ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Да уж, кофе. Эккерс уже несколько лет не позволял себе транжирить деньги — кофе, скажете тоже. На Терре все застроили заводами и жилищными комплексами, так что места для посадок не осталось. А кофе не принялся ни на одной из других планет. Так Лантано, скорее всего, выращивал зерна на какой-нибудь подпольной плантации в Латинской Америке, а сборщики пребывали в святой уверенности, что их перевезли куда-то в далекую-далекую колонию на далекой планете.

— Нет, спасибо, — сказал Эккерс. — Собирайтесь.

Лантано, похоже, все еще не проснулся. Он плюхнулся в кресло и одарил Эккерса тревожным взглядом:

— Я смотрю, тут все серьезно, ребята.

Черты лица неожиданно обмякли — неужели он собрался уснуть?

— Кто? — тихо-тихо пробормотал он.

— Хайми Розенберг.

— Шутите… — И Лантано безо всякого энтузиазма потряс головой — ему явно не хотелось просыпаться. — Хотел я его переманить, да. Хайми умеет с людьми разговаривать. Мгм… умел, я хотел сказать.

И вдруг Эккерсу стало не по себе в этом огромном роскошном особняке. Кофе закипал, и аромат его дразнил обоняние. А на столе — о господи! Спаси и сохрани! — абрикосы! На столе стояло блюдо с абрикосами!

— Персики, — поправил его Лантано, проследив жадный взгляд. — Угощайтесь.

— Вы… где вы их взяли?

Лантано пожал плечами:

— Оранжерею построили. Они гидропонные, естетственно. Я забыл, где это все выращивают… Я, увы, не технарь.

— А вы знаете, какой штраф положен за обладание естественно выращенными фруктами?

— Слушайте, — сказал Лантано и энергично сцепил свои дряблые руки, — расскажите мне все в подробностях, и я вам немедленно представлю доказательства, что я к этому делу не имею ровно никакого отношения. Давайте, офицер, не тяните.

— Эккерс, — поправил его Эккерс.

— Хорошо, пусть будет Эккерс. Я вас, конечно, узнал, но не был до конца уверен. Назову по фамилии, а это не вы — зачем такой конфуз? Итак. Когда убили Хайми?

Эккерс с большой неохотой ввел его в курс дела.

Некоторое время Лантано молчал. Потом очень медленно и очень мрачно проговориил:

— А вы бы внимательнее изучили эти семь карт. Один из этих ребят… он не в системе Сириуса сейчас. Он здесь, в Нью-Йорке.

Эккерс глубоко задумался. Какие у них шансы изгнать человека, подобного Дэвиду Лантано? Его компания — «Интерплэй-экспорт» — пустила щупальца едва ли не по всей галактике. Они повсюду рассылали поисковые экспедиции — аж воздух гудел. Но ни один из этих экипажей еще не добрался до планет, куда выкидывали ссыльных преступников. Приговоренных временно ионизировали, вводили в состояние заряженных энергочастиц — и вышвыривали прочь со скоростью света. Техника экспериментальная, от ее использования отказались в других случаях. Одним словом, преступникам выдавали билет в один конец.

— Сами подумайте, — хмурясь, проговорил Лантано. — Если бы я и впрямь захотел убить Хайми — пошел бы я на дело сам? Эккерс, это по меньшей мере нелогично. Конечно, вы прекрасно понимаете, что я бы послал на дело кого-то другого.

И он уставил на него толстый палец.

— Вы что ж думаете, я ради какого-то Розенберга жизнью рискну? Хотя я знаю, что вы тут беспристрастны, чья карта выпадет — к тому и приходите. И у вас достаточно примет для идентификации.

— На вас — десять из десяти, — четко выговорил Эккерс.

— Вы что ж, изгнать меня собрались?

— Если вы будете признаны виновным — изгоним. Ваше влияние в обществе в данном случае никого не интересует. — Эккерса все это очень рассердило, поэтому он добавил: — Конечно, вас оправдают. Времени, чтобы доказать свою невиновность, будет предостаточно. Вы имеете право оспорить каждую из десяти примет.

И он было принялся в подробностях описывать судебную процедуру, применяемую в двадцать первом веке, но вдруг осекся. Ему казалось, или Дэвид Лантано и его кресло прямо на глазах уходили в пол? Иллюзия это, что ли? Сморгнув, Эккерс протер глаза и всмотрелся внимательнее. В ту же секунду встревоженно заорал полицейский — да, сомнений не было, Дэвид Лантано собрался с ними попрощаться!

— А ну вернись! — рявкнул Эккерс.

Вскочил и ухватился за кресло. Один из полицейских метнулся к рубильнику и быстренько отключил электропитание во всем доме. Кресло натужно заскрипело и замерло. Над полом виднелась лишь голова Лантано. Он почти полностью погрузился в потайной ход.

— Что за жалкое, убогое… — начал было Эккерс.

— Да знаю я, знаю, — прервал его излияния Лантано.

Он даже не пытался вылезти — просто покорно сидел и ждал. Похоже, Дэвид опять погрузился в созерцание неких невидимых другим реалий.

— Надеюсь, вы во всем разберетесь. Меня подставили. Это ясно как божий день. Тайрол подыскал двойника, и этот человек зашел в квартиру и убил Хайми.

Эккерс с полицейскими вытащили его из ушедшего под пол кресла. Он не сопротивлялся и казался полностью погруженным в размышления.

Лерой Бим вышел из такси прямо напротив бара. Справа, буквально через улицу, высилось здание Департамента внутренних дел. А на тротуаре матово поблескивала будка Харви Гарта, неутомимого пропагандиста.

В баре Лерой уселся за столик у стены. Оттуда он хорошо различал тихое, прерывистое бульканье Гартовых мыслей. Пропагандист бормотал про себя, ни к кому особо не обращаясь — Бима он еще не засек. Слова текли, мысли расплывались.

— Изгоним изгонятелей, — говорил Гарт. — Всех, всех изгоним. Они жулики, воры, банда, банда…

Из будки истекали почти видимые глазу миазмы желчи, Гарт захлебывался злобой.

— Ну и как дела? — спросил Бим. — Есть новости?

Гарт резко оборвал свой безумный монолог и сосредоточился на Биме.

— А ты где? В баре?

— Я хочу разузнать о смерти Хайми.

— Ну да, — отозвался Гарт. — Он умер, твой Хайми, теперь они роются в базе, выдают карты с именами, да.

— Когда я выходил из квартиры Хайми, — сказал Бим, — у них было шесть примет.

Он нажал кнопку электронного меню и бросил жетон в щелку.

— Это когда было, — заметил Гарт. — Теперь у них больше улик.

— Сколько?

— Десять.

Десять. Этого обычно хватало для идентификации. И все десять улик подбросил робот. Тщательно выложил аккуратную дорожку из намеков — от бетонной стены дома до мертвого тела Хайми Розенберга.

— Надо же, какая удача Эккерсу привалила, — задумчиво проговорил он.

— Ты мне платишь, — сказал Гарт, — поэтому я тебе раскажу все как есть. Они уже поехали на задержание. Эккерс тоже поехал.

Значит, робот успешно справился с заданием. По крайней мере, с одной его частью. Потому что аппарат должен был покинуть квартиру. Тайрол ничего не знал о «Громе» в жилище Хайми, тот не стал афишировать установку прибора.

Если бы «Гром» не вызвал наряд полиции, робот преспокойно выкатился бы из квартиры и вернулся к Тайролу. А потом Тайрол, без сомнения, взорвал бы его — чтобы замести следы. Нельзя оставлять на виду машину, способную выложить целую цепочку синтезированных улик: кровь определенной группы, нитки ткани, крупинки трубочного табака, волосы… ну и все остальные фальшивки.

— А за кем поехали? — спросил Бим.

— За Дэвидом Лантано.

Бима передернуло:

— Ну конечно. Как я раньше не догадался… вот ради кого все это затеяли! Они подставили Лантано!

Гарт равнодушно промолчал — в конце концов он был всего лишь нанятым независимыми экспертами шпионом. Ему платили, а он вытягивал информацию из служащих Департамента. Политикой Гарт не интересовался: шоу «Изгоним изгонятелей!» он устраивал ради отвода глаз.

— Я знаю, что это подстава, — проговорил Бим. — И Лантано знает. Но никто из нас не в состоянии это доказать. Если только у Лантано нет железного алиби, конечно.

— Изгоним изгонятелей, — снова забормотал Гарт, поддерживая маскировку.

Мимо будки шла стайка ночных гуляк, и он не хотел рисковать: направленный разговор с одним человеком нельзя подслушать, но иногда сигнал фонил в непосредственной близости от будки.

45
{"b":"558797","o":1}