ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Итак, они приняли решение. Временная драга Департамента Археологии отправится в 1954 год и заберет оттуда провидца Пола Андерсона. Вот и все, смысла в дальнейших обсуждениях больше нет.

Департамент Археологии после тщательных разысканий предоставил следующие сведения: в сентябре 1954 года Пол Андерсон проживал в Беркли, штат Калифорния, на Гроув-стрит. Тогда же он посетил самую известную конференцию, собирающую провидцев со всех Соединенных Штатов, в гостинице «Сэр Фрэнсис Дрейк» в Сан-Франциско. Возможно, именно на той встрече провидцы и разработали общую стратегию поведения на будущий год, а Андерсон участвовал в обсуждении как один из экспертов.

— На самом деле все очень просто. — Фермети вводил в курс дела Тоццо и Джилли. — Мы пошлем в прошлое пару ребят. У них будут такие особые штуки… в общем, вложенные в прозрачный пластик бумажки с поддельными именами и указанием, что они члены всеамериканской организации провидцев. Эти штуки цепляют на лацкан пиджака. Естественно, они будут одеты по моде двадцатого века. Они найдут Пола Андерсона, вытащат его из толпы и отведут в сторонку.

— А говорить они что будут? — скептически поморщился Тоццо.

— Что они представляют не имеющую официальной регистрации, любительскую организацию провидцев в Бэттлскрик, штат Мичиган, и что они сконструировали любопытную штуку, напоминающую драгу для путешествий во времени из далекого будущего. И они просят мистера Андерсона, человека очень известного в своем времени, сфотографироваться рядом с их дурацким муляжом машины времени. А потом внутри его. Наши разыскания указывают на то, что Андерсон был добродушным и общительным человеком, а кроме того, на этих ежегодных конференциях по вопросам стратегии он был подвержен некоторым приступам беспричинного оптимизма в результате тесного общения в компании товарищей.

Тоццо задумчиво спросил:

— Ты хочешь сказать, что он клей от моделек нюхал? Их еще нюхачами потом называли?

Со слабой улыбкой Фермети ответил:

— Да нет, вряд ли. На самом деле подобное увлечение распространилось среди подростков лишь десять лет спустя. Нет. Я имею в виду употребление алкоголя.

— Вот оно что, — покивал Тоццо.

Фермети продолжил:

— Однако нас могут поджидать трудности вот какого рода. Конференция явно проводится под прикрытием, иначе чем объяснить тот факт, что супруга Андерсона, Карен, явилась на конгресс в костюме девы из свиты Венеры: в расшитом блестками бюстгальтере, мини-юбке и шлеме, а также с новорожденной дочерью Астрид на руках. Андерсон, правда, прибыл без маскировки: как большинство провидцев двадцатого века, он человек спокойный, со стабильной психикой и приступами тревожности не страдает. Так или иначе, но в перерывах между заседаниями провидцы будут общаться в кулуарах, причем не в присутствии супруг, обычно в такие моменты они играют в покер, спорят, а некоторые из них, как сказано, косячат…

— Косячат?..

— Мммм… да, если быть точным, в исследовании сказано, что они забивают косяки — что бы это ни значило. Так вот, они будут собираться небольшими группами в кулуарах, и именно во время такого перерыва мы его и похитим. Гостей много, так что его сразу не хватятся. Мы собираемся вернуть его примерно в то же время, с погрешностью в несколько часов в ту или другую сторону, хотя лучше не возвращать его на несколько часов раньше — два Пола Андерсона на конференции могут вызвать некоторое замешательство среди гостей…

Тоццо восхищенно заметил:

— По мне, так план безупречный.

— Я рад, что тебе нравится, — резко отозвался Фермети. — Потому что ты входишь в состав группы захвата.

Тоццо обрадовался:

— Отлично, тогда я пошел изучать быт и нравы середины двадцатого века.

И он взял со стола еще один номер «Если». Он датировался маем 1971 года и заинтересовал Тоццо сразу, едва тот увидел обложку. Конечно, люди из 1954 года не видели его. Но еще увидят. А увидев — никогда не смогут забыть.

Он пролистал журнал и убедился: да, они собираются выпускать поглавно пособие Рэя Брэдбери. Называлось оно «Ловец человеков», и в своей работе великий лос-анджелесский провидец поведал человечеству о жуткой Гутманианской революции, которая вскоре должна была прокатиться по всем планетам Солнечной системы. Брэдбери предупреждал, что заигрывания с Гутманом плохо кончатся, но его — естественно — никто не послушал. Что ж, Гутман уже мертв, его сторонники рассеяны — хотя и совершают время от времени отдельные террористические акты. Но если бы люди прислушались к словам Брэдбери…

— А что ты хмуришься? — спросил Фермети. — Не хочешь в прошлое?

— Хочу, — задумчиво проговорил Тоццо. — Но это же страшная ответственность. Мы будем иметь дело не с обычными людьми — а с провидцами.

— Да, это истинная правда, — торжественно кивнул Фермети.

III

Двадцать четыре часа спустя Аарон Тоццо стоял перед зеркалом, одетый по моде середины двадцатого века, и думал: интересно, Андерсон клюнет на их удочку? А в драгу — полезет?

Костюм подобрали отлично — он выглядел стопроцентно достоверным. Тоццо даже приклеили обычную для того времени бороду по пояс длиной и длинные, с загнутыми кончиками усы, которые были так популярны в США в пятидесятые годы. На голове у него красовался парик — и какой!

Как известно, парики в то время стали безмерно популярны, и мужчины, и женщины носили огромные напудренные сооружения из искусственных волос очень ярких цветов: красные, зеленые, синие — и, конечно, очень прилично выглядевшие серые. Да, такие парики составляли одну из самых забавных особенностей моды двадцатого века.

Тоццо очень нравился его парик — ярко-красный, более того — аутентичный. Его сняли с выставки Лос-Анджелесского музея культурной истории, и куратор клятвенно заверил его, что парик мужской, а не женский. Подлинность экземпляра повышала их шансы проскочить незамеченными. Их, конечно, никто не сможет принять за людей из далекого будущего.

И все же Тоццо чувствовал легкое беспокойство.

Так или иначе, пора начинать действовать. Вперед, Аарон! Напарником в этом деле ему назначили Джилли. Они залезли в драгу, Тоццо уселся за пульт управления. Департамент Археологии выдал им подробную инструкцию по пользованию агрегатом. Сейчас она лежала перед ним, открытая на нужной странице. Джилли захлопнул люк, и Тоццо взял быка за рога (кстати, выражение, характерное для речи двадцатого века) и запустил драгу.

На пульте замигали огоньки. Они неслись назад в прошлое, в 1954 год, на конференцию провидцев в Сан-Франциско.

Рядом, погрузившись в словарь, сидел Джилли и пытался выучить характерные для двадцатого века обороты:

— «Приехали, миста…» — Тут Джилли растерянно откашлялся. — «Здесь был Килрой», — пробормотал он следом. — «Чево такова?», «Ты чо, давай сдавай», «Не танцы а скукотень»…

Он потряс головой.

— Что-то я ничего в этих выражениях не понимаю, — пожаловался он Тоццо. — «Валим отсюда»…

Тут загорелся красный свет — машина времени прибывала к пункту назначения. Через несколько мгновений рев турбин стих.

Они приземлились на тротуаре прямо перед входом в гостиницу «Сэр Фрэнсис Дрейк» в Сан-Франциско.

Мимо них плелись — пешком! Вы только подумайте — пешком! — люди в архаичной одежде. Ни одной монорельсовой дороги, только поверхностный транспорт. А какие пробки, подумал Тоццо. Автомобили и автобусы еле ползли, буквально бампер к бамперу. Постовой в синей униформе отчаянно махал рукой, подгоняя их, но Тоццо прекрасно видел: бесполезно, организация движения оставляет желать лучшего.

— Пора приступать ко второй фазе операции, — сказал Джилли.

Но он тоже стоял, вытаращившись на ползущие по дороге машины.

— Бог ты мой, — наконец сказал он. — Ты только посмотри на эти юбки у женщин — они же колени не прикрывают! И как женщины не умирают от венчикового вируса?

— Не знаю, — покачал головой Тоццо. — Зато точно знаю вот что: нам пора! Идем в гостиницу!

76
{"b":"558797","o":1}