ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Ночной полет»

Пол Андерсон

— Говорите, «Если» это напечатал? — спросил он Фермети.

— Да, — сдерживая волнение, ответил тот.

Андерсон печатал:

«То, как шли дела в корпорации «Дальний космос», весьма удручало Эдмонда Флетчера. Во-первых, пропал целый корабль — и хотя Эдмонд не знал никого из тех, кто находился на борту, он чувствовал себя ответственным за их исчезновение. И вот он намылился особым гормональным гелем…»

— Так, он, похоже, начал сначала, — язвительно заметил Фермети. — Ну что ж, при всем богатстве выбора альтернативы нет, так что придется вытерпеть и это. — И он задумчиво пробормотал: — Интересно, долго писать будет? И вообще с какой скоростью он работает? Все ж таки он провидец, должен видеть, что ждет нас в будущем. Возможно, если его подгонять, это пойдет на пользу…

Хм, мечтать, как говорится, не вредно…

— Как там насчет кофе? Зерна привезли уже? — поинтересовался Андерсон, вскидывая взгляд.

— Уже едут, — заверил его Фермети.

— Надеюсь, вы сумеете раздобыть колумбийский кофе, — важно кивнул Андерсон.

Зерна еще не приехали, а статья уже была написана.

Андерсон поднялся из-за стола и потянулся, чтобы размять усталые ноги и руки. И сказал:

— В общем, держите. Формула восстановления массы указана на двадцатой странице рукописи.

Фермети принялся лихорадочно перелистывать страницы. Вот и двадцатая! Тоццо прочитал нужный абзац через плечо начальника:

«Если корабль пойдет по траектории, которая приведет его в орбиту Проксимы, корабль восстановит свою массу путем поглощения солнечной энергии звезды, которая подобна огромной пылающей печи. Да, именно Проксима станет ключом к решению проблемы Торелли. Именно теперь, спустя столько лет, она наконец решена. Эта простая формула наконец-то сложилась у него в уме».

А вот и формула, понял Тоццо. В статье сказано: масса восстановится путем поглощения солнечной энергии и преобразования ее в материю. Таков базовый закон вселенной. Оказывается, ответ лежал на поверхности! Все это время! Как они могли не видеть!

Что ж, долгий путь к решению проблемы наконец завершился.

— А теперь, — сказал Пол Андерсон, — я могу наконец-то вернуться в свое время?

Фермети ответил просто и ясно:

— Да.

— Погодите, — вдруг сказал Тоццо. — Вы кое о чем забыли!

«Кое-что» — это раздел в инструкции к машине времени. Он отвел Фермети в сторону — чтобы Андерсон не услышал.

— Мы не можем отправить его обратно с такими знаниями.

— Какими еще знаниями? — удивился Фермети.

— Ну… в общем, я точно не знаю. Но к примеру, он многое узнал о нынешнем общественном устройстве. На самом деле я вот что хочу сказать: первое правило перемещения во времени, согласно инструкции, — не менять прошлое. А в данной ситуации мы изменили прошлое — мы же перенесли Андерсона сюда, а он ходил и разговаривал с людьми!

Фермети задумался.

— А ведь ты прав… А вдруг он в той сувенирной лавке прихватил что-нибудь с собой, а теперь привезет эту штуку в прошлое, и она произведет революцию в их технологических разработках?

— Или, что еще хуже, прихватил что-то со стойки с журналами в космопорту, — покивал Тоццо. — Или по дороге в космопорт. А кроме того — он теперь знает, что он и его коллеги провидцы!

— Да, ты прав, тут не может быть никаких сомнений, — торжественно сказал Фермети. — Нужно стереть его воспоминания об этом путешествии.

И он развернулся и медленно подошел к Полу Андерсону.

— Видите ли, — сообщил он. — Мне очень жаль, но мы обязаны стереть вашу память об этом эпизоде.

Андерсон помолчал, а потом ответил:

— Жаль. Действительно жаль. — Он выглядел весьма подавленным. — Но я не удивлен, — пробормотал он. Похоже, он решил отнестись к делу философски. — Обычно именно так и поступают.

Тоццо спросил:

— А где можно провести эту операцию?

— В Департаменте Пенологии, — ответил Фермети. — Обратимся к тем же людям, что поставляли нам заключенных.

И он навел на Андерсона пистолет со снотворным:

— Следуйте за нами. Мне искренне жаль… но другого выхода нет.

VI

В Департаменте Пенологии путем безболезненного электрошокового вмешательства из мозга Пола Андерсона убрали клетки, ответственные за хранение недавних воспоминаний. Затем его — еще не совсем очнувшегося от наркоза — отвезли к машине времени. А уже через мгновение он направлялся обратно в 1954 год, в свое время и в привычный социум. Прямиком в гостинцу «Сэр Фрэнсис Дрейк» в деловом центре Сан-Франциско, штат Калифорния, к любящей жене и ребенку.

Когда драга вернулась пустая, Тоццо, Джилли и Фермети вздохнули с облегчением и раскупорили бутылку столетнего шотландского виски — Фермети приберегал ее для особого случая. Миссия исполнена, теперь можно состредоточиться на Проекте.

— А где рукопись? — вдруг спросил Фермети, поставив стакан и беспокойно оглядывясь.

Рукопись нигде не обнаруживалась. Тоццо заметил, что и печатная машинка, древний «Ройял» из числа экспонатов «Смитсониана», — тоже пропала. Но почему?

И тут по спине пробежал зловещий холодок. Он все понял.

— Боже, — с трудом выговорил он.

И поставил стакан.

— Боже. Немедленно пошлите за экземпляром того журнала. Со статьей. Немедленно, я сказал!

Фермети встрепенулся:

— Что случилось, Аарон? Объяснись.

— Мы стерли память о происшедшем — и он не смог написать эту статью для журнала, — сказал Тоццо. — Видимо, «Ночной полет» основывался на полученном здесь опыте…

Он схватил экземпляр «Если» за август 1955 года и всмотрелся в строчки рубрики «Содержание».

Естественно, никакой статьи Пола Андерсона там не значилось. Вместо нее на 78-й странице красовалась вещь Филипа Дика под названием «По образу и подобию Янси».

Они все-таки изменили прошлое. А с таким трудом добытая для Проекта формула — исчезла. Изгладилась — полностью.

— Не надо было лезть к нему в голову, — хриплым голосом проговорил Тоццо. — Более того, даже из прошлого его не надо было притаскивать…

И он дрожащей рукой поднес к губам стакан со столетним виски.

— Кого притаскивать? — изумленно переспросил Джилли.

— Ты что, не помнишь? — не веря ушам своим, вытаращился на него Тоццо.

— А о чем вообще речь? — нетерпеливо поинтересовался Фермети. — И вообще что вы оба делаете в моем кабинете? А ну марш работать!

Тут он увидел открытую бутылку виски и побледнел:

— О боже… Когда я открыл ее?!

Тоццо дрожащими руками переворачивал страницу за страницей в журнале. Воспоминания быстро тускнели, и он изо всех сил пытался удержать их. Кого-то они перенесли сюда из прошлого. Провидца, кажется. Или не провидца? Но кого? Имя так и вертелось на языке, но почему-то не желало вспоминаться… Андерсон? Андертон? Что-то в этом роде… Да, и этот человек им понадобился для Проекта — из-за проблем с восстановлением массы во время межзвездных перелетов…

Или нет?..

Изумленный Тоццо потряс головой и ошалело пробормотал:

— Почему-то у меня в голове вертятся какие-то слова. «Ночной полет». Кто-нибудь может мне сказать, что они значат?

— Ночной полет, — задумчиво отозвался Фермети. — Нет, это словосочетание ничего мне не говорит… А ведь… хм… а хорошее название для Проекта, не находите?

— Да, — кивнул Джилли. — Собственно, отражает суть.

— Но разве мы не назвали Проект «Водяной паук»? — спросил Тоццо.

По крайней мере ему так казалось. Он поморгал, изо всех сил пытаясь сосредоточиться.

— По правде говоря, — заметил Фермети, — мы его еще никак не назвали.

И вдруг он сурово добавил:

— Но я согласен. «Водяной паук» звучит даже лучше. Да. Мне нравится.

Дверь кабинета открылась, и на пороге возник затянутый в форму посыльный со свертком в руке.

83
{"b":"558797","o":1}