мы в западне!

Веллер схватил бластер, Фриш тоже. Обнуленные спешно вооружались, о работе никто уже и не думал. С рвущим барабанные перепонки ревом бур пробил поверхность — и продолжил двигаться в их направлении. Обнуленные открыли шквальный огонь, а потом рассредоточились и принялись отступать к башне.

Появился второй бур, за ним третий. В воздухе гудели, перекрещивались и искрили энергетические лучи — обнуленные стреляли, люди стреляли в ответ. Люди действительно оказались самыми обычными — трудяги, загнанные под землю работодателями. Самые низшие формы человеческой жизни: клерки, водители автобусов, разнорабочие, машинистки, уборщики, портные, пекари, токари, клерки из транспортных цехов, члены бейсбольных команд, радиоведущие, автослесари, полицейские, уличные торговцы, продавцы мороженого, коммивояжеры, инкассаторы, секретари, сварщики, плотники, строители, фермеры, политики, торговцы — словом, мужчины и женщины, самый факт существования которых наполнял страхом сердца обнуленных.

Огромные массы обладающих эмоциями людей, настроенных против Великого Дела, против бомб, бактериального оружия и баллистических ракет, выходили на поверхность! О да, они все-таки сумели оказать сопротивление — и какое! Они не дали завершить работу суперлогикам! Какое безответственное, не достойное интеллекта вмешательство!

— Надежды на победу нет! — охнул Веллер. — Башни не удержать. Выводите корабль на поверхность.

Торговец и два сантехника в это время уже поджигали терминал. Группа людей в комбинезонах и грубых брезентовых рубахах обрывала провода. Остальные — такая же серая эмоциональная масса! — полосовала лучами бластеров пульты управления. А ведь это было чудо техники! Кое-где уже поднималось пламя, а башня угрожающе накренилась.

Тут показался корабль — его поднял на платформу сложный механизм. Обнуленные немедленно построились в две спокойные очереди и потекли внутрь — сосредоточенные и спокойные, несмотря на то что обезумевшие человеческие особи продолжали вести по ним огонь.

— Животные, — горько сказал Веллер. — Тупая масса. Безмозглые скоты, подвластные эмоциям. Твари, не способные мыслить логически.

Луч бластера сбил его с ног, и на место доктора заступил следующий обнуленный. Вскоре все они взошли на борт, и огромные створки люка с лязгом захлопнулись. Из дюз корабля с ревом вырвалось пламя, космолет устремился вверх, прорвал купол и исчез в небе.

Лемюэль лежал там, где упал, — безумный электрик подстрелил его, задев лучом бластера левую ногу. Он с печалью смотрел, как поднимается вверх корабль, медлит у поверхности защитного купола, с треском пробивает его и растворяется в пламенеющем небе. Вокруг суетились человеческие существа — они заделывали защитный купол, выкрикивали приказы и радостно вопили. Шум и гам терзали тонкий слух мальчика. Он из последних сил поднял руки и прикрыл ладонями уши.

Корабль улетел. А он остался здесь, на Земле. Но работа продолжится — хоть и без него.

До слуха донесся далекий голос. С борта уносящегося к Венере корабля кричал, сложив руки рупором, доктор Фриш. Еле слышный голос едва пробивался через несчетные мили разделяющего их космического пространства, однако Лемюэль сумел разобрать слова, несмотря на безобразные вопли взбесившихся человеков:

— Прощай! Ты будешь жить в нашей памяти!

— Работайте не покладая рук! — крикнул мальчик в ответ. — Не сдавайтесь и доведите наше дело до конца!

— Мы сделаем все, что должно! — слышимость ухудшалась. — Мы продолжим…

Тут голос прервался, но через несколько мгновений послышалось слабое:

44
{"b":"558796","o":1}