ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Робот молча смотрел на него. Точнее, половина робота — от машины остались лишь голова, руки и верхняя часть туловища. Вместо ног торчали какие-то перекрученные отростки, к тому же наполовину срезанные. Двигаться робот не мог, все тело было покрыто вмятинами и пятнами ржавчины. Одна глазная линза отсутствовала. Металлические пальцы торчали под странными углами. Робот лежал на спине и глядел в небо.

И это был робот времен войны, сомнений не оставалось. В единственном уцелевшем глазу светился ум. Сознание старого, много помнящего существа. Это был не механический трудяга-роботяга из времен его детства. Сердце Эпплквиста подскочило и бешено забилось. Надо же. Настоящий робот. Он внимательно следил за движениями человека. Он был живой.

«Все это время. — ужаснулся Эпплквист. — Все эти годы он пролежал здесь, на свалке». Волоски у него на шее встали дыбом. Вокруг стояла тишина: молчали холмы, деревья и древние руины. Ни одного шевеления в траве — они с роботом были единственными живыми существами в округе. «Он лежал здесь, на этой помойке, и ждал, пока кто-нибудь пройдет мимо».

Дунул прохладный ветерок, трава зашелестела, и он машинально запахнул плащ. На равнодушное лицо робота слетело несколько листьев. Плющ обвил его тело, запустил ветви внутрь механизмов. На робота лил дождь несчетное количество раз. Потом светило солнце. Зимой его заносило снегом. Его обнюхивали крысы и прочее зверье. Ползали и заползали внутрь насекомые. А он все еще жил.

— Я услышал тебя, — пробормотал Эпплквист. — Я шел по тропе наверху и услышал тебя.

Робот молчал. А потом ответил:

— Я знаю. Я видел, как ты остановился.

Голос у него оказался сухой и тихий-тихий. Словно пепел летит по пожарищу. И шелестит. Ровный, без интонаций голос.

— Не скажешь ли ты мне, какое сейчас число? У меня питание отказало и настройки сбились. Временно замкнуло провода.

— Одиннадцатое июня, — сказал Эпплквист. — Две тысячи тридцать шестого года, — добавил он потом.

Робот явно экономил убывающую энергию. Попытался поднять руку. Бессильно уронил ее. Единственный зрячий глаз затянуло дымкой, внутри натужно, перетирая ржавчину, зажужжало. Тут Эпплквист понял: а ведь робот может отдать концы с минуты на минуту. Странно, что дожил до этого момента… На теле умостилось несколько улиток. Приглядевшись, Эпплквист увидел, что оно все исчерчено дорожками их слизи. Немудрено — целый век прошел…

— Сколько ты здесь пролежал? — спросил он. — С самой войны?

— Да.

Эпплквист нервно ухмыльнулся:

— Да уж, срок немаленький. Почти сто лет прошло.

— Да. Я уже понял.

В овраге быстро темнело. Эпплквист машинально нащупал фонарик. Склоны затопила тьма, он их почти не различал. Где-то далеко-далеко в темноте закаркала птица. В кустах шелестело.

— Мне нужна помощь, — сказал робот. Большая часть двигательных механизмов вышла из строя. Я не могу двигаться, не могу уйти отсюда.

— А остальная часть тебя — в каком она состоянии? Блок питания работает? Насколько его…

— С питанием плохо. Большая часть батарей тоже вышла из строя. Только несколько контуров еще работает, но с перегрузкой.

Зрячий глаз робота снова уставился на него.

— Какова ситуация с развитием техники? Я видел, как в небе летели какие-то корабли. Вы все еще производите электронику?

— У нас есть производственные мощности под Питтсбургом.

— Если я опишу тебе электротехнические детали, ты меня поймешь? — спросил робот.

— Я не механик. Я почтальон четвертого класса. Но в ремонтном департаменте у меня есть знакомые. Они поддерживают в рабочем состоянии наши машины. — Эпплквист нервно облизнул губы. — Но это, конечно, дело рискованное. И противозаконное.

— Противозаконное?

— Всех роботов уничтожили. Ты единственный остался. Остальных давным-давно ликвидировали.

В глазах робота ничего не отразилось.

— Почему ты сюда спустился? — жестко спросил он. Глаз дернулся и уставился на С-пистолет в руке Эпплквиста. — Ты мелкая сошка в какой-то иерархии. Выполняешь приказы вышестоящих. Ты целое число в системе, большей тебя, на ручном управлении.

Эпплквист расхохотался:

— А ведь и правда.

Потом оборвал смех и резко спросил:

— Почему случилась война? За что воевали обе стороны? Какова была жизнь до войны?

— А ты разве не знаешь?

— Конечно, нет. Теоретическое знание под запретом — ну, только руководство имеет допуск. Даже Контролеры ничего не знают о войне.

Эпплквист сел на корточки и посветил фонариком в заплывающее темнотой лицо робота.

— Тогда ведь жизнь была совсем другой, правда? Люди не жили в подземных убежищах. И мир не походил на кучу радиоактивного мусора. И люди не гробили себя, работая на Компании.

— До войны никаких Компаний и в помине не было.

Эпплквист торжествующе ухмыльнулся:

— Так я и знал.

— Люди жили в городах, их разрушили во время войны. Компании, которые позаботились о защите, ее пережили. Руководство Компаний сформировало правительство. Война длилась долго. Все ценное уничтожили в ходе боевых действий. Вы живете в выжженной оболочке прежней цивилизации. — Робот помолчал, а потом продолжил: — Первого робота сделали в 1979 году. В 2000-м всю ежедневную работу выполняли роботы. Человеческие существа, свободные от трудов, занимались, чем хотели. Развивали искусство, науку, индустрию развлечений. Все, что пожелаешь, было к их услугам.

— А что такое искусство? — спросил Эпплквист.

— Творческая работа, нацеленная на реализацию внутренних стандартов. Все население земли посвятило себя культурному развитию. Роботы поддерживали существующий порядок, люди наслаждались жизнью.

— А города? Какие они были?

— Роботы перестроили и возвели города согласно планам лучших человеческих архитекторов. Они стали чистыми, гигиеничными, красивыми. Настоящие города земных богов.

— Почему началась война?

Единственный глаз робота замигал.

— Я и так уже слишком много рассказал. Заряда батареи осталось критически мало.

Эпплквиста передернуло от страха:

— А что тебе нужно? Я достану.

— Как можно скорее — атомный блок питания класса А. С мощностью в несколько десятков тысяч Ф-единиц.

— Так.

— А потом мне понадобятся инструменты и алюминиевые детали. Проводка с низким сопротивлением. Принеси ручку и бумагу — я напишу список. Ты не поймешь, кто-нибудь из техподдержки поймет.

— А ты мне расскажешь о войне?

— Конечно.

И сухое шелестение его голоса смолкло. Вокруг шевелились тени, холодный вечерний ветерок перебирал темные травы и листья.

— Пожалуйста, не медли. Завтра. Если можно, принеси все завтра.

— Я на тебя докладную напишу, — гаркнул помощник контролера Дженкинс. — На полчаса опоздал, а теперь вот с этим ко мне лезешь! Ты чего творишь? Хочешь, чтоб тебя из Компании уволили?

Эпплквист придвинулся к нему близко-близко:

— Я должен достать эти штуки. В общем… тайник — он под землей находится. И нужно к нему подобраться. Аккуратно. А то все мусором и обломками засыплет — с концами.

— А большой тайник-то? — Глазки Дженкинса уже не блестели подозрительно — кривую рожу помощника перекосило от жадности. В глазках так и вертелись цифирки и нолики — Дженкинс уже прикидывал, как потратит премиальные. — Ты видел, что там? Всякие непонятные машины есть?

— Да я вообще не понял, что там за аппараты, — нетерпеливо зашептал Эпплквист. — Ты давай, времени-то не трать зря. Там все на соплях держится, в любой момент рухнет и завалит ход. Быстро надо действовать.

— А где это? Я хочу сам посмотреть!

— Я все сделаю сам. А ты принесешь то, что я сказал, и прикроешь, если заметят, что меня нет на месте. За это получишь долю.

Дженкинс заерзал, терзаясь сомнениями:

— Смотри, если врешь мне…

— Да не вру я! — яростно зашипел Эпплквист. — Когда блок питания принесут?

— Завтра утром. Мне на него гору справок заполнять еще. А ты уверен, что справишься? А то давай, я ремонтную бригаду пошлю с тобой. Ну, чтобы все по уму…

46
{"b":"558796","o":1}